В оппозиции
14 ноября 2019 г.
Паровозик в детской
23 ОКТЯБРЯ 2014, ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

ИТАР-ТАСС

Нервная полемика, вспыхнувшая в нашей разнообразно-либеральной среде после недавних заявлений Навального и Ходорковского по крымскому вопросу, в очередной раз выявила нашу уникальную способность устраивать большие разборки в углу детской комнаты из-за игрушечного паровозика.

Ситуация, что и говорить, серьезная. Про Лешу Навального мы уже подозревали нехорошее и знали, что он националистическая бяка. А вот Миша Ходорковский, за которого мы много лет заступались как за хорошего демократического мальчика, не оправдал нашего либерального доверия и оказался в плохой империалистической компании.

Стыдно, Миша, стыдно, Леша! — говорим мы им и заявляем о своей принципиальной позиции: не садиться какать с этими плохими ребятами на одной полянке.

Тем временем за пределами нашей детской идет давно налаженная взрослая жизнь. Там рулит директор интерната, старый чекист, давно приватизировавший всё это аж до линии горизонта, там гуляют по буфету его бывалые кореша-завхозы с шубохранилищами и обслугой...

В обслугу входят мордовороты, следящие за тем, чтобы мы не выходили из детской.

Мы их всех, конечно, не любим, но настоящий темперамент прорезается в нас только в углу на коврике, в борьбе за наш игрушечный паровозик. Тут мы совершенно беспощадны.

Дорогие мои товарищи по несчастью! Последователи Гриши, сторонники Кости, любители Бори и друзья Гарика, разочаровавшиеся в Мише и недовольные Лешей… Нас тут, на круг — десятки миллионов людей. Взрослых, если верить паспортным данным. По преимуществу, довольно начитанных и с высшим образованием… Мы давно и наглухо отрезаны от какого бы то ни было участия в принятии решений в нашей стране, захваченной старым чекистом и его мордоворотами, и знаете: этот общий знаменатель кажется мне гораздо более существенным, чем все остальное.

Наши расхождения по крымскому и многим другим вопросам очень серьезны — и были бы крайне важны, если бы участники дискуссии находились в парламенте и правительстве (или могли реально претендовать на это), а сама дискуссия происходила бы в прайм-тайм на телевидении, как это бывает в свободных странах.

Но наши идеологические бои, если вы заметили, происходят на краешке местной паутины — бои между людьми, выгнанными вон из своей страны, и людьми, сидящими под домашним арестом, — при участии группы тихих либералов, которым хамоватые дяди, решающие судьбы Родины, Христа ради разрешили переползти пятипроцентный барьер на муниципальных выборах и посидеть в уголку среди взрослых. (А могли бы и бритвой по глазам — о чем тихие либералы очень хорошо помнят.)

При этом общем ничтожном статусе все наши расхождения не стоят, на мой взгляд, выеденного яйца. И единственное, что имеет значение в настоящий момент — это наша способность выйти из детской и настоять на том, что мы взрослые свободные люди. Только это.

Сделать это можно — только всем вместе, не отвлекаясь на столь важные отличия между Мишей, Гришей и Лешей.

Для начала, как мне кажется, стоит попробовать вести себя не на уровне детского сада.

А отдаст ли мальчик Миша Крым или не отдаст — это, конечно, жутко интересно (как и судьба паровозика), но я бы не концентрировался на этом вопросе так сильно.


Фото MAXIM SHIPENKOV / ЕРА / ТАСС












  • Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 

  • Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 

  • Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом». 
Прямая речь
5 НОЯБРЯ 2019
Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 
В блогах
5 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.
В СМИ
5 НОЯБРЯ 2019
Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 
«Московское дело» продолжает зажевывать жертв
31 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Мы уже примерно представляем себе, как это происходит. Десятки, а может, и сотни сотрудников МВД с лета сидят, уткнувшись в экраны своих мониторов, и просматривают километры оперативной съемки летних московских демонстраций. Время от времени кто-нибудь из них вскрикивает: «Смотрите, смотрите — есть! Попался, гаденыш!!! Вот тут явно видно, как этот парень хватает за руку омоновца. И рожа его крупным планом — вмиг опознаем»…  «Молодец, сержант Тюнькин, — хвалит подчиненного командир, — вырезай сюжет, отправляй операм и беги в кассу за премией!»
Прямая речь
31 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Какие-то отдельные группы экстремистов можно подавить дубинками и сроками, но нельзя так подавить всё поколение.
В СМИ
31 ОКТЯБРЯ 2019
Медиазона: Новиков был задержан только накануне, 29 октября, утром. После этого у него провели обыск, а затем его увезли в Следственный комитет на допрос... Он отказался от признания вины...
В блогах
31 ОКТЯБРЯ 2019
Ольга Романова: Год назад в России было порядка 200 политзаключённых. А сегодня в далеко не полном списке уже больше 300. И каждый день новые аресты.
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...