В обществе
В обществе

В минувшую среду видный единоросс Андрей Исаев, отвечающий в Думе за законотворческую деятельность, во время «рабочей поездки» в Удмуртию рассказал о намерении Думы принять два законопроекта, судьбу которых еще некоторое время назад эксперты и комментаторы называли «туманной». Дескать, слишком уж от них попахивает дешевым популизмом и конъюнктурщиной. Предложения, содержащиеся в проектах законов, рожденных двумя другими единороссами (не такими видными, как Андрей Исаев) Сергеем Боярским (сын Д’Артаньяна) и Андреем Альшевских (сын железнодорожника), казались чересчур экзотическими и радикальными даже для нынешнего гуттаперчевого состава нижней палаты.

27 ИЮЛЯ 2017

Николай Сванидзе:  Мы видим очередной виток борьбы за то, чтобы все закрыли рот.

27 ИЮЛЯ 2017

МК: ...Соцсети должны будут осуществлять самоцензуру по жалобам пользователей на контент, при этом законопроекты не прописывают, каким образом должна будет проверяться достоверность этих жалоб.

27 ИЮЛЯ 2017

Дмитрий Гудков: Как и 80 лет назад, юриспруденцию теперь проходят на факультете ненужных вещей, и его депутаты точно не заканчивали...

25 ИЮЛЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Из России убегает «Сименс». Если выделить главную причину бегства германского концерна, то он бежит от путинской лжи. В прошлом году российский президент обещал Зигмару Габриэлю, который тогда служил министром экономики и энергетики ФРГ, что газовых турбин «Сименс» в Крыму не будет. Наврал, как обычно. Турбины немецкого концерна в Крыму обнаружились. Теперь «Сименс» бежит из России. Зато в России остается депутат Ирина Яровая, закон имени которой по минимальной оценке должен обойтись российской экономике в 33 млрд долларов. Но тут выяснилось, что это еще не все. Поскольку Яровой очень любопытно потискать ручками и поглядеть глазками на персональные данные не только граждан России, но и граждан ЕС, то в этой части ее желание вошло в противоречие с законодательством данного Союза. 

25 ИЮЛЯ 2017, АНТОН ОРЕХЪ

Один Литвиненко получил свою дозу полония и ушел в лучший из миров.  Другой Литвиненко получил свою дозу «ФосАгро». В результате разных коммерческих завихрений эта доза стала стоить почти 60 миллиардов рублей. Оп! А это уже целый миллиард долларов!

24 ИЮЛЯ 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

Южная Италия — это кошмар: это мафия, это бандитские группировки, которые выдоят ваш бизнес. И полиция не поможет. Северная Италия своими нравами более благоприятна для предпринимателя. Но и там, когда приходят налоговые инспекторы, первое, о чем заходит речь — откат. Потом они будут решать, глубоко ли копать. Сами итальянские бизнесмены признаются, что ищут любую возможность не заплатить налоги или социалку. Платят откаты при заключении договоров по госзаказам на ремонт дорог, мостов, сооружений. Очень похоже на нынешнюю Россию, не правда ли? В нескольких сотнях километров от Милана — Германия. Еще дальше Англия. И там, и там бизнесмены пунктуально платят налоги, даже если правительство сформировано не «их» партией. У них другая мораль, иное отношение к власти и закону. Каковы последствия таких различий? 

Я далёк от мысли подозревать тайную лабораторию Кремля в изготовлении дезорганизующих мемов. Вернее, подозревать не перестал, но в то же время совершенно не утверждаю, что уважаемые общественные фигуры оказались каким-то образом завербованы под их распространение. Между тем, очевидно, что мем «шоу не получилось» и мем «он не должен садиться за один стол с убийцей» (а ранее: «Навальный – это новый Сталин») имеют искусственное происхождение и искусственно же тиражируются то там, то сям.

Вопрос об эффективной защите информантов в России давно назрел — с учетом экономической неэффективности и уровня распространения коррупции. Ведь именно фигура информанта (узнавшего об имеющих место нарушениях, а потому могущего «запустить» процесс расследования или хотя бы заострить внимание общества на имевших место нарушениях) является тем рычагом, который может хотя бы немного оздоровить российскую экономическую жизнь. И в государственном, и в частном секторе.

21 ИЮЛЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Дебаты между Навальным и Гиркиным состоялись. И это хорошо. Прежде всего потому, что в забетонированном поле российской публичной политики любые дебаты — это благо. Даже такие. Чтобы говорить об итогах дебатов, надо понять, какие цели ставили перед собой их участники. Гиркин заявил, что идет на дебаты, чтобы доказать, что Навальный не настоящий националист и не настоящий патриот. Это декларированная цель. Наверное, была еще цель напомнить о себе. Забегая вперед, скажу, что этой цели Гиркин в какой-то степени добился. Навальный позволил ему вылезти из фашистского гетто, где он пребывал, и предъявить миру свои имперские человеконенавистнические взгляды.

 (1/545)  Вперед