Путин и общество
16 января 2021 г.
Правозащитникам предлагают создать этический кодекс
17 ЯНВАРЯ 2014, ЛЕВ ПОНОМАРЕВ

Российских начальников, очевидно, не на шутку испугало то, что вчерашние политзаключенные — Михаил Ходорковский, Надежда Толоконникова, Мария Алехина — заявили о намерении посвятить себя правозащитной деятельности. И вот уже некто Владимир Осечкин, руководитель рабочей группы Госдумы по развитию общественного контроля и защите прав граждан в местах принудительного содержания, эксперт рабочей группы по содействию ОНК в Совете при президенте по правам человека, предложил членам СПЧ и Общественной палаты собрать в феврале заседание по вопросу создания этического кодекса правозащитника. В интервью «Известиям» Осечкин не скрывает, что его целью является попытка отделить «правильных» правозащитников от тех, кто, о ужас, занимается политической деятельностью, то есть рискует прямо критиковать российские власти.

ИТАР-ТАСС

Надо понимать, что просто правозащитники всегда существуют рядом с так называемыми государственными правозащитниками. Это было и в советское время. Диверсификация довольно проста — и сами правозащитники, и население всегда понимают, кто есть кто. Есть правозащитники, которые противостоят власти в тех случаях, когда она нарушает права человека в стране, а есть так называемые ГОНГО. Эта аббревиатура и по-русски, и по-английски расшифровывается одинаково: «Государством образованные негосударственные общественные организации (Government Organized non-Government Organization)». Понятное дело, что эти ГОНГО наезжают на настоящих правозащитников и предложение Осечкина есть не что иное, как очередной такой наезд.

С 2000-х годов ГОНГО стало больше и они заняли более агрессивную позицию. Их можно сравнить с советскими профсоюзами. Профсоюзы в СССР, здесь не надо никого убеждать, никогда не защищали права трудящихся. Они были приводными ремнями власти, «школами коммунизма». Тем более что и сами трудящиеся качать права не собирались. Но при этом профсоюзы раздавали, например, социальные путёвки. Полезное дело, чего с ними особенно воевать? ГОНГО тоже иногда делают полезные дела, тот же Осечкин делает кое-что полезное.

Нормальным правозащитникам, тем, кто борется с властью не как политик, а в случае нарушения прав человека, кто идёт на передовые рубежи, никакие внешние моральные кодексы не нужны. Мы знаем всех внутри нашей среды, да и те люди, которые к нам обращаются, думаю, тоже понимают, к кому и зачем нужно идти.

Вообще правозащитная деятельность — это призвание. Человек вынужден закрывать глаза на свои проблемы, семейные или какие-то ещё, чтобы защищать других людей. Правозащитником человек должен родиться. Я наблюдаю за большим числом правозащитников по всей стране, они к нам приезжают из сёл, из маленьких городов, иногда совсем необразованные люди, но в них есть тяга к этому делу. У меня, например, есть знакомый правозащитник — бывший боксёр. Иногда мне кажется, что это отчасти даже русская черта. Такие немного юродивые, готовые бороться за правду несмотря ни на что. Мы им помогаем, обучаем, воспитываем. Некоторые российские правозащитники выступают в судах и выигрывают их, даже не имея юридического образования. Многие обнаруживают в себе такие качества, защищая себя, а потом к ним обращаются люди и они начинают защищать других. Конечно, когда меняется среда, меняются и правозащитники.

Особенно нелепо выглядит, когда подобная инициатива исходит из Государственной думы и Общественной палаты. Здесь всё понятно, по-моему, и не надо никому объяснять, какие правозащитники в первую очередь с ними сотрудничают. Безусловно, когда мне нужно защищать человека, я обращаюсь в Общественную палату, но настоящие правозащитники туда идти отказались, не стали баллотироваться просто потому, что палата создавалась Кремлём. Мы взаимодействуем с Общественной палатой, но не сотрудничаем с ней.

Безусловно, кодекс может создать правозащитникам дополнительные трудности, но на нас и так регулярно наезжают. У нас были проблемы с законом об «иностранных агентах», будут и другие, власть постоянно ищет возможности создать нам новые трудности. Но, мне кажется, волноваться не стоит. Если уж от «иностранных агентов» удается отбиваться, то и от этого как-нибудь отобьёмся.

Фотография ИТАР-ТАСС













  • Николай Сванидзе: Не исключаю, что закон будет и дальше ужесточаться и криминализироваться.

  • "Коммерсант": В «агенты» могут быть зачислены уже десятки тысяч граждан России.

  • Abbas Gallyamov: Текст... закона об иноагентах содержит требование самобичевания...  Человек... должен САМ догадаться, что он под них подпадает, а затем самостоятельно пойти в Минюст и там... зарегистрироваться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Иноагенты России — соединяйтесь!
29 ДЕКАБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Российская власть яростно желает оповестить подведомственный народ о том, что шутки кончились и предстоят репрессии. Не дождавшись, когда президент подпишет вышедший из бешеного принтера пакет всезапрещающих законов, Министерство юстиции открыло список физических лиц — иностранных агентов. В дело пошла старая редакция закона, которая очень странным образом предлагает считать живого человека во плоти и крови средством массовой информации. Этот закон предполагал, что иностранным агентом может быть объявлен индивидуум, распространяющий информацию, созданную СМИ-иноагентами и получающий денежные средства из-за границы.
Прямая речь
29 ДЕКАБРЯ 2020
Николай Сванидзе: Не исключаю, что закон будет и дальше ужесточаться и криминализироваться.
В СМИ
29 ДЕКАБРЯ 2020
"Коммерсант": В «агенты» могут быть зачислены уже десятки тысяч граждан России.
В блогах
29 ДЕКАБРЯ 2020
Abbas Gallyamov: Текст... закона об иноагентах содержит требование самобичевания...  Человек... должен САМ догадаться, что он под них подпадает, а затем самостоятельно пойти в Минюст и там... зарегистрироваться.
269 минут вселенского срама
18 ДЕКАБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Очередная, 16-я по счету, так называемая большая пресс-конференция Путина длилась 4 часа 29 минут. Вопросов было 68, и среди них не было ни одного, который можно было бы назвать правильно сформулированным, то есть настоящим журналистским вопросом. В целом получилось неплохое селфи российского медиапространства, чему способствовала даже география этого спецмероприятия. До путинского тела в Ново-Огарево допустили десяток избранных холуев из кремлевского пула, основную массу столичной прессы под присмотром Пескова согнали в Центр международной торговли, региональную прессу собрали в крупных городах...
Прямая речь
18 ДЕКАБРЯ 2020
Андрей Колесников: Ответ о Навальном по сути — указание на то, что с оппозиционером можно обходиться как со шпионом, если это потребуется правоохранительным структурам.
В СМИ
18 ДЕКАБРЯ 2020
"Эхо Москвы": Владимир Путин добавил, что Навальный сейчас пытается с помощью своих заявлений встать на один политический уровень с президентом.
В блогах
18 ДЕКАБРЯ 2020
Екатерина Пташкина: А можно, президент моей страны не будет хвастаться тем, что может убить кого хочет, пожалуйста?
Похороны профессии? Предисловие к позорищу
17 ДЕКАБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Я не согласен с предположением некоторых коллег, что Дмитрий Песков отменил свои брифинги из-за растерянности от оглашения подробного расследования отравления Алексея Навального. У президентского толмача, этого истинного профессионала божьей росы, есть патентованный ответ на любой неприятный вопрос: во-первых, «все вы врети», во-вторых, «это-запланированная провокация БНД, МИ-6 и ЦРУ» (как вариант: «это все придумал Черчилль в восемнадцатом году»). Но на сей раз пресс-секретарю правда потребовалось много времени. Шутка ли сказать, несколько месяцев работал он над сценарием «пресс-конференции», согласно которому 60-70 балбесов должны были с заранее отцензурированными шутками-прибаутками...
Прямая речь
17 ДЕКАБРЯ 2020
Леонид Гозман: Если такой вопрос не дадут задать, то единственным комментарием к этой пресс-конференции останется то, что на ней не дали задать вопрос о Навальном...