За что гонят Свидетелей Иеговы

ТАСС

20 апреля Верховный суд запретил в России деятельность религиозной организации Свидетелей Иеговы как экстремистской. Постановил ликвидировать Управленческий центр и 395 местных организаций. Отныне, если решение не будет оспорено и отменено, Свидетели Иеговы не имеют права рассказывать о своей вере другим людям, издавать и распространять религиозную литературу, даже собираться для молитвы не имеют права — только тихо молиться каждый в своем уголочке, если уж им так хочется. Имущество у организации отберут и передадут государству.

Многие в СМИ выражают недоумение, чем продиктовано такое решение: Свидетели не пьют и не курят, выступают против разводов, не берут в руки оружия (это экстремисты-то!), законопослушны, кроме тех случаев, когда требования государства расходятся с догматами их веры — например, отказываются проходить военную службу и выступают против переливания крови, поскольку считают, что в крови находится душа человека. Но Свидетели теперь могут выбирать альтернативную гражданскую службу (беда в том, что государство не всегда готово выполнить это конституционное право граждан), а медики в случае крайней необходимости пытаются оперативно добиться разрешения на переливание крови через прокуратуру. К тому же времена полного запрета на переливание прошли, теперь это считается делом совести каждого. За что же запрещать-то?

Между тем не так давно была ликвидирована Саентологическая церковь Москвы (СЦМ), и сейчас дело тоже ждет своего рассмотрения в Верховном суде. Саентологи и Свидетели Иеговы — самые многочисленные религиозные организации из новых «нетрадиционных». Хотя Свидетели не такие уж и «новые» — впервые они были официально зарегистрированы в России в 1913 году. Но до 1991 года, когда официальный статус получил Управленческий центр, головная контора, численность их оставалась небольшой — 18-25 тысяч человек. А к сегодняшнему дню она выросла почти в 10 раз. Неудивительно, что правоохранительные органы, в последние годы усилившие нажим на протестантов и новые религиозные движения, выбрали их в качестве первой жертвы. Свидетели к тому же активные миссионеры: все, наверное, помнят начало 90-х, когда они ходили по квартирам или останавливали людей на улицах и, усадив на ближайшую скамейку, начинали им что-то втолковывать. Это вызывало раздражение многих. Сейчас того пыла уж нет, но миссия продолжается.

Русской православной церкви такой «агрессивный прозелитизм» никогда не нравился. Обидно было и то, что даже в советские годы, когда Свидетели массово подвергались репрессиям, посадкам и высылкам в Сибирь, общины их продолжали неуклонно прирастать членами. Архиерейский собор 1994 года усмотрел в деятельности Свидетелей Иеговы и кришнаитов (тоже, кстати, значительно умноживших свои ряды в постсоветские годы) «деструктивные последствия». А уже в 1995-м некий таинственный Комитет по спасению молодежи от тоталитарных сект подал в прокуратуру жалобу на московскую общину Свидетелей, обвиняя их в том, что они разжигают ненависть к традиционным религиям. Обращение поддержали православные верующие.

Суд трижды отклонял иск, не находя в действиях общины состава преступления — «ненависть» тогда, как и «экстремизм» сейчас, заключалась в убеждении, что только их вера «истинная», — но Комитет проявил упорство и продолжал подавать жалобы до тех пор, пока в марте 2004 года Головинский суд Москвы не вынес решения о закрытии общины (в 2015 году регистрация московской общины была возобновлена — впрочем, ненадолго, как мы видим).

И пошло-поехало: начиная с 2009 года журналы и книги Свидетелей Иеговы массово признаются экстремистскими материалами, инициируются дела против общин в Ростовской и Самарской областях, Краснодарском крае. Ну, можно ли после этого оставить головную организацию, под крылом которой укрываются все эти «экстремисты»?

ТАСС

У правоохранительных органов свои причины не любить Свидетелей Иеговы: в советские годы к ним относились скорее не как к «неправильным» верующим, а как к антисоветчикам — они не шли на контакт с КГБ; и тогда отказывались служить в армии, а ведь закона об альтернативной службе еще не было; принципиально не участвовали в выборах. При этом демонстрировали и продолжают демонстрировать поразительную стойкость в отстаивании своих убеждений. Недаром правозащитники говорят, что именно Свидетели вытянули альтернативную гражданскую службу (АГС) в России на цивилизованный уровень. Именно они раз за разом настаивали на соблюдении своих прав, не боялись судиться с военкоматами, когда те отказывали им в АГС, или находили «альтернативные» должности в военных частях, или посылали работать туда, где не было даже самых скромных санитарных условий. Именно они отважно соглашались на службу в 42 месяца (таким был закон до 2007 года, сейчас срок АГС 21 месяц), что было, конечно, вполне издевательской «альтернативой», очевидным наказанием за отказ от военной службы.

Их гнали и снова гонят, а они все собираются и собираются в общины, молятся и молятся — и никакой Исаакий им для этого не нужен…


Фото: 1. Россия. Санкт-Петербург. 19 марта 2017. Табличка на входе в комплекс зданий организации "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" в поселке Солнечное. Верховный суд РФ назначил на 5 апреля 2017 года рассмотрение иска Минюста РФ о признании "Управленческого центра свидетелей Иеговы в России" экстремистской организацией, ликвидации и запрете её деятельности на территории страны. Александр Демьянчук/ТАСС
2. 26.02.2006. Россия. Москва. Плакат "Выбираем службу без оружия" в Москве. Олег Наумов/ТАСС













  • Зоя Светова: Само дело Соколовского... было выращено искусственно... Александр Верховский: Совершенно лишнее дело, которое только увеличивает поляризацию в обществе без всякого политического смысла.

  • АиФ: Екатеринбургский суд 11 мая огласит приговор «ловцу покемонов», блогеру Руслану Соколовскому... Гособвинение запросило для блогера 3,5 года лишения свободы... в колонии общего режима.

  • Dima Moskvin: 11 мая в Екатеринбурге станет датой символической. Завтра град и мир узнает приговор Соколовскому - он уже обречен остаться в учебниках об истории позднепутинской России как "ловец покемонов".

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
И мощи, и немощи
14 ИЮНЯ 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
На «Кропоткинской» объявляют: «Очередь в храм Христа Спасителя от станции “Парк культуры”». Но оказывается, еще дальше — от Министерства обороны на Фрунзенской набережной. До храма Христа Спасителя отсюда почти три километра. Впрочем, на этом отрезке очереди как таковой нет — есть лишь рамки, за которые можно пройти. 27 мая, суббота, половина второго, народ еще, видно, только собирается. Рядом с министерством встречаю группу паломников из Нижегородской области, из города Володарска. Они уже отстояли свое и направляются в сторону автобуса. Приехали почти всем приходом, 49 человек. Это не первая их паломническая поездка: были и у пояса Богородицы, и когда в Москву привозили Дары волхвов, с готовностью рассказывает Андрей; на вид ему лет 30 с небольшим, с ним одиннадцатилетняя дочь.
Итоги недели. Приговор по делу покемонов в храме вынесла атеистка
12 МАЯ 2017 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Существуют истины, которые, несмотря на всю их очевидность и тривиальность, приходится проговаривать из раза в раз. Политический заключенный – это не тот человек, который пострадал из-за собственных политических взглядов. Политический заключенный может вообще не иметь никаких взглядов. Политический заключенный – это тот, кто репрессирован по политическим мотивам. И в этом контексте суд в Екатеринбурге, за которым всю минувшую неделю мы столь пристально следили, классический политический процесс, к счастью закончившийся условным наказанием. В минувший четверг один из районных судов Екатеринбурга вынес обвинительный приговор популярному местному видеоблогеру Руслану Соколовскому.
«Я всего лишь матерился»: дело Соколовского
11 МАЯ 2017 // ПАВЕЛ ПРОЦЕНКО
Чем ни закончится процесс по делу Руслана Соколовского (приговор вынесут 11 мая в одном из райсудов Екатеринбурга), результатом станет очередное скатывание российского общества в бездну помрачения. 28 апреля прокурор потребовал дать подсудимому 3,5 года лагеря общего режима. Статьи УК (148 и 282), по которым судят 23-летнего блогера, отличаются резиновыми формулировками. Между тем поражает убожество полемики, разгоревшейся вокруг случая Соколовского. «Уголовное дело как расплата за слова в видеороликах — варварство», — возмущается свидетель защиты, политзаключенная советской эпохи Елена Санникова.
Прямая речь
11 МАЯ 2017
Зоя Светова: Само дело Соколовского... было выращено искусственно... Александр Верховский: Совершенно лишнее дело, которое только увеличивает поляризацию в обществе без всякого политического смысла.
В СМИ
11 МАЯ 2017
АиФ: Екатеринбургский суд 11 мая огласит приговор «ловцу покемонов», блогеру Руслану Соколовскому... Гособвинение запросило для блогера 3,5 года лишения свободы... в колонии общего режима.
В блогах
11 МАЯ 2017
Dima Moskvin: 11 мая в Екатеринбурге станет датой символической. Завтра град и мир узнает приговор Соколовскому - он уже обречен остаться в учебниках об истории позднепутинской России как "ловец покемонов".
В дом пришли убийцы
30 МАРТА 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
В культурном центре «Покровские ворота» состоялась презентация книги Павла Проценко «К незакатному Свету. Анатолий Жураковский: пастырь, поэт, мученик, 1887-1937», в которой приняли участие автор монографии и литературовед Мариэтта Чудакова. Анатолий Жураковский — знаковая фигура религиозной жизни Киева двадцатых годов прошлого века. Он принадлежал к поколению, призванному преобразовать «энергии высших сфер духа» и тем самым ответить на революционные вызовы времени. Вместе со своими единомышленниками он помогал бедным и заключенным, занимался просвещением народа и работой с молодежью.
Религиозная политика меняется в более жесткую сторону. Центр «СОВА» представил доклад о проблемах реализации свободы совести в 2016 году
29 МАРТА 2017 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
28 марта в Славянском правовом центре состоялась презентация ежегодного доклада Информационно-аналитического центра «СОВА» «Проблемы реализации свободы совести в России в 2016 году», основанного на данных ежедневного мониторинга российских новостей. В презентации приняли участие автор доклада, социолог религии и эксперт Центра «Сова» Ольга Сибирева, директор Центра и член Совета при президенте по развитию гражданского общества Александр Верховский, адвокат Константин Андреев, а также юристы, правозащитники, журналисты и религиоведы, в том числе студенты Учебно-научного центра изучения религий РГГУ.
Открытое письмо жителей блокадного Ленинграда
28 МАРТА 2017 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Мы, жители блокадного Ленинграда, хотим высказать наше мнение по поводу передачи Исаакиевского собора в безвозмездное пользование Русской православной церкви. Считаем такое решение скоропалительным и неоправданным, поскольку все последние годы под куполом собора благополучно сосуществовали музей и церковь. Проведенные за минувший год 640 богослужений дают основание утверждать, что Исаакиевский собор являет собой прекрасный пример сотрудничества музейного и церковного сообществ. Кроме того, не стоит забывать, что в тяжелейшие блокадные дни именно в подвалах Исаакия были размещены эвакуированные из пригородных музеев бесценные экспонаты Петродворца, Пушкина, Павловска, Гатчины. Здесь же нашли приют и сотрудники этих музеев. Это наша общая история, которую мы как блокадники считаем недопустимым забывать при принятии судьбоносных решений.
500 лет Реформации
27 МАРТА 2017 // БОРИС КОЛЫМАГИН
Лютеране, а вместе с ними и другие протестантские деноминации, празднуют 500-летие Реформации. 22 марта в «Президент-отеле» столицы состоялась встреча, давшая старт юбилейному марафону. В течение года во многих российских регионах пройдут конференции, презентации книг, экуменические богослужения, связанные с круглой датой. Надо заметить, что лютеранство в России является традиционной конфессией. Первая кирха в Москве появилась в 1576 году, спустя несколько десятилетий после религиозной революции. До октябрьского переворота лютеранство было вторым по числу последователей вероисповеданием в Российской империи и насчитывало несколько миллионов верующих, преимущественно немецкого происхождения. Главой церкви являлся сам император.