Выборы
05 июня 2020 г.
Беларусь. День, в который ничего не произошло
12 ОКТЯБРЯ 2015, ИРИНА ХАЛИП

ТАСС

Если пять лет назад день президентских выборов в Беларуси стал точкой, разделившей жизнь страны на «до» и «после», то сегодня главный итог дня выборов таков: в Республике Беларусь ничего не произошло.

Вообще ничего. День без новостей. Обычное воскресенье. Пустые города и улицы. Наблюдатели, заявляющие о 20-процентной явке. Буфеты с заливными поросятами и дешевым бухлом на одних участках, цыгане с песнями и плясками в качестве культурной программы – на других, торжественное вручение всякому проголосовавшему талона на полтора литра пива и пакетик с растворимым киселем – на третьих.

Пожалуй, это все, чем отличался сегодняшний день от всех предыдущих: никогда еще избирателей так активно и с выдумкой не завлекали на участки. Уцелевшие после массовых репрессий 2010 года активисты и лидеры оппозиции призвали белорусов к бойкоту выборов. Во-первых, если доступ к подсчету голосов закрыт для всех, кроме сотрудников избирательных комиссий, то явку можно подсчитать в буквальном смысле «по головам» и объявить выборы несостоявшимися. Во-вторых, некоторые кандидаты в президенты-2010 поражены в правах до сих пор: даже освободившись из тюрем, они получили судимость длительностью в восемь лет, а по белорусскому избирательному законодательству участвовать в выборах лица с судимостью не могут. В-третьих, 19 декабря 2010 года стало ясно, что Лукашенко не остановится ни перед чем: сотни арестованных, избитых, изгнанных с работы и учебы, десятки приговоренных к тюремным срокам за участие в митинге вечером того же дня – люди все это помнят. И понимают, что тридцать седьмой год – это реальность и двадцать первого века тоже. Лукашенко в 2010 году сделал все, чтобы белорусы забыли о протестах: выйдешь на площадь – не надейся на 15 суток. Это если ты очень везучий, отделаешься сутками «административки». А если не очень везучий – будь готов к тому, что твою жизнь разрушат полностью, твое пространство сравняют с землей, твою личность будут уничтожать всеми методами байстрюков Дзержинского. И в этой ситуации (с того самого дня массовых акций протеста в Беларуси больше не было) самым разумным вариантом может быть разве что бойкот. Гандизм, ненасильственное сопротивление и, наконец, возможность увидеть действительную явку.

Белорусская власть испугалась бойкота пуще массовых акций. В законодательство стали срочно вводить новые нормы об ответственности за призывы к бойкоту. Вечный председатель ЦИК Лидия Ермошина вещала, что бойкот незаконен. И, наконец, власть прибегла к старому дедовскому способу – досрочному голосованию. Тут уж пространство для маневра просто безграничное. И цифру нарисовали впечатляющую: будто бы за пять дней досрочного голосования на участки пришли 36 процентов избирателей. В пятницу, 9 октября, в школах, в которых находились избирательные участки, устраивали внеочередные родительские собрания и заодно услужливо подносили родителям урны: «чтоб два раза не вставать». Военных, студентов и госслужащих гнали голосовать угрозами и посулами, а недостающие проценты приписывали, как было велено ЦИКом. При таком масштабе вранья действительно уже можно было не беспокоиться о явке. Хоть 20, хоть 15 процентов – все остальное уже намалевано. Впрочем, ничего иного никто и не ждал.

Александр Лукашенко, как всегда, пришел на свой участок №1 и рассказал журналистам, что живет очень скромно, в доме, который еще для Петра Машерова строили, и что он, Лукашенко, в отличие от предыдущих обитателей, разбил возле дома огород. А еще — что российской военной базы в Беларуси не будет, но российские самолеты он с удовольствием себе возьмет в количестве 24 штук. И что в 20.00, когда закроются участки, нужно «начинать жить по закону».

Ах да, кроме Лукашенко, в этом шоу участвовали еще трое. «Выборами фриков» давно окрестили весь процесс белорусские журналисты. Итак, компанию Александру Лукашенко в нелегком деле его признания Западом составили казак-атаман несуществующего белорусского казачества Николай Улахович, лидер несуществующей либерально-демократической партии Сергей Гайдукевич (это вечный спарринг-партнер Лукашенко, за исключением 2010 года, когда на выборы пришли настоящие оппоненты действующей власти, и Гайдукевич решил в той опасной компании не «светиться») и представительница общественного движения «Говори правду» Татьяна Короткевич, которая накануне 11 октября заявила в интервью «Медузе», что не имеет ничего против еще двух сроков для Лукашенко (за такую щедрость ей, вполне возможно, подарят депутатский мандат или еще какую-нибудь бирюльку).

Еще до объявления официальных результатов работники ЦИК с удовольствием цитировали экзит-полы, отдающие Лукашенко 82-84 процента голосов. И здесь тоже – никакого сюрприза.

Произошло то, чего добивались не только сам Лукашенко, но и Европа: теперь его наконец признают легитимным правителем. Потому что на фоне украинских событий еще один очаг нестабильности Европейскому союзу вовсе не нужен. Так что пусть будет диктатура, но признанная диктатура, с которой можно будет сотрудничать. О том, что Лукашенко будет признан в мире, европейские чиновники говорили еще весной, настоятельно советуя оппозиции принять участие в выборах по олимпийскому принципу с одесским акцентом (главное – участвовать, но, боже ж мой, не побеждать). Уже в понедельник ЕС должен рассмотреть вопрос о снятии санкций с Александра Лукашенко и других чиновников. А задолго до окончания голосования заместитель председателя ЦИК Николай Лозовик с уверенностью сказал, что второго тура не будет и все члены избиркома отправятся в отпуск. Похоже, все обо всем заранее договорились. И можно было не тратить бюджетные деньги на имитацию избирательной кампании и бесплатное пиво с киселем. Впрочем, кисель в пакетиках наверняка добавляет им всем уверенности в завтрашнем дне. Пусть хлебают его теперь большой ложкой.

 
Фото: 11.09.2015. Минск. Президентские выборы в Белоруссии. Sergei Grits/AP/TASS













  • Григорий Мельконьянц: Эти нормы отсекут не столько реальных преступников, сколько активных граждан, получающих необоснованные приговоры за собственную политическую деятельность.

  • Ведомости: Отлучаются от выборов и осужденные по ч. 1 ст. 318 (применение насилия в отношении представителя власти) – именно эта статья вменялась большинству участников «московского дела». 

  • Леонид Волков: в Кремле до усрачки боятся Умного голосования, и придумали новую стратегию борьбы с ним. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Эпидемия эпидемией, а диктатура по расписанию
13 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Новости с другой планеты. В минувший вторник Госдума (о! там еще есть живые!) во втором чтении проголосовала за законопроект, который предоставляет право региональному начальству произвольно нарезать границы избирательных округов не позднее, чем за девять месяцев до выборов органов местного самоуправления или губернских Заксобраний. Впрочем, не совсем произвольно. Норма представительства в рамках новых границ не должна меняться более чем на пятую часть. По крайне мере, именно так эти поправки выглядели после прохождения первого чтения. Но, как это часто у нас бывает, перед вторым чтением ситуация кардинальным образом изменилась. 
Прямая речь
13 МАЯ 2020
Григорий Мельконьянц: Эти нормы отсекут не столько реальных преступников, сколько активных граждан, получающих необоснованные приговоры за собственную политическую деятельность.
В СМИ
13 МАЯ 2020
Ведомости: Отлучаются от выборов и осужденные по ч. 1 ст. 318 (применение насилия в отношении представителя власти) – именно эта статья вменялась большинству участников «московского дела». 
В блогах
13 МАЯ 2020
Леонид Волков: в Кремле до усрачки боятся Умного голосования, и придумали новую стратегию борьбы с ним. 
Принуждение во время чумы
19 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В политической жизни России появилась новая интрига. Еще недавно отечественные пикейные жилеты из последних сил спорили о том, зачем Кремлю потребовалась вся эта канитель с поправками в Конституцию. Теперь все ясно — речь идет об учреждении бесконечного правления Владимира Путина. Но с нашествием коронавируса тут же возник вопрос: а как соединить голосование за поправки с жесткими карантинными мерами. И тут же начались дискуссии, отложат голосование по причине пандемии или нет. Ведь, если верить президентскому толмачу Пескову (что, согласитесь, смешно уже само по себе), власть всерьез задумалась о переносе времени весеннего призыва.
Прямая речь
19 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Степень равнодушия большинства россиян такова, что... все скажут, что было сделано всё правильно и по закону. Индифферентность большинства — на стороне Путина.
В СМИ
19 МАРТА 2020
"Ведомости": Кремль оставляет себе возможность переноса даты, но пока выход указа говорит лишь о том, что политика в России важнее безопасности.
В блогах
19 МАРТА 2020
Эль Мюрид: 22 апреля - это будет, скорее всего, самый пик эпидемии. Людей банально бросают на убой, рискуя их здоровьем ради интересов одного-единственного персонажа...
Коронавирус в помощь
16 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В который уж раз убеждаюсь, что Пушкин — наш поэт на все времена. На прошлой неделе после исторического посещения главным начальником Госдумы весь фейсбук цитировал: «И наконец по милости своей принять венец смиренно согласится». Сегодня только ленивый не вспомнит: «Царица грозная, Чума, теперь идет на нас сама». У нас конечно же не пир во время чумы, у нас голосование во время коронавируса. Понятно, что на пандемию управы нет, власти в ней не виноваты. Но, согласимся, именно Кремль постарался, чтобы этот лебедь был уж совсем черным и изготовил идеальный шторм, в котором сошлись как «события непреодолимой силы», так и рукотворная глупость и корысть.
Прямая речь
16 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: В таких кризисных ситуациях люди обычно идут за поддержкой к власти. У них могут быть очень большие претензии, но они исходят из того, что другого защитника просто нет.