Итоги года
26 сентября 2018 г.
Итоги года. Спецслужбы

ИТАР-ТАСС

Благодаря Эдварду Сноудену, беглому контрактору Агентства национальной безопасности (NSA), нашедшему приют в России, 2013 год запомнится разоблачениями киберслежки американских спецслужб за собственными гражданами, равно как и за гражданами дружественных европейских государств и совершенно невраждебных латиноамериканских.

Его информация, раскрывшая способы и масштаб электронного перехвата, заставила всех задуматься о тайне частной жизни и том, как бы нам не оказаться в дивном новом мире, где никто не сможет скрыть от властей ничего.

Для журналистов, правозащитников и обычных людей Сноуден стал героем, затмившим основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа. Но в России, к сожалению, разоблачения Сноудена привели в основном к отрицательным последствиям. Они предоставили российским властям карт-бланш врегулировании интернета и дали формальный повод для наезда на интернет-гиганты вроде Google и Facebook.

Минувшим летом, как только Сноуден обнародовал свои первые разоблачения об американской слежке в Сети, в России началось наступление на глобальные платформы под предлогом защиты персональных данных соотечественников. Инициативы, призванные поставить Google, Facebook и других под полный контроль российских спецслужб, в Госдуме продвигает депутат Сергей Железняк, а в Совете Федерации — сенатор Руслан Гаттаров.

Цель — заставить интернет-гиганты расположить свои серверы на территории России и только здесь хранить информацию российских пользователей. В этом случае вся информация, размещаемая нами в соцсетях, передаваемая через глобальные почтовые сервисы, мессенджеры или видеочаты, автоматически станет доступной для российской системы перехвата СОРМ. Доступ к ней имеет ФСБ, МВД и еще шесть спецслужб.

Система перехвата интернет-трафика и мобильной связи в нашей стране никому, кроме спецслужб, не подконтрольна. Хотя формально для перехвата информации граждан сотрудник спецслужбы должен получить разрешение суда, показывать он его никому, кроме вышестоящего офицера, не обязан. Система технически устроена так, что ни телекоммуникационный оператор, ни интернет-провайдер не могут знать о том, какую информацию и в каком количестве перехватывают спецслужбы, — все находится в руках офицера, который сидит на пульте управления и сам вбивает данные тех, кого надо прослушать.

Как пояснил всему миру Сноуден, именно для такого бесконтрольного доступа к коммуникациям NSA и потребовалось создать все хитроумные программы типа PRIZM, и именно за это NSA и приходится оправдываться сейчас. У нас же бесконтрольный доступ спецслужб к трафику был предусмотрен изначально, и это вполне устраивает наши спецслужбы.

Помимо этого, Сноуден усилил позиции России в борьбе за регулирование «глобального» Интернета. Дело в том, что Россию не устраивает исторически сложившаяся система, когда регулирование Сети находится в руках в основном американских организаций типа ICAAN и др. В конце 2012 года Россия хотела изменить статус-кво, попытавшись изменить правила через Международный союз электросвязи (ITU) и предложив сделать возможность цензурирования информации в Сети глобальной. Попытка провалилась, несмотря на то, что большинство стран мира ее поддержали, но не США, и не Европа, где, в общем-то, основные организации и расположены.

Однако благодаря информации Сноудена, что NSA перехватывало трафик граждан других стран, у России прибавилось по этому вопросу союзников. Например, идею подконтрольности глобальных сервисов властям поддерживают теперь в Германии. Ничего хорошего такие инициативы пользователям не несут: в целом создание искусственных границ приведет к так называемой балканизации интернета, которая разрушает изначально свободную структуру обмена информацией в сети и ограничивает возможности свободного доступа к информации.

Минувший год также прошел под черным знаком введения цензуры в Рунете: черный список запрещенных Роскомнадзором сайтов начал действовать в ноябре 2012 года и в прошлом году разросся до абсурдных размеров. Помимо информации о суициде, наркотиках и детского порно в Рунете блокировалось все подряд: добропорядочные сайты, соседствующие на одном IP с запрещенными, сервисы Yandex и YouTube в некоторых регионах, шутливые записи в Twitter. Более того, машина набирает скорость: разработчики новых законов грозят пополнить черные списки произведениями искусства, а накануне Нового года были приняты поправки депутата Андрея Лугового, больше известного по истории с отравлением Александра Литвиненко в Лондоне, которые вводят внесудебные блокировки сайтов за призывы к экстремизму и несанкционированным акциям.

Усиливающееся в последние годы вторжение в частную жизнь граждан впервые за много лет вызвало возмущение операторов связи. В ноябре«Вымпелком» раскритиковал систему легального перехвата телефонных разговоров и переписки (СОРМ). Компания направила в Минсвязи письмо с критикой проекта приказа ведомства, который устанавливает новые требования к системе перехвата интернет-трафика: по ним оператор должен хранить информацию всех пользователей 12 часов.

Растущие аппетиты ФСБ в области прослушки не являются новостью, о чем свидетельствует двукратный рост перехвата телефонных переговоров и электронной почты за последние шесть лет: c 265 937 в 2007 году до 539 864 в 2012-м. Но многие годы все это не вызывало ропота у отрасли. Поэтому возмущение «Вымпелкома» тем, что проект приказа противоречит Конституции, которая охраняет право граждан на тайну переписки, выглядит воодушевляюще.

Дело в том, что наступление на тайну частной жизни в интернете идет в последнее время так быстро, что это испугало даже бизнес. Помимо спецслужб и правоохранительных органов на этом поле появились новые игроки. Центробанк в 2013 году успел оштрафовать два крупнейших почтовых сервиса — Rambler.ru и Mail.ru — за отказ предоставить данные переписки пользователей без решения суда. А недавно ведомство подготовило поправки в закон об инсайде, который должен предоставить Центробанку доступ к телефонным разговорам и переписке потенциально недобросовестных участников рынка.

Полигоном, где государство решило применить все имеющиеся в его распоряжении технологии слежки, стали приближающиеся Олимпийские игры в Сочи. Там власти воплотили комплексный подход, объединив продвинутые технологии в области перехвата информации и наружного наблюдения с административными мерами контроля, опробованными еще во время Олимпиады-80.

Как мы уже писали в своем расследовании, СОРМ в Сочи был существенно усилен и местные провайдеры были заняты тем, что закупали аппаратуру, рекомендованную ФСБ, чтобы удовлетворить потребности государства в прослушке всех, включая спортсменов и болельщиков. На сетях мобильной связи в регионе «Ростелеком» также установил аппаратуру DPI (технология глубокого чтения пакетов), которая позволяет не только отслеживать весь трафик, но и фильтровать его, отыскивая нужную информацию по ключевым словам. DPI к тому же помогает при необходимости эффективно идентифицировать пользователей.

Но и этого показалось недостаточно, и в ноябре появилось постановление правительства, которое предусматривает сбор метаданных со всех видов связи спортсменов, журналистов и даже самих членов Оргкомитета и создание базы данных. Туда попадут имена-фамилии абонентов и сведения о том, кто, кому и когда звонил, вся информация будет хранится три года и доступ к ней будет иметь ФСБ.

Для главной спецслужбы страны этот год вообще оказался очень успешным. ФСБ в очередной раз расширила свои полномочия: на этот раз спецслужбе разрешили вести слежку и прослушку для защиты от угроз информационной безопасности. При том что у нас понятие информационной угрозы трактуется очень широко и включает угрозы духовной жизни граждан и духовному возрождению России, это серьезно облегчает процедуру перехвата трафика граждан. В 2013 году ФСБ стала главным киберведомством страны: в январе указом президента ей поручилисоздание системы обнаружения и ликвидации последствий компьютерных атак на отечественные информационные ресурсы.

В такой ситуации вполне объясним шокирующий захват со стрельбой судна активистов «Гринписа». ФСБ пояснила, что действовала в«защиту интересов Российской Федерации в арктическом регионе», а для этого любые средства хороши.

ФСБ продолжает для президента оставаться спецслужбой, которую нельзя подвергать критике. За теракты в Волгограде накануне Нового года, унесшие десятки жизней, никто из высшего руководства ФСБ не был наказан, точно так же, как не было ни одной серьезной отставки после захвата заложников в театральном центре на Дубровке и трагедии в Беслане. Хотя видео Павла Печенкина, подорвавшегося на вокзале, где он ясно заявляет о своем намерении совершить нечто подобное, с марта 2012 года находилось с открытом доступе в Сети, это не помогло предотвратить теракт. Спецслужбы знали, что он влился в ряды дагестанского «подполья» и собирается совершить теракт, но ничего не смогли сделать. Накануне Олимпийских игр в Сочи это выглядит особенно тревожно.



Фото JIM LO SCALZO / EPA / ИТАР-ТАСС













  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.