Медиафрения
20 сентября 2017 г.
Медиафрения. Либеральный реванш? Не дождетесь!
8 НОЯБРЯ 2016, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

Тут некоторые особо впечатлительные политологи принялись писать доклады о каком-то «либеральном реванше» и даже «новой нормализации». Это я про очередное произведение холдинга «Минченко консалтинг» под названием «Политбюро 2.0: демонтаж или перезагрузка». В этих мечтаниях (или опасениях) прекрасно все. Начиная с вранья, что первый президентский срок Путина был либеральным. В понимании впечатлительных политологов либерализм – это, видимо, уничтожение НТВ, посадка Ходорковского, отъем ЮКОСа и «мочение в сортире».

Еще забавнее выглядят обоснования гипотезы о «либеральном реванше», наступление которого, оказывается, произойдет потому, что из «Политбюро 2.0» якобы выпали Сергей Иванов и Геннадий Тимченко, а вот Шойгу, Медведев, Ротенберг и особенно Володин сохранили свое членство в этом секретном органе. Роль Медведева сложно обсуждать ввиду отсутствия предмета обсуждения, а вот Шойгу, Ротенберг и Володин в качестве предвестников «либерального реванша» — это действительно смешно.

А еще отдельные провозвестники грядущего потепления политического климата в России доверительно сообщали о неминуемой отставке Дмитрия Киселева в наказание за его испепеление Америки. Но вот настало очередное воскресенье 6.11.16 и Киселев как ни в чем не бывало ведет «Вести недели». Причем в той же испепелительной манере. Правда, на этот раз напрямую ядерной бомбой Киселев не размахивал, а все больше испепелял морально.

Сначала повесил на задник студии плакат «Спойлер» и «карусели», и стал объяснять, что вот были когда-то в России нечестные выборы. Это было, конечно, не при Путине, а давным-давно, в проклятые 90-е, причем исключительно на уровне отдельных регионов, по вине отдельных губернаторов. И вот тогда, в эти незапамятные времена, кое-где в России на выборах случались «карусели» и даже появлялись «спойлеры». Так вот, оказывается, эти губернаторские игры — это просто детские шалости по сравнению с тем, что творится на выборах в США. И это абсолютно достоверная информация, поскольку сам Дональд Трамп высказал недоверие к выборам, заявил, что если он проиграет, то это будет значить, что выборы фальсифицированы.

Потом Киселев обратился к теме цензуры. Это в связи с выступлением Константина Райкина на съезде Союза театральных деятелей. На доказательство того, что у нас нет цензуры, был брошен весь культурный потенциал страны. Никита Михалков был, казалось, даже немного обижен на Райкина: «Костю Райкина я очень люблю, он талантливый человек. Но мне хотелось бы понять, где его ущемили? Чего он не имеет?» Видимо, сама мысль о том, что человек может защищать интересы цеха, а не только свои собственные, не помещалась в михалковской голове. На помощь брату пришел Кончаловский, который заявил, что сам факт, что мы обсуждаем цензуру, свидетельствует о ее отсутствии. По этой дивной логике надо срочно запрещать обсуждать медицину, школу и прочие полезные вещи, поскольку иначе они тут же исчезнут.

Чтобы доказать, насколько Райкин не прав, говоря о цензуре, Киселев сделал две вещи. Во-первых, показал фрагмент спектакля «Король Лир» с Константином Райкиным в главной роли. Видимо, тот факт, что Райкину разрешают ставить Шекспира, в глазах Киселева делало совершенно неприличными все разговоры о какой-то цензуре. И чтобы уж окончательно закрыть эту тему, Киселев зачитал вслух газету «Правда» от 8.01.1938 года с приказом о ликвидации театра имени Мейерхольда, а потом рассказал, что Мейерхольд после этого был арестован и убит. То есть Константин Райкин, несомненно, должен благодарить нынешнюю российскую власть и лично Владимира Путина за то, что «Сатирикон» не закрыли, а его самого оставили в живых и даже на свободе. О таких пустяках как закрытие спектаклей и выставок из-за шабашей, которые устраивают мракобесы при попустительстве властей, Киселев вообще не упоминал.

Есть ощущение, что те, кто говорит о каком-то «либеральном реванше» и «новой нормализации», живут в какой-то иной стране. Не видят тех необратимых изменений, которые произошли с Россией после Крыма. Самый простой показатель судебная статистика. После аннексии Крыма общий объем ненависти и вражды в стране увеличился почти в три раза: в 2012 году по статье 282 УК («Возбуждение ненависти или вражды») было осуждено 149 человек, то в 2015 – уже 444. Сталин писал, что по мере продвижения к социализму обязательно обостряется классовая борьба. В путинском варианте диктатуры по мере укрепления суверенитета должен расти экстремизм, а значит и борьба с ним. Что в сталинском, что в путинском варианте диктатуры никакой «либерализации» курса не будет. Такие диктатуры эволюционируют только в сторону ужесточения. Или разрушаются внешними и внутренними силами.

КАК ВОЛЬФОВИЧ И РУДОЛЬФОВИЧ ИСКАЛИ РУССКУЮ ИДЕЮ

Соловьев в «Воскресном вечере» от 6.11.16 обсуждает прошедший день народного единства, а главное, инициированный Путиным закон о российской нации. Похоже, искренне пытается понять, о чем вообще идет речь. Понятно, что надо поддерживать и одобрять, но что именно поддерживать и одобрять, понять невозможно. Самое бы время Соловьеву кривляться и зубоскалить над идеей этого закона, но нельзя – идея-то путинская. Поэтому Соловьев чувствует себя не вполне в своей тарелке…

ТАСС

Первым, понятное дело, слово берет Ж. Кричит, что все слова – неправильные, требует, чтобы был закон не о «российской нации», а о «русском народе». Соловьев задумчиво: «Вот мы с вами русский народ – Вольфович и Рудольфович…»

Карен Шахназаров как всегда ностальгирует по СССР: «Советская идея была правильной идеей, была единая советская нация. Вопрос в том, какая будет идея сейчас. Наиболее подходящая идея – евразийская!»

Кургинян (растерянно): «Я не понимаю, что такое евразийская идея…» Ж. – Кургиняну: «Вы тоже нерусский! (Показывая рукой на Соловьева, Шахназарова и Кургиняна.) Нерусские собрались и определяют судьбу русского народа!» Кургинян пытается что-то сказать, но Ж. не дает ему это сделать и орет: «Кавказцы, евреи и коммунисты – вот кто управляет нами!»

Тесты на нахождение ошибок при образовании логического ряда обычно дают детям дошкольного возраста с задержками в развитии. Это когда перед малышом кладут изображения кошки, собаки и автомобиля и спрашивают, какая картинка лишняя. Ж. не смог пройти этот тест еще на старте своей политической карьеры, когда заявил, что мама у него русская, а папа – юрист. Интересно, если бы прохождение таких тестов было бы обязательным условием получения мандата, скольких депутатов мы не досчитались бы?

Тем временем Шахназаров и Кургинян, несмотря на дискриминацию по пятому пункту со стороны Ж., смогли внести свой вклад в поиски русской национальной идентичности. Шахназаров решил все-таки объяснить бестолковому Кургиняну, что такое евразийская идея. И вот как он это сделал: «Это некое пространство. Это не Европа и Азия. Это особое пространство! Оно складывается. Это не случайно Гумилеву памятники стоят в Астане!»

Кургинян, который даже после столь подробного объяснения Шахназарова так, видимо, и не понял, что такое евразийская идея (что, по правде говоря, неудивительно, несмотря на апелляции к авторитету памятника Гумилеву в Астане) – обозлился, и мысль его помчалась русской тройкой: «Русский народ – держатель-объединитель. Он держит мир. Это открыватель новых путей для человечества. Весь мир ждет от русских новых идей!»

На Соловьева в этой передаче было жалко смотреть. Он битый час бродил между своими экспертами и все время спрашивал: «А что писать будем в законе о российской нации?» То к одному подойдет, то к другому. А они вон, что отвечают… Ж. чтобы Соловьев отстал, брякнул: «Называешь себя русским – зарплата увеличивается на 10%!» И правда, а что еще писать в законе о российской нации?

АЛЬТЕРНАТИВНО ОДАРЕННАЯ СТРАНА ЖЕЛАЕТ ПОМУЧИТЬСЯ

Вообще, с этим днем народного единства и идеей закона о российской нации Путин вступил, а точнее вляпался в довольно опасную для себя зону. И опасность для него исходит отнюдь не от сторонников мифического «либерального реванша», а от прямо противоположной части политического спектра. От тех, кто мюнхенскую речь Путина принял всерьез. Кто сейчас искренне не понимает, почему Путин сдал проект «Новороссия», терпит рядом с собой Кудрина, не говоря уже о «либералах» в правительстве.

Для большей части телелжецов их испепелительная риторика – это всего лишь работа. В лабиринтах их привыкшего ко лжи сознания есть комната, в которой телелжец вполне адекватен, циничен и прекрасно все понимает и про «русский мир» и про все остальное. В этой комнате он снимает маску и отдыхает. Словом, ведет себя как многие представители партийно-советской номенклатуры тридцать и сорок лет назад, которые вырабатывали даже особый «двухслойный» ироничный язык для того, чтобы в своем кругу показать, что они отделяют себя – умных и циничных – от той бессмыслицы, которую они же несут с трибуны.

Но как тогда, так и сейчас есть те, кто тогда считал, что Сталину немного не хватило до победы коммунизма, а сегодня убеждены, что либо Путину надо уже стать реальной альтернативой Западу, либо надо искать другого вождя, более решительного.

Такие настроения есть везде, в том числе и в силовых, и в чиновничьих структурах. Эти настроения бурлят в многочисленных патриотических клубах, поддерживаемых государством. Самые известные из них – Изборский и Зиновьевский клубы. О том, что именно там клубится и варится, можно судить, например, по статье члена Зиновьевского клуба Павла Родькина, опубликованной на сайте государственного агентства РИА «Новости», где для новостей из Зиновьевского клуба создана специальная рубрика.

Статья называется «Может ли Россия стать альтернативой Западу» и написана как размышление после седьмых «Зиновьевских чтений». В отличие от телелжецов автор прекрасно понимает, что сегодняшняя Россия никакой альтернативной Западу не является, но очень хочет, чтобы Россия стала такой альтернативой. И совершенно справедливо вычленяет главное, то чего не произносит Путин и его обслуга: «Ключевой вопрос об альтернативном политическом, социальном и цивилизационном проекте, то есть качественном отличии, ином пути развития и социальной эволюции, заключается в том, какую цену общество и государство готово заплатить за то, чтобы стать той самой пресловутой альтернативой мир-системе капитализма».

Автор вполне справедливо отмечает, что «в 20-м веке за то, чтобы стать альтернативным историческим субъектом по отношению к западному миру в цивилизационном отношении, в социально-экономическом отношении, советскому обществу пришлось заплатить колоссальную цену». Автор не уточняет, сколько миллионов жизней было принесено на алтарь этой альтернативы, но прямо пишет, что «реальная альтернатива Западу требует не только сверхусилий и потрясений, но и жертв». И прямо обвиняет «постсоветский политический класс, олигархию, бизнес, интеллигенцию» в том, что они «всерьез не верят, что Россия является альтернативой Западу».

Сегодня зиновьевцы и изборцы, все эти глазьевы и прохановы с рогозиными, несмотря на то, что многие из них находятся во власти, пока еще не допущены до принятия ключевых решений в экономике и политике. Но их влияние явно растет и в какой-то момент может набрать критическую массу. Поэтому Западу есть смысл более внятно обозначить Путину его траекторию в сторону Гааги, пока его политика не начала трансформироваться из имитации альтернативы Западу в реальную альтернативу. Тем, что полагает, что мы достигли дна, следует прислушаться к шуму снизу. Это стучат Зиновьевский и Изборский клубы.


Фото: 1. Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС, 2. Артем Коротаев/ТАСС













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Соловьиный помет
19 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Во время шоу «Вечерний Ургант», которое идет на Первом канале, бывшая телеведущая Ирена Понарошку предложила Ивану Урганту попробовать новое косметическое средство. «Маска приятно пахнет», — заметил Ургант, размазывая по щекам белую субстанцию. «Это — из соловьиного помета», — пояснила Ирена Понарошку. «Это хорошее название для программы на канале «Россия 1», — меланхолично заметил Ургант. Это было 9.09.17. Владимир Соловьев двое суток копил обиду и выплеснул ее 11.09.17 в программе «Вечер», когда обсуждали Украину и Саакашвили.
Медиафрения. Акт цинизма и подлости
12 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Актриса Дженнифер Лоуренс отказалась общаться с представителями российских СМИ. Это произошло в Лондоне во время пресс-конференции, посвященной выходу нового фильма «Мама!», в котором актриса играет главную роль. Представители студии «Парамаунт Пикчерз» попросили сотрудников путинских информационных войск покинуть здание, а на вопрос, отчего такая немилость, дали понять, что это связано с политикой.  Это хорошая новость, поскольку чем чаще путинской информационной обслуге в разных уголках планеты и на разных площадках будут популярно объяснять, кто они такие, причем делать это с максимальной ясностью и публичностью, тем лучше и для России, и для всего остального мира. 
Медиафрения. Премия Соловьева и «Золотой стандарт» российского ТВ
5 СЕНТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
То, что когда путинский режим рухнет, главные его нынешние апологеты возглавят борьбу за депутинизацию России, настолько общее место, что даже неловко об этом напоминать. В ту секунду, когда и если Путина повезут в Гаагу, Киселев и Соловьев выйдут в эфир и расскажут, как они, рискуя свободой, а может, и жизнью, боролись с режимом, подрывая его изнутри. И в качестве одного из доказательств этой подрывной деятельности Киселев вполне может предъявить революционной общественности программу «Вести недели» от 3.09.17, в которой был продемонстрировал большой фрагмент из выступления Путина перед школьниками 1.09.17.
Медиафрения. Апология пошлости
29 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе состоялась премьера Андрея Малахова в качестве ведущего шоу «Прямой эфир» на «России 1». Теперь это шоу так и называется: «Андрей Малахов. Прямой эфир». Состязание двух главных генераторов пошлости в российском телевизоре – «Пусть говорят» Малахова на Первом и «Прямой эфир» Корчевникова на «России 1» – закончилось. За явным преимуществом победил Малахов. Как и положено победителю, Малахов пришел на побежденную территорию в качестве хозяина. Борис Корчевников, чья пошлость оказалась более тусклой, более унылой и менее изобретательной, чем малаховская пошлость, хоть и проиграл в этом состязании, но «по жизни» оказался даже в выигрыше. Теперь его унылая пошлость будет полностью востребована на канале «СПАС», которым он нынче руководит.
Медиафрения. Бесполезные идиоты
22 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Хорошая новость. Прекратил вещание телеканал «Лайф». Без малого четыре года это детище Габрелянова отравляло своим содержимым мозги и души россиян. 18.08.2017 телеканал «Лайф» сделал соотечественникам последнюю инъекцию и помер. Осталась память. О том, как собственный корреспондент телеканала Юлия Иванова предлагала врачу деньги за то, чтобы он ей первой позвонил, как только умрет Эльдар Рязанов. О том, что телеканал «Лайф» был одним из главных орудий в войне с Украиной и с российской оппозицией. Арам Ашотыч отличался от всех других руководителей путинских СМИ прямодушием и искренностью. Он никогда не скрывал, что все, кто приходит к нему на службу, должны оставить за порогом мозг и совесть.
Медиафрения. Русская Клио, лживая и обидчивая
15 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Юлия Латынина опубликовала в «Новой газете» от 14.08.17 материал на трех полосах под названием «Он всех строит». С подзаголовком «Собянин опять все перекопал? И правильно сделал». Если бы это было другое издание, на этот текст можно было бы не обращать внимания. И даже если бы это была просто очередная публикация Юлии Латыниной. Мало ли у нее бывало текстов разной степени странности и сомнительности? Но тут в конце статьи опубликована реплика за подписью главного редактора «Новой газеты Дмитрия Муратова: «Я разделяю точку зрения обозревателя». И вот это уже интересно. Обычно в «Новой» пишут прямо противоположное: мол, редакция может не разделять мнение обозревателя.
Медиафрения. Старик и рыба
8 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Социологи часто спрашивают людей о том, кого они считают лучшим политиком, лучшим писателем, историческим деятелем. Помимо прочего такие вопросы служат неплохим индикатором политических и ценностных ориентаций. Например, выбор Сталина или Ивана Грозного о многом свидетельствует про самого выбравшего, равно как и выбор Сахарова или Гавела. Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, выступая 6.08.17 в программе «Без посредников», признался радиослушателям: «Вы знаете, я считаю, что Малахов — это лучший российский телеведущий. Я считаю, что равных ему на российском телевидении — вот профессионально — нет!».
Медиафрения. Ударим по санкциям военно-морским парадом!
1 АВГУСТА 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сначала о двух расставаниях. Поэт Андрей Орлов (Орлуша) сообщил, что больше не будет приходить на «Эхо Москвы». Он сказал об этом 29.07.17 в эфире программы Ксении Лариной «Культурный шок», где он вместе с режиссером Владимиром Мирзоевым обсуждал проблему совместимости духовности и юмора. Эфир был, кстати, весьма содержательным, а заявление поэта Орлова, сделанное в середине программы, и Мирзоев, и Ларина встретили с пониманием, и в ходе возникшего экспромтом «персонального дела» поэта Орлова «подсудимый» был полностью оправдан. 
Медиафрения. «Психиатра в студию!»
25 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Из России убегает «Сименс». Если выделить главную причину бегства германского концерна, то он бежит от путинской лжи. В прошлом году российский президент обещал Зигмару Габриэлю, который тогда служил министром экономики и энергетики ФРГ, что газовых турбин «Сименс» в Крыму не будет. Наврал, как обычно. Турбины немецкого концерна в Крыму обнаружились. Теперь «Сименс» бежит из России. Зато в России остается депутат Ирина Яровая, закон имени которой по минимальной оценке должен обойтись российской экономике в 33 млрд долларов. Но тут выяснилось, что это еще не все. Поскольку Яровой очень любопытно потискать ручками и поглядеть глазками на персональные данные не только граждан России, но и граждан ЕС, то в этой части ее желание вошло в противоречие с законодательством данного Союза. 
Медиафрения. История — продажная девка русофобии
18 ИЮЛЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Рамзан Кадыров в своем интервью каналуHBORealSportsвышел за пределы главной темы, а именно, боев без правил, и дал глубокий геополитический анализ современности. Про то, что в Чечне не бывает геев, а есть только шайтаны, было ожидаемо и рутинно. Намного более бодряще звучали заявления, что «Америка не такое сильное государство, чтобы Россия считала его своим врагом», и уверение, мол, если что, «мы весь мир раком поставим». Можно, конечно, списать это на пустое бахвальство одуревшего от безнаказанности местного диктатора. Но с учетом того, что данный персонаж занимает по сути второе место в табели о рангах нынешней российской империи, имеет лично преданную ему автономную армию и залит кровью по самую макушку, в мире эротические фантазии главы Чечни сочли разумным принять к сведению.