Цензура
22 апреля 2018 г.
Утренний кофе для Рунета
23 СЕНТЯБРЯ 2014, АНДРЕЙ СОЛДАТОВ

ИТАР-ТАСС


После того, как газета «Ведомости» сообщила, что Владимир Путин собирается обсуждать на заседании Совбеза варианты отключения России от Интернета, все задаются вопросом, насколько это возможно технически. В способностях Кремля принять соответствующее политическое решение никто уже не сомневается (на заседании в понедельник, правда, этот вопрос не обсуждался, и вроде бы перенесен на среду). Короткий ответ – да, технически отрубить Рунет от Интернета возможно.

Для этого совсем необязательно рубить магистральные каналы связи – у России не так уж много точек международного обмена Интернет-трафиком (Internet exchange points) для такой большой территории – их всего четырнадцать. Для сравнения, во Франции их пятнадцать, а в США – 85. Поэтому вовсе необязательно приходить к каждому Интернет-провайдеру, достаточно нанести визит в эти четырнадцать точек, большинство из которых, к слову, принадлежат крупным операторам, и так лояльным государству.

Однако понятно, что такой метод подходит только для кратковременной изоляции. По-настоящему «суверенный Интернет» на этом сделать невозможно, поскольку, кроме всего прочего, Интернет в России работает на оборудовании, которое в стране не производят.

Больше 20 лет назад, в 1991 году, было принято судьбоносное решение для российского рынка телекоммуникаций, а потом и Интернета. Тогдашний министр связи Владимир Булгак решил, что новой России требуется быстрое развитие связи, и такие темпы реформ невозможно выдержать, инвестируя в отечественное оборудование, которое к тому времени отставало от зарубежного минимум на 25 лет. Булгак решил закупать иностранное оборудование. В результате в течение трех лет он увеличил число международных линий связи с 2 до 60 с лишним тысяч, все станции получили современное телекоммуникационное оборудование, что включает и пункты обмена трафиком, на которых сегодня стоит оборудование CISCO, то есть американской компании.

Такое развитие рынка привело к тому, что сегодня от зависимости от иностранного оборудования избавиться нельзя, как бы этого ни хотелось в Кремле. Есть только одна опция – выбор, от оборудования какой именно страны Россия хочет быть зависима. Варианта на сегодня два – или западное оборудование (американское, канадское и европейское, частично израильское), или оборудование, произведенное в Китае. Если речь идет о Китае, то есть две корпорации, у которых могут быть амбиции на замену всей линейки телекоммуникационного оборудования – Huawei и ZTE.

Это, в общем, большие и примечательные компании, но по нелепому стечению обстоятельств больше всего они примечательны тем, сколько раз за последние пару лет они попадали в скандалы из-за обвинений в установке закладок в своем оборудовании. В 2013 году Huawei даже пришлось объявить об уходе с американского рынка из-за этих обвинений.

Понятно, что в такой ситуации Кремлю придется просто выбрать, какие жучки лучше – китайские или западные – и это будет исключительно внешнеполитическое решение.

Судя по информации «Ведомостей», в рамках суверенизации Интернета может быть принято еще одно решение – функции администратора российских доменов от общественной организации, Координационного центра национального домена сети интернет, могут быть переданы государству. На практике это будет еще один шаг к тому, чтобы заставить сайты в национальных доменных зонах .ru и .рф держать свои серверы в России (как уже было сделано в Казахстане пару лет назад).

Вопрос в том, как такие идеи воспримет Интернет-индустрия. И пока реакция Рунета выглядит так, как будто это бюджетники ВПК, а не едва ли не единственный бизнес в стране, который развивался абсолютно самостоятельно, без всякой поддержки государства. Три месяца назад я писал о том, какое жалкое зрелище представляла собой встреча ведущих интернет-деятелей с Владимиром Путиным 10 июня, и как Рунет пропустил свой шанс представить общую позицию по поводу всего происходящего.

Этому должно быть какое-то объяснение — от банального страха до самоуспокоения, что каждому участнику удастся самостоятельно договориться.

Так случилось, что за день до появления статьи в «Ведомостях» я сидел в кабинете у директора Координационного центра национального домена Андрея Колесникова. Колесников доказывал мне с большим пылом, что репрессивные законы, принятые в отношении Интернета, на самом деле находятся в параллельной реальности и никакого воздействия на Интернет не оказывают. Через полчаса бесплодных препирательств он даже воскликнул: «Ну и что, влияет это на твой утренний кофе?»

Любопытно, чей еще кофе будет испорчен этой осенью.


Фото ИТАР-ТАСС / Денис Вышинский













  • Ксения Собчак: Поражает, как наши власти уничтожают то, чем в другой стране бы гордились. Особенно это касается прорывных современных технологий, интернета.

  • «Независимая газета»: В Telegram отказались давать ФСБ доступ и по принципиальным, и по техническим соображениям. Павел Дуров заявил, что «конфиденциальность не продается».

  • Екатерина Шульман: Вопрос о том, удастся ли Роскомнадзору победить Telegram — не вопрос наличия политической воли, а вопрос наличия технических возможностей. Даже в Китае обходят блокировки...

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Telegram как «продажная девка» империализма
17 АПРЕЛЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вот уже вторые сутки в киберпространстве идет беспощадная схватка, на фоне которой меркнут фантастические миры «Матрицы» и «Звездных войн». Бесстрашные интернет-жандармы от Роскомнадзора без устали гоняются за увертливым мессенджером Telegram, который ловко использует IP-адреса крупнейших подсетей. Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров наверняка ощущает себя полководцем в этой великой битве. Именно в этом стиле он комментирует ход сражения: «Идет борьба снаряда и брони – мы выявляем IP-адреса, по которым мигрирует мессенджер, и блокируем их...»
Прямая речь
17 АПРЕЛЯ 2018
Ксения Собчак: Поражает, как наши власти уничтожают то, чем в другой стране бы гордились. Особенно это касается прорывных современных технологий, интернета.
В СМИ
17 АПРЕЛЯ 2018
«Независимая газета»: В Telegram отказались давать ФСБ доступ и по принципиальным, и по техническим соображениям. Павел Дуров заявил, что «конфиденциальность не продается».
В блогах
17 АПРЕЛЯ 2018
Екатерина Шульман: Вопрос о том, удастся ли Роскомнадзору победить Telegram — не вопрос наличия политической воли, а вопрос наличия технических возможностей. Даже в Китае обходят блокировки...
О музыканте Макаревиче, МИДе РФ И Госдуме
21 МАРТА 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Музыкант Андрей Макаревич, находясь на заокеанских гастролях, вел путевые заметки, в которых писал что вздумается, полагая, что, будучи лицом глубоко партикулярным, имеет полное право писать в своем дневнике все что угодно. Родина мгновенно указала музыканту Макаревичу на глубину его заблуждения. Это случилось, когда в одной из заметок музыкант Макаревич попытался сравнить американцев и русских и пришел к выводу, что американцы «спокойнее, веселее и добрее нас». Полагаю, что одного этого было бы достаточно для сурового окрика из северной Евразии, но Макаревичу вздумалось проанализировать причины таких отличий.
Прямая речь
21 МАРТА 2018
Леонид Гозман: Наша система всё дальше продвигается по пути «ментального тоталитаризма», когда власть предписывает не только поведение, но и чувства.
В СМИ
21 МАРТА 2018
Газета.RU: Андрей Макаревич не собирается комментировать «ту чушь», которую ему приписывают, и заявляет, что его слова о «злобных дебилах» вырвали из контекста...
В блогах
21 МАРТА 2018
Максим Блант: Совершающим мыслепреступления у нас нынче непросто.
Искоренение исторических ересей
16 ФЕВРАЛЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В Государственной думе ждут внесения закона, предложенного Рамзаном Кадыровым и единогласно принятого 13.02.18 парламентом Чечни. Закон предусматривает уголовное наказание лиц, намеренно искажающих правду о Великой Отечественной войне. По этому законопроекту уголовная ответственность вводится «за совершение действий, оскорбляющих чувства ветеранов и память погибших в Великой Отечественной войне, искажающих историю ВОВ и отрицающих решающий вклад СССР и его многонационального народа в победу во Второй мировой войне».
Прямая речь
16 ФЕВРАЛЯ 2018
Алексей Макаркин: Это — реакция на открытость и невозможность построить полноценный «железный занавес». Но можно попробовать создать какое-то подобие.