Итоги года
17 декабря 2018 г.
Итоги года. Кудрин или Глазьев
2 ЯНВАРЯ 2016, МАКСИМ БЛАНТ

zlatkovsky.ru

Конец 2015 года преподнес российской экономике весьма неприятный сюрприз. После отказа ОПЕК начать сокращение добычи до того, как на аналогичные ограничения пойдут независимые экспортеры, нефтяные котировки отправились в свободное падение. Североморская смесь Brent, к которой привязаны российские сорта, ушла ниже 40 долларов за баррель, сделав актуальным стрессовый сценарий от российского ЦБ, а потом и вовсе упала к многолетним минимумам, фактически повторив «антирекорд» 2008 года на уровне 36,5 доллара за баррель. Российская валюта, как и в декабре 2014 года, последовала вслед за нефтью: доллар подскочил выше 71 рубля, а единая европейская валюта – выше 78. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина по телевизору доступно объяснила россиянам, что доллары и евро им совершенно ни к чему, поскольку получают и тратят они преимущественно рубли. А министр финансов Антон Силуанов предупредил, что падение может продолжиться, нефть способна уйти и ниже 30 долларов, и всем нам пора готовиться к «непростым временам».

Самое неприятное, что слова Силуанова никоим образом не являются традиционной для российских министров финансов «страшилкой», направленной на обуздание аппетитов лоббистов всех мастей. Надежды на то, что котировки вернутся выше 50 долларов и позволят Минфину спокойно исполнить бюджетные обязательства выборного года, с каждым днем все призрачней. Серьезно урезать социальные расходы или обложить дополнительными налогами бизнес, в виду все тех же политических обстоятельств, правительству никто не даст. Решать проблемы излюбленным способом – при помощи девальвации – тоже не выйдет: доллары и евро россиянам, конечно, ни к чему, но за курсом в стране все следят весьма пристально. Это создает предпосылки для смены правительства и руководства ЦБ, которые давно уже подвергаются критике и справа, и слева, а в последнее время еще и снизу достается все сильнее. Тезис о необходимости структурных реформ уже навяз в зубах, вот только реформы каждый понимает по-своему. Реализация негативного сценария будет означать смену курса, и лучше заранее понимать, в какую сторону эта смена будет направлена и к каким последствиям может привести. Наиболее проработанных вариантов реформ по сути два – либеральный и дирижистский. С известной долей условности можно обозначить их, как «премьер Кудрин» и «премьер Глазьев». Оба претендента в конце 2015 года озвучили свои программные тезисы, которые имеет смысл рассматривать.

ПРЕМЬЕР КУДРИН

Никаких волшебных рецептов глава Комитета Гражданских инициатив не предлагает и легкой жизни в ближайшем будущем не обещает. Структура экономики, по словам Кудрина, осталась несовершенной и быстро изменить ее не получится. Придется принимать непопулярные решения, вроде повышения пенсионного возраста. И это далеко не все малоприятные новости. Необходимо пересмотреть все нынешние бюджетные приоритеты. «Нам надо раза в три увеличить расходы на инфраструктуру. Нужно на 3% ВВП увеличить вложения в человеческий капитал и на 3% ВВП снизить субсидии и социальные расходы, сделать их более адресными», — заявил экс-министр финансов 7 декабря, выступая на конференции в Лондоне, организованной Московской биржей и банком UBS. О необходимости сокращения военных расходов в этот раз Кудрин не говорил, однако, памятуя, что именно невероятно раздутая программа перевооружения российской армии стала одной из главных причин его отставки, можно не сомневаться, что поумерить аппетиты военному лобби придется.

ТАСС

Впрочем, бюджетная реформа – далеко не главная, которую предлагает Кудрин. Он призывает к децентрализации властных и бюджетных полномочий и перераспределению их в пользу регионов. Необходимы стране и институциональные реформы, без которых любые экономические преобразования будут иметь минимальный эффект. Бывший соратник Кудрина по правительству реформаторов, глава Сбербанка Герман Греф, выступая в начале декабря в Совете Федерации, был еще более категоричен, заявив, что вся система государственного управления в стране подлежит замене и без этого приступать к каким бы то ни было реформам бессмысленно.

Несмотря на предлагаемые непопулярные меры, предоставление Кудрину карт-бланша на проведение экономических и, главное, политических реформ уже само по себе может принести положительный эффект. По крайней мере, для инвесторов это могло бы стать сигналом к тому, что риски вложений в российскую экономику снижаются. Об отмене санкций со стороны западных стран говорить не приходится, но и ужесточения можно было бы не опасаться. Нормализация отношений с «враждебным окружением» снизила бы связанные с Россией геополитические риски. И при благоприятном стечении внешних обстоятельств команда под руководством Кудрина имела бы неплохие шансы повторить успех первой половины 2000-х, тем более что нынешняя ситуация в экономике вполне сопоставима с тем, что можно было наблюдать в конце 1998 – начале 1999 года.

ПРЕМЬЕР ГЛАЗЬЕВ

Озвученный в конце октября на заседании Столыпинского клуба доклад советника президента Сергея Глазьева выглядит куда как эффектнее, что может сыграть свою роковую роль в преддверие парламентских выборов. Темпы роста на уровне 10% в год для России вполне достижимы. И для того, чтобы к ним приблизиться, нужно решительно отказаться от режима строгой экономии и начать стимулировать. Правда, стимулировать не всех подряд, а только те отрасли, которые укладываются в рамки «новой индустриализации» — агропромышленный комплекс, автомобилестроение, производство стройматериалов, высокотехнологичное машиностроение, информационные технологии, химию и нефтехимию и, конечно, оборонно-промышленный комплекс.

ТАСС

Над вопросом, откуда взять деньги на все это стимулирование, задумываться долго не стоит. Их необходимо попросту напечатать. А чтобы свежеотпечатанные рубли невзначай не появились на валютном рынке и не спровоцировали обвал национальной валюты, необходимо зафиксировать курс доллара на какой-нибудь не слишком низкой планке (в первые пять лет реформ властям рекомендуется поддерживать реальный эффективный курс рубля, заниженный хотя бы на 10% по отношению к корзине валют основных торговых партнеров) и ограничить хождение в стране иностранной валюты. Инфляция Глазьева и его единомышленников по Столыпинскому клубу не смущает, ЦБ, по их мнению, должен отказаться от таргетирования инфляции и перейти к «таргетированию роста».

Не чужды Глазьеву и либеральные идеи. Так, он ратует за то, чтобы покончить с «экономикой сырьевых и финансовых гигантов и монополистов», а естественные монополии превратить в инфраструктурные компании.

Реализация этой или подобного рода программы могла бы стать эффектной кульминацией экономической катастрофы, к которой Россия неминуемо приближается в последние годы. Переход от высоких темпов инфляции к гиперинфляции на фоне азартного «освоения» отраслевых субсидий вернул бы страну уже не в 1999 год, а во времена «социализма с человеческим лицом». С той лишь разницей, что при СССР скрытая инфляция трансформировалась в тотальный дефицит. Страну пришлось бы закрыть, поскольку паническое бегство капиталов могло бы вылиться уже в массовое бегство капиталистов и «креативного класса». Среди оставшихся пришлось бы поддерживать высокий градус ура-патриотизма, который заставлял бы сплотиться перед лицом враждебного окружения. А временные экономические трудности вполне уместно было бы списать на происки «пятой колонны» и «агентов влияния», которых при премьере Глазьеве ждало бы неизбежное разоблачение и примерное наказание.

Фото: 1. Графика Михаила Златковского.
2. Россия. Санкт-Петербург. 18 июня 2015. Декан факультета свободных искусств и наук Санкт-Петербургского государственного университета Алексей Кудрин во время панельной сессии "Экономика: честные ответы на злободневные вопросы" в рамках XIX Петербургского экономического форума. Валерий Шарифулин/ТАСС
3. Россия. Сочи. 3 октября 2015. Советник президента РФ Сергей Глазьев и уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов (слева направо) на заседании Столыпинского клуба "Россия. Экономика в условиях глобальной нестабильности. Ресурсы роста" в рамках XIV Международного инвестиционного форума "Сочи-2015" в главном медиацентре на территории Олимпийского парка. Сергей Фадеичев/ТАСС
















  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.