Цензура
06 июня 2020 г.
Госдума готовит еще один акт произвола
19 ФЕВРАЛЯ 2014, СЕРГЕЙ ПАРХОМЕНКО

Депутаты Госдумы намерены внести поправки в закон о СМИ, которые заставят блогеров регистрироваться в качестве средства массовой информации. Правила распространятся на тех, чья аудитория свыше 10 тысяч пользователей. В случае если посещаемость превысит установленный «порог», блогер обязан будет получить журналистскую аккредитацию и продолжить публичную деятельность в рамках закона о СМИ — публиковать только проверенную информацию и нести ответственность за материалы, размещённые в блоге. Первый заместитель председателя комитета Госдумы по информационным технологиям Вадим Деньгин, подтвердивший, что подобные разработки ведутся, считает, что популярные блогеры являются «личностями федерального масштаба», поэтому должны работать «в рамках правового поля».

Михаил Златковский

Поправки
ставят совершенно нереализуемые задачи, прежде всего потому, что у нас не существует никаких лицензий на занятие журналистской деятельностью. Если бы эта деятельность была лицензируема, если бы была возможность обеспечить ситуацию, когда человек, не имеющий соответствующей регистрации, не занимается этой деятельностью, тогда другое дело. Можно лицензировать, например, врачей-гинекологов. Потому что у них должно быть соответствующее помещение, оборудование и так далее, они должны вывешивать рекламу, что открыли гинекологический кабинет. Или можно лицензировать адвокатов, потому что они потом должны будут предъявлять свои полномочия суду, и без лицензии судья их не примет. А каким образом лицензировать говорящего или пишущего человека? На сегодняшний день написание текстов в Интернете технически не намного сложнее, чем простое произнесение слов на улице. Но нельзя же лицензировать людей на разговор на улице? Вышел, и разговариваешь. Точно так же это происходит и в Интернете. И что нужно выдавать блогерам-десятитысячникам? Разрешение? А если его нет, тогда что? Блогеру запретят писать в Интернете? До тех пор, пока он имеет доступ к Сети, и другие люди имеют к ней доступ, лицензировать эту деятельность невозможно.

Второе — что такое блогер-десятитысячник? Это блогер, текст которого пришло почитать столько людей? Какой текст — какой-то отдельный, который ему случилось написать, или его ежедневно читает столько народу? Или в среднем в год? Или как-то ещё? Не говоря уже о том, что десять тысяч кого? Уникальных посетителей, простых посетителей, десять тысяч кликов, френдов, подписчиков? Это совершеннейшие сапоги всмятку, текст, написанный людьми, которые не понимают, как это функционирует. Они просто никогда ни с чем подобным сами не сталкивались и совершенно не знают, как это устроено, и таким образом своё незнание демонстрируют.

Но, между тем, мы же все прекрасно понимаем, что сегодняшняя российская Государственная дума может принять любой текст и на основании этого любого текста к любому кругу лиц могут быть применены любые меры. Может, например, и такой. Закон будет нереализуем, он будет неприменим, он будет неопределяем с точки зрения круга людей, к которым имеет отношение, с точки зрения реальных нарушений, которые совершаются или не совершаются, и с точки зрения проверки и выявления этих нарушений. Что, однако, не помешает суду судить людей и подвергать их произвольным наказаниям на основании этого закона.

Речь идёт, таким образом, о подготовке к ещё одному акту произвола.

Если говорить о пользе от этого закона для самих блогеров, то мне не известно ни о каких «привилегиях», которыми располагают журналисты по сравнению с остальными людьми. Если происходит какое-то мероприятие, на которое открыта аккредитация, тогда, да, можно туда придти и предъявить удостоверение, сказать, что ты — корреспондент зарегистрированного СМИ и получить аккредитацию. На основании которой произойдёт что? Вас пустят на мероприятие? В таком случае речь идёт, скорее всего, о мероприятии, носящем государственный характер. Потому что живой человек, который что-либо организует — пресс-конференцию, презентацию своего товара, премьеру своего спектакля или выставку — совершенно необязательно аккредитует туда журналистов «со справками». Ему нужно приглашать туда как можно более широкий круг лиц, чтобы о событии узнало как можно больше разных людей. Так что такие аккредитации будут действовать только в государственных, «режимных» учреждениях или в случае каких-то специфических событий. Например, на месте пожара, которое оцеплено полицией, или на месте преступления. Войти за оцепление, наверное, может только аккредитованный журналист.

В любом случае, те преимущества, которые получает журналист, настолько ничтожны по сравнению со способами давлениями на него, которые сегодня имеются и множатся день ото дня, что бороться за них никто не будет. Сейчас скорее опасно иметь зарегистрированное СМИ, потому что оно более уязвимо. Можно высылать предупреждения, проверять его, устанавливать соотношения рекламной и нерекламной информации. В общем, над ним можно совершать множество разных операций. А если это просто блог, то вы ограничены только параграфами Конституции РФ, Уголовного кодекса, Гражданского кодекса и так далее. Вообще Конституции и действующих кодексов совершенно достаточно для того, чтобы регулировать любой вид деятельности, и уж точно такой вид деятельности, как публичные выступления. Человек не должен нарушать правила, установленные в Уголовном кодексе. Он не должен нарушать правила, установленные в Кодексе об административных правонарушениях. Там всё исчерпывающе описано, и этого вполне достаточно. Не требуется никаких специальных уздечек и упряжей.



Графика Михаила Златковского / Zlatkovsky.ru














  • Дмитрий Орешкин: Алексей Анатольевич постепенно из лидера буржуазного протеста деградирует в лидера пролетарского протеста. А для этого у него нет никаких ресурсов.

  • "Эхо Москвы": Сотрудники «Ведомостей» опубликовали колонку с критикой политики исполняющего обязанности главного редактора Андрея Шмарова. 

  • татьяна долматова: В очередной, "стопятисотый" раз "творческая элита" "теряет" Навального.

    Помню, как всей шоблой они его "теряли" в 2013 году на мэрской кампании. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Гельман предрек Навальному политическую смерть
24 АПРЕЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг Александр Гольц на страницах «ЕЖа» на примере скандала с газетой «Ведомости» вполне подробно и убедительно описал нам новый этап в борьбе со свободой слова в любезном отечестве. И я согласен с каждым тезисом, и к этому разговору мне добавить решительно нечего. Но… Надо сказать, я немало удивился, когда прочел зажигательный и гиперэмоциональный текст Алексея Навального, посвященный бывшему (или еще не бывшему?) владельцу «Ведомостей» Демьяну Кудрявцеву. А потом я прочел текст Марата Гельмана, посвященный тексту Алексея Навального о Демьяне Кудрявцеве, и тоже удивился. Но уже не так сильно.
Прямая речь
24 АПРЕЛЯ 2020
Дмитрий Орешкин: Алексей Анатольевич постепенно из лидера буржуазного протеста деградирует в лидера пролетарского протеста. А для этого у него нет никаких ресурсов.
В СМИ
24 АПРЕЛЯ 2020
"Эхо Москвы": Сотрудники «Ведомостей» опубликовали колонку с критикой политики исполняющего обязанности главного редактора Андрея Шмарова. 
В блогах
24 АПРЕЛЯ 2020
татьяна долматова: В очередной, "стопятисотый" раз "творческая элита" "теряет" Навального. Помню, как всей шоблой они его "теряли" в 2013 году на мэрской кампании. 
Война с зеркалами
23 АПРЕЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Клоун, назначенный исполнять обязанности главного редактора «Ведомостей», отдал устный приказ сотрудникам не ссылаться на опросы Левада-Центра и не публиковать больше критики по поводу обнуления президентских сроков. При этом он предельно честно сообщил, что таково указание, поступившее ему из Администрации президента. Лидер отечественной оппозиции Алексей Навальный немедленно обвинил бывшего владельца «Ведомостей» Демьяна Кудрявцева в том, что он коварно продал газету не тем людям и предал тем самым высокие идеалы. Навальному тут же ответил Марат Гельман, который стал сетовать, что тот не объединяет демократически настроенных людей, а создает свою персональную секту.
Прямая речь
23 АПРЕЛЯ 2020
Андрей Колесников: Они в панике. Они не понимают... как управлять теми социальными слоями, которые до пандемии считались лояльными власти. Леонид Гозман: Хотя эти читатели и немногочисленны, они влиятельны.
В СМИ
23 АПРЕЛЯ 2020
"Медиазона": Новый главред «Ведомостей» запретил критиковать поправки в Конституцию и ссылаться на опросы «Левада‑центра».
В блогах
23 АПРЕЛЯ 2020
Julia Bushueva: Сам факт разрушения репутации "Ведомостей" убивает. Так долго создавать эту репутацию, драться за нее, и даже местами страдать. А тут приходит некто вытирает о самое ценное... свои говнотопы.
Прямая речь
25 МАРТА 2020
Леонид Гозман: ...закроет ли он «Эхо Москвы» или нет? Это всё-таки главный бриллиант в короне «Газпром-медиа». И если не закроет, то можно предположить две вещи. 
Зачем меняют девочек в медийном борделе?
25 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На фоне «идеального шторма» — нарастающей пандемии и обвала экономики — сравнительно незаметно произошли серьезные кадровые перемены в сфере медиа, которые в иное время были бы в центре общественного внимания. Александр Жаров перешел из Роскомнадзора в руководство «Газпром-медиа». Ему на смену пришел Андрей Липов, служивший до этого начальником управления АП по развитию информационно-коммуникационных технологий. Один из наиболее ярких фактов в биографии Андрея Юрьевича – кураторство закона о «суверенном интернете», подписанном Путиным 1.05.2019. Так что цензурное ведомство по-прежнему в надежных руках.