Путин и общество
21 января 2021 г.
Барин сказал: «Дураки»

ТАСС

Андрей Колесников из «Коммерсанта» просто спас репутацию отечественных деятелей культуры, получавших вчера высокие награды в Кремле из рук главного начальника страны. Федеральные телеканалы, информировавшие народонаселение о событии, зафиксировали лишь неподдельный верноподданнический восторг вкупе с неизбывной благодарностью «партии и правительству». Что выглядело совершенно позорно, если знать, что накануне российское государство всей мощью Следственного комитета и ФСБ наехало на театральный «Гоголь-центр» и его руководителя Кирилла Серебренникова. Положительно отреагировав тем самым на доносы о вольнодумстве и оскорбляющие православных патриотов постановки. Творческая интеллигенция ответила заявлением, подписанным самыми знаменитыми ее представителями. Заявление зачитала Чулпан Хаматова на ступенях «Гоголь-центра», где в этот момент шел обыск. Но ни худрук Театра наций Евгений Миронов, ни генеральный директор Большого театра Владимир Урин, заранее сообщивший о том, что он написал свое послание Путину, не рискнули озвучить свое возмущение, глядя в глаза президенту. Видимо, вполне всерьез восприняли слова думского начальника Володина: «Меньше слов, меньше срок».

Представители СМИ, правда, зафиксировали, как Евгений Миронов о чем-то шептался с руководителем государства перед получением ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени и даже оставил ему какие-то листочки. И вот корреспондент «Коммерсанта», обладающий самым прекрасным слухом среди всех журналистов кремлевского пула, услышал такой диалог Путина и Миронова, состоявшийся уже после награждения:

« — Вы знали? Знали об этом?!

— Да,— подтвердил президент.— Вчера узнал.

То есть, видимо, как обычно, из СМИ.

— Зачем? Ну зачем это делать?! Вы же во Францию в понедельник летите! Вам-то это зачем?!

— Да дураки,— неожиданно сказал Владимир Путин».

Чем, как следует понимать, облегчил судьбу попавшего в опалу режиссера. То ли царь Иван Васильевич в минуту редкого просветления, то ли царь Иосиф Виссарионович, прилюдно вслух размышляющий, прощать или нет деятеля культуры за некое выдуманное прегрешение, и решающий — простить. Многочисленным юродивым и кликушам, теснящимся у трона, следует подхватить «Добрая, добрая…» и броситься в радостный пляс.

Слава богу, все, может быть, обойдется. Ну, если позабыть, что мы живем не в 16-м веке, а в 21-м. Ау, сеятели разумного, доброго, вечного, вы понимаете, что фактически соглашаетесь с ситуацией, когда опричники могут хапнуть каждого из вас, и единственная надежда спастись (о правосудии речи, заметим, не идет вовсе) в том, чтобы облобызать ботинки главного начальника. Деятели культуры просят всего лишь, чтобы с делом Серебренникова обошлись «без эксцессов». И при этом пытаются объяснить главному начальнику не то, что преследование режиссера противозаконно и возмутительно, а что оно противоречит его, начальника, конкретным интересам. Во Франции, мол, Серебрянникова хорошо знают, а вам, Владимир Владимирович, туда лететь.

Конечно, кто-то скажет, что все мы живем в предлагаемых обстоятельствах. Что надо спасти конкретного человека. И если есть возможность прошептать что-то важное начальнику и добиться результата, это гораздо важнее, чем громко и публично протестовать против очевидного беззакония. Ведь всем известно, как не любит главный начальник открытый и публичный протест. Может обидеться и назло всем впаять «двушечку». Здесь есть логика. Но только в том случае, если есть кто-то, кто готов замолвить словечко. И при этом он вскоре может понадобиться по малой нужде Путину В.В., типа выступить в качестве доверенного лица для кандидата в президенты.

На самом деле происходящее прекрасно соответствует путинскому идеалу государственного устройства. Опричники хватают без разбора (типа, дураки) в назидание и для испуга, а тем, кому повезет, удается избежать незаслуженной кары. Но это только в том случае, если обыски и аресты совпадут по времени с вручением госнаград…



ТАСС

Фото: 1. Россия. Москва. 24 мая 2017. Президент России Владимир Путин и актер Евгений Миронов (слева направо), получивший орден "За заслуги перед Отечеством" IV степени, на церемонии вручения государственных наград РФ в Кремле. Михаил Метцель/ТАСС
2. Россия. Москва. 24 сентября. Художественный руководитель Государственного театра наций Евгений Миронов и художественный руководитель "Гоголь-центра" Кирилл Серебренников (слева направо) перед началом пресс-конференции в Московском музее современного искусства. Фото ИТАР-ТАСС/ Александра Мудрац












  • Николай Сванидзе: Не исключаю, что закон будет и дальше ужесточаться и криминализироваться.

  • "Коммерсант": В «агенты» могут быть зачислены уже десятки тысяч граждан России.

  • Abbas Gallyamov: Текст... закона об иноагентах содержит требование самобичевания...  Человек... должен САМ догадаться, что он под них подпадает, а затем самостоятельно пойти в Минюст и там... зарегистрироваться.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Иноагенты России — соединяйтесь!
29 ДЕКАБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Российская власть яростно желает оповестить подведомственный народ о том, что шутки кончились и предстоят репрессии. Не дождавшись, когда президент подпишет вышедший из бешеного принтера пакет всезапрещающих законов, Министерство юстиции открыло список физических лиц — иностранных агентов. В дело пошла старая редакция закона, которая очень странным образом предлагает считать живого человека во плоти и крови средством массовой информации. Этот закон предполагал, что иностранным агентом может быть объявлен индивидуум, распространяющий информацию, созданную СМИ-иноагентами и получающий денежные средства из-за границы.
Прямая речь
29 ДЕКАБРЯ 2020
Николай Сванидзе: Не исключаю, что закон будет и дальше ужесточаться и криминализироваться.
В СМИ
29 ДЕКАБРЯ 2020
"Коммерсант": В «агенты» могут быть зачислены уже десятки тысяч граждан России.
В блогах
29 ДЕКАБРЯ 2020
Abbas Gallyamov: Текст... закона об иноагентах содержит требование самобичевания...  Человек... должен САМ догадаться, что он под них подпадает, а затем самостоятельно пойти в Минюст и там... зарегистрироваться.
269 минут вселенского срама
18 ДЕКАБРЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Очередная, 16-я по счету, так называемая большая пресс-конференция Путина длилась 4 часа 29 минут. Вопросов было 68, и среди них не было ни одного, который можно было бы назвать правильно сформулированным, то есть настоящим журналистским вопросом. В целом получилось неплохое селфи российского медиапространства, чему способствовала даже география этого спецмероприятия. До путинского тела в Ново-Огарево допустили десяток избранных холуев из кремлевского пула, основную массу столичной прессы под присмотром Пескова согнали в Центр международной торговли, региональную прессу собрали в крупных городах...
Прямая речь
18 ДЕКАБРЯ 2020
Андрей Колесников: Ответ о Навальном по сути — указание на то, что с оппозиционером можно обходиться как со шпионом, если это потребуется правоохранительным структурам.
В СМИ
18 ДЕКАБРЯ 2020
"Эхо Москвы": Владимир Путин добавил, что Навальный сейчас пытается с помощью своих заявлений встать на один политический уровень с президентом.
В блогах
18 ДЕКАБРЯ 2020
Екатерина Пташкина: А можно, президент моей страны не будет хвастаться тем, что может убить кого хочет, пожалуйста?
Похороны профессии? Предисловие к позорищу
17 ДЕКАБРЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Я не согласен с предположением некоторых коллег, что Дмитрий Песков отменил свои брифинги из-за растерянности от оглашения подробного расследования отравления Алексея Навального. У президентского толмача, этого истинного профессионала божьей росы, есть патентованный ответ на любой неприятный вопрос: во-первых, «все вы врети», во-вторых, «это-запланированная провокация БНД, МИ-6 и ЦРУ» (как вариант: «это все придумал Черчилль в восемнадцатом году»). Но на сей раз пресс-секретарю правда потребовалось много времени. Шутка ли сказать, несколько месяцев работал он над сценарием «пресс-конференции», согласно которому 60-70 балбесов должны были с заранее отцензурированными шутками-прибаутками...
Прямая речь
17 ДЕКАБРЯ 2020
Леонид Гозман: Если такой вопрос не дадут задать, то единственным комментарием к этой пресс-конференции останется то, что на ней не дали задать вопрос о Навальном...