В оппозиции
14 ноября 2019 г.
Пакт Навального-Ходорковского – смешенье жанров
20 ОКТЯБРЯ 2014, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ИТАР-ТАСС

Не мною сформулировано – «Россия страна литературоцентричная». (То ли Вайль это сказал, то ли Генис – у них же не поймешь.) То есть слово в любезном отечестве имеет особое значение, выходящее, порой, далеко за рамки своей исконной функции. Но не в этот раз. Я имею в виду высказывания двух оппозиционных политиков – Алексея Навального и Михаила Ходорковского, которые совершенно недвусмысленно и даже вроде бы вполне в унисон высказались по ключевому вопросу современного российского бытия – по «вопросу об Украине и Крыме». Сказать, что их откровения по вышеуказанной теме взбудоражили вовлеченную общественность (а нас другая интересует мало), значит, ничего не сказать. Они ее взорвали, и круги от этого взрыва будут расходиться еще долго. Для начала обратимся к первоисточнику – к интервью Алексея Навального мудрому и коварному Алексею Венедиктову и его ясноглазой помощнице Лесе Рябцевой. Без пространной цитаты тут не обойтись (хотя бы для того, чтобы уважаемые люди не обвиняли нас в «вырывании из контекста»).

«А. ВЕНЕДИКТОВ Крым наш?
А. НАВАЛЬНЫЙ: Крым – тех людей, которые живут в Крыму.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы не уйдете от ответа. Крым наш? Крым – российский?
А. НАВАЛЬНЫЙ: Крым, конечно, сейчас де-факто принадлежит России.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Считаете, что...
А. НАВАЛЬНЫЙ: Я считаю, что, несмотря на то, что Крым был захвачен с вопиющим нарушением всех международных норм, тем не менее, реалии таковы, что Крым сейчас является частью РФ. И давайте не будем обманывать себя. И украинцам я сильно советую тоже не обманывать себя. Он останется частью России и больше никогда в обозримом будущем не станет частью Украины.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот в этом смысле вопрос был замечательный. Если вы станете президентом, вы попробуете вернуть Крым Украине?
А. НАВАЛЬНЫЙ: Крым – это бутерброд с колбасой, что ли, чтобы его туда-сюда возвращать? Вот я не считаю...»

Не прошло и часа после публикации интервью, как русскоязычный Интернет буквально взбух сотнями комментариев. С украинской стороны – в основном, резкими и критическими, с нашей – разными. Не смолчал и Михаил Ходорковский. Его реплика вызвала новую волну отзывов. И не удивительно – Михаил Борисович практически солидаризировался с позицией Навального. В Сети появился сенсационный анонс: «Михаил Ходоковский – Я Крым не отдам»… Между тем, Михаил Борисович сказал не это. На прямой вопрос одного из собеседников в «Фейсбуке»: «Отдадите Крым, если станете президентом?», последовал следующий ответ: «Отвечаю прямо: я – нет. Проблема Крыма на десятилетия. Путь через размывание границ в Европе, через муниципализацию. Я не доживу».

Почувствовали разницу? Впрочем, учитывая схожесть риторики обоих политиков по указанной теме, этот стилистический нюанс существенной роли не играет, выдавая в его авторе лишь более изощренного полемиста, который пытается отчасти замаскировать свою позицию. Аудитория игры не приняла, давайте и мы попробуем отскрести словесную шелуху и понять, что же на самом деле хотели нам сказать по данной теме российские оппозиционеры первого ряда… На мой взгляд, примерно, следующее: «Мы уважаем эмоции и чувства людей. Но мы – политические люди. То есть – прагматики. И, следовательно, должны демонстрировать трезвый подход к проблеме. Вы же все понимаете, что Крым теперь российский и никто его обратно не положит? Вот, давайте впредь из этого понимания и исходить». Впрочем, Навальный данный тезис подкрепляет и морально-нравственным мотивом с патриотическим подтекстом, дескать, «Крым – это бутерброд с колбасой, что ли, чтобы его туда-сюда возвращать?» Ходорковский, конечно, так жестко не формулирует, но тоже говорит про «десятилетия»…

Итак, и Навальный, и Ходорковский свою морально-нравственную позицию, определяющую их политический выбор, объясняют конкретными обстоятельствами… Другими словами, налицо очевидное смешение двух жанров – анализа ситуации и политической декларации… Причем, у Ходорковского эта тенденция просматривается даже отчетливей, чем у Навального – последний все же опирается на определенные идеологические установки с заметно ощущаемым имперским привкусом. «Есть в наших днях такая точность, что мальчики иных веков, наверно, будут плакать ночью о времени большевиков…». Былое величие одной шестой части суши, впрочем, так и не дотянувшейся до Ганга (о чем Коган мечтал еще за пятьдесят лет до Жириновского), по-прежнему заставляет сердце биться учащенно.

Между тем, ситуацию вполне могла спасти бы фраза о том, что, если Россия когда-нибудь захочет перестать быть изгоем, вернуться на цивилизованный путь развития, ей все равно придется вспомнить о своих международных обязательствах и пересмотреть отношение к крымской проблеме. И такая реплика вполне сошла бы за политическую декларацию, после которой вполне уместно смотрелись бы рассуждения о том, насколько этот вопрос сложный и не однозначный…Но ни один, ни другой, видимо, из стремления быть предельно честными и открытыми со своей аудиторией, этот мостик не перекинули… Дескать, как видим, как чувствуем, так и говорим.

ИТАР-ТАСС

Интересно, что оба политика, обосновывая свою позицию по Крыму, опираются исключительно на демократические принципы. То есть – на волю народов. Навальный прямо говорит о необходимости нового референдума в Крыму (не забывая, впрочем, намекнуть на то, что результат его очевиден), а Ходорковский в многочисленных комментариях утверждает, что Крым Украине сможет вернуть только диктатор. Мол, при соблюдении демократических процедур у следующего правителя России не окажется в руках инструмента («судьи»), который позволит ему совершить этот правовой акт – возвращение Крыма под юрисдикцию Украины. Данный тезис потом много раз воспроизводится в комментариях и преподносится как приговор – никакой следующий президент России не сможет вернуть Крым Украине, эти фишки обратно не ходят, потому что народы России и Крыма в едином порыве, раскрыв объятия навстречу друг другу… и т. д. Тезис о том, что любой следующий президент России просто вынужден будет вернуть Крым, даже не рассматривается. Поскольку такой сценарий выглядит априори нереализуемым. Но мы же тут ребята честные, мы не популисты, не вешаем лапшу на уши своей аудитории, относимся к ней с уважением, поэтому и режем правду-матку, какой бы горькой она ни была… Украинцам не нравится? Они возмущены? А что поделаешь… Но мы собираемся быть президентами России, а не Украины, и собираемся опираться на волю и учитывать чаяние своего народа. Так что – извините…

Вот в этом месте самое время поговорить о «воле» и «чаяниях»… Более или менее очевидно, что оба рассматриваемых нами политических деятеля исходят из определенных аксиом, которые им кажутся безусловными, но, порой, игнорируемыми их соратниками в оппозиции по исключительно конъюнктурным соображениям. Дескать, хоть в либеральной среде нынче принято стыдливо обходить вопрос о народных предпочтениях и его душевных пристрастиях мы как оппозиционеры широкого профиля с нескрываемыми лидерскими амбициями себе такого позволить не можем.

Тут любопытно, что и Ходорковский, и Навальный как бы видят себя вождями нынешнего российского народа, функционирующими в сложившейся на данный момент системе общественных и политических координат. Они просто ставят себя на место Путина и, прямо и честно отвечая самим себе и своим сторонникам на вопрос: «А как бы я поступил сейчас на его месте?», выдают на гора вполне адекватные такому позиционированию ответы. Только установка эта ошибочная – ни Ходорковский, ни Навальный никогда не окажутся на месте Путина. Впрочем, это вовсе не исключает того, что один из них или даже они оба когда-нибудь станут лидерами России – просто это будет уже совсем другая страна, страна победившей революции. В этой другой России сложится совсем иная общественная атмосфера, восстановится конкурентное политическое пространство, заработают институты, в нее, в конце концов, вернется пресса… Несомненно, все эти перемены будут сопровождаться общественным подъемом, переосмыслением огромным числом людей своей позиции по целому ряду вопросов, рождением принципиально новых смыслов. Стоит ли говорить о том, что в общественном сознании отношение к аннексии Крыма и оккупации части Украины будет радикальным образом пересмотрено. Разумеется, я сейчас рассматриваю оптимистичный сценарий. Но при реализации другого у России появятся иные лидеры. Точно не Ходорковский или Навальный. Из этого вполне тривиального тезиса следует очевидный вывод – современный российский политик, отдающий себе отчет в том, что в России смена власти выборным путем невозможна (а Навальный прямо об этом говорит), не видящий себя внутри политической системы, созданной нынешним режимом, не должен в своем политическом позиционировании исходить из сложившейся общественной атмосферы. Ему бы вообще лучше ее игнорировать. К тому же это такая обманчивая зыбкая материя – общественная атмосфера в авторитарной конструкции. Сегодня она одна, завтра другая.

И в этой ситуации позиция исключительно нравственная, обусловленная не сиюминутной конъюнктурой, а базовыми представлениями о добре и зле выглядит гораздо более прагматичной и перспективной. Нет же никаких сомнений в том, что и Навальный, и Ходорковский сходятся в признании непреложной следующей аксиомы – если у кого-то что-то украдено, оно должно быть возвращено владельцу. А все остальные соображения по этому поводу являются второстепенными и малозначимыми.

Фотографии Зураб Джавахадзе / ТАСС и SERGEY DOLZHENKO / ЕРА / ТАСС














  • Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 

  • Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 

  • Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом». 
Прямая речь
5 НОЯБРЯ 2019
Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 
В блогах
5 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.
В СМИ
5 НОЯБРЯ 2019
Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 
«Московское дело» продолжает зажевывать жертв
31 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Мы уже примерно представляем себе, как это происходит. Десятки, а может, и сотни сотрудников МВД с лета сидят, уткнувшись в экраны своих мониторов, и просматривают километры оперативной съемки летних московских демонстраций. Время от времени кто-нибудь из них вскрикивает: «Смотрите, смотрите — есть! Попался, гаденыш!!! Вот тут явно видно, как этот парень хватает за руку омоновца. И рожа его крупным планом — вмиг опознаем»…  «Молодец, сержант Тюнькин, — хвалит подчиненного командир, — вырезай сюжет, отправляй операм и беги в кассу за премией!»
Прямая речь
31 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Какие-то отдельные группы экстремистов можно подавить дубинками и сроками, но нельзя так подавить всё поколение.
В СМИ
31 ОКТЯБРЯ 2019
Медиазона: Новиков был задержан только накануне, 29 октября, утром. После этого у него провели обыск, а затем его увезли в Следственный комитет на допрос... Он отказался от признания вины...
В блогах
31 ОКТЯБРЯ 2019
Ольга Романова: Год назад в России было порядка 200 политзаключённых. А сегодня в далеко не полном списке уже больше 300. И каждый день новые аресты.
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...