Путин и общество
17 января 2020 г.
Правозащитникам предлагают создать этический кодекс
17 ЯНВАРЯ 2014, ЛЕВ ПОНОМАРЕВ

Российских начальников, очевидно, не на шутку испугало то, что вчерашние политзаключенные — Михаил Ходорковский, Надежда Толоконникова, Мария Алехина — заявили о намерении посвятить себя правозащитной деятельности. И вот уже некто Владимир Осечкин, руководитель рабочей группы Госдумы по развитию общественного контроля и защите прав граждан в местах принудительного содержания, эксперт рабочей группы по содействию ОНК в Совете при президенте по правам человека, предложил членам СПЧ и Общественной палаты собрать в феврале заседание по вопросу создания этического кодекса правозащитника. В интервью «Известиям» Осечкин не скрывает, что его целью является попытка отделить «правильных» правозащитников от тех, кто, о ужас, занимается политической деятельностью, то есть рискует прямо критиковать российские власти.

ИТАР-ТАСС

Надо понимать, что просто правозащитники всегда существуют рядом с так называемыми государственными правозащитниками. Это было и в советское время. Диверсификация довольно проста — и сами правозащитники, и население всегда понимают, кто есть кто. Есть правозащитники, которые противостоят власти в тех случаях, когда она нарушает права человека в стране, а есть так называемые ГОНГО. Эта аббревиатура и по-русски, и по-английски расшифровывается одинаково: «Государством образованные негосударственные общественные организации (Government Organized non-Government Organization)». Понятное дело, что эти ГОНГО наезжают на настоящих правозащитников и предложение Осечкина есть не что иное, как очередной такой наезд.

С 2000-х годов ГОНГО стало больше и они заняли более агрессивную позицию. Их можно сравнить с советскими профсоюзами. Профсоюзы в СССР, здесь не надо никого убеждать, никогда не защищали права трудящихся. Они были приводными ремнями власти, «школами коммунизма». Тем более что и сами трудящиеся качать права не собирались. Но при этом профсоюзы раздавали, например, социальные путёвки. Полезное дело, чего с ними особенно воевать? ГОНГО тоже иногда делают полезные дела, тот же Осечкин делает кое-что полезное.

Нормальным правозащитникам, тем, кто борется с властью не как политик, а в случае нарушения прав человека, кто идёт на передовые рубежи, никакие внешние моральные кодексы не нужны. Мы знаем всех внутри нашей среды, да и те люди, которые к нам обращаются, думаю, тоже понимают, к кому и зачем нужно идти.

Вообще правозащитная деятельность — это призвание. Человек вынужден закрывать глаза на свои проблемы, семейные или какие-то ещё, чтобы защищать других людей. Правозащитником человек должен родиться. Я наблюдаю за большим числом правозащитников по всей стране, они к нам приезжают из сёл, из маленьких городов, иногда совсем необразованные люди, но в них есть тяга к этому делу. У меня, например, есть знакомый правозащитник — бывший боксёр. Иногда мне кажется, что это отчасти даже русская черта. Такие немного юродивые, готовые бороться за правду несмотря ни на что. Мы им помогаем, обучаем, воспитываем. Некоторые российские правозащитники выступают в судах и выигрывают их, даже не имея юридического образования. Многие обнаруживают в себе такие качества, защищая себя, а потом к ним обращаются люди и они начинают защищать других. Конечно, когда меняется среда, меняются и правозащитники.

Особенно нелепо выглядит, когда подобная инициатива исходит из Государственной думы и Общественной палаты. Здесь всё понятно, по-моему, и не надо никому объяснять, какие правозащитники в первую очередь с ними сотрудничают. Безусловно, когда мне нужно защищать человека, я обращаюсь в Общественную палату, но настоящие правозащитники туда идти отказались, не стали баллотироваться просто потому, что палата создавалась Кремлём. Мы взаимодействуем с Общественной палатой, но не сотрудничаем с ней.

Безусловно, кодекс может создать правозащитникам дополнительные трудности, но на нас и так регулярно наезжают. У нас были проблемы с законом об «иностранных агентах», будут и другие, власть постоянно ищет возможности создать нам новые трудности. Но, мне кажется, волноваться не стоит. Если уж от «иностранных агентов» удается отбиваться, то и от этого как-нибудь отобьёмся.

Фотография ИТАР-ТАСС













  • Андрей Колесников: Единственная серьёзная, не имитационная интрига – какой статус придадут Госсовету? Если он будет адаптирован под Путина, то вопрос, как он вписывается в ветви власти...

  • "Эхо Москвы": Всероссийское голосование по поправкам в Конституцию может пройти до начала мая. Как утверждает источник агентства ТАСС в Совете Федерации, сейчас разрабатывается порядок процедуры.

  • Ирина Яценко: Вотум недоверия президенту и его правительству. Требование отставки президента и правительства, досрочные перевыборы президента...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Путин превратился в пифию, срочно нужен жрец-толкователь
17 ЯНВАРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда гром аплодисментов, сотрясавших здание Манежа во время послания Путина, немного стих, вдруг выяснилось, что многое из того, что он говорил, разные люди понимают прямо противоположным образом. А уж то, что он сказал по поводу «конституционной реформы», вообще требует специальной должности толкователя. Например, предложенные им поправки к Конституции Путин собирается поставить на «народное голосование». Многие, в том числе к стыду своему и я, решили, что речь идет о референдуме. Просто потому, что «народное голосование» в переводе на юридический язык — это и есть референдум, или всенародный опрос.
Прямая речь
17 ЯНВАРЯ 2020
Андрей Колесников: Единственная серьёзная, не имитационная интрига – какой статус придадут Госсовету? Если он будет адаптирован под Путина, то вопрос, как он вписывается в ветви власти...
В СМИ
17 ЯНВАРЯ 2020
"Эхо Москвы": Всероссийское голосование по поправкам в Конституцию может пройти до начала мая. Как утверждает источник агентства ТАСС в Совете Федерации, сейчас разрабатывается порядок процедуры.
В блогах
17 ЯНВАРЯ 2020
Ирина Яценко: Вотум недоверия президенту и его правительству. Требование отставки президента и правительства, досрочные перевыборы президента...
Путин в тебе и во мне
15 ЯНВАРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Действо, которое официально называется «послание президента РФ Федеральному собранию», на 21-м году пребывания Путина у власти превратилось в ритуальный обряд поклонения сакральной фигуре главного источника всех благ. Укрыться от приобщения к этому обряду на территории РФ можно было только дома, предусмотрительно выключив телевизор и на всякий случай плотно зашторив окна, поскольку на стене соседнего дома вполне мог быть организован экран, транслирующий послание Путина. Беспрецедентная «информационная поддержка» президентского послания включала в себя трансляцию послания в аэропортах, барах, кафе...
Прямая речь
15 ЯНВАРЯ 2020
Дмитрий Орешкин: То, что Медведев подал в отставку, – знак того, что он не согласен играть в эту игру ещё раз и не хочет снова идти «потешным президентом» при премьере Путине. 
В СМИ
15 ЯНВАРЯ 2020
"Медуза": ЦИК готов организовать всенародное голосование по пакету поправок в Конституцию, «в любой момент после того, как предложения будут окончательно сформированы»...
В блогах
15 ЯНВАРЯ 2020
Леонид Гозман: Что бы завтра ни сказал Путин, знайте, что пока он у власти будет только хуже. Измения - к лучшему или к худшему - начнутся лишь после его ухода. С ним же - только вниз.  
У прав человека теперь есть недвижимость
11 ДЕКАБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В России 10 декабря в Международный день прав человека наблюдался грандиозный бум этих самых прав. Фактически правозащитная аномалия.  Во-первых, столичный мэр Собянин открыл по адресу Смоленский бульвар, д. 19, стр. 2, Дом прав человека. То есть у прав человека в Москве теперь есть целый дом. Во-вторых, Путин в тот же день провел заседание Совета по правам человека (СПЧ) и сделал там несколько важных заявлений. Отвечая на вопрос о том, зачем уничтожают движение «За права человека» Льва Пономарева, Путин сначала прикинулся, что не знает, кто такой Лев Пономарев, а потом предъявил целое досье на правозащитника. 
Прямая речь
11 ДЕКАБРЯ 2019
Леонид Гозман: Власти создали сами для себя совершенно непротиворечивую картину мира, в которую стали верить. И в ней все их противники выступают как противники Добра и Света.