Что делать?
20 мая 2018 г.
«Капитализм для своих» в российской Амазонии
3 ИЮЛЯ 2017, ПЕТР ФИЛИППОВ

ТАСС

Дайджест по материалам прессы

Опросы общественного мнения показывают устойчивое неуважение россиян к Государственной думе, равно как и к Совету Федерации. На вопрос газеты «Новые известия» «Какой оценки заслуживает работа нынешнего состава Госдумы РФ?» 83% опрошенных ответили: «Неудовлетворительно». i

Не случайно Госдума за свои антинародные законы получила презрительное прозвище «взбесившийся принтер». Взять хотя бы «закон Димы Яковлева», обрекающий на жалкое существование или смерть тысячи наших маленьких сирот. Но парадокс в том, что эти депутаты избираются нашим народом. И даже на выборах во второй половине 1990-х годов, когда в России имела место политическая конкуренция, а не нынешняя декорация, народ относился к выборам депутатов разного уровня как к странной блажи, от которой лучше уклониться. А если и голосовать, то за какого-нибудь клоуна вроде Жириновского. Вникать в программы партий, а тем более самим участвовать в политических сходках и митингах — нет уж, увольте! Вот выборы президента, который в представлении большинства россиян нечто вроде царя-благодетеля, это другое дело. Все-таки владыка, верховный начальник, пожалуешься — и унитаз тебе наладят…

Почему мы ведем себя не как шведы, французы или англичане? Почему для них важно, кто заседает в парламенте, какие законы это собрание народных представителей принимает, какие политические и экономические программы реализует? А нам парламент «до лампочки». Воспринимать депутатов, мэров, губернаторов и президента как слуг, как нанятого нами в складчину охранника или управдома мы органически не в состоянии. Начальник не может быть слугой. Власть россияне воспринимают скорее как оккупационную, или как мафию, которой вынуждены платить дань в форме налогов.

Действительно, отношение россиян к власти трудно назвать разумным и последовательным. Как показывают опросы, большинство поддерживает власть, нарушившую в ходе аннексии Крыма нормы международного права и взятые Россией на себя обязательства. С другой стороны — люди стараются разными способами увильнуть от уплаты налогов. Казалось бы, раз поддерживаешь власть, поддержи ее рублем! Нет, и на случаи откровенного казнокрадства реагируем вяло. Подумаешь, по смете питерский стадион должен был стоить 7 млрд, а обошелся свыше 40. Ну и что? А ведь даже среди бандитов, живущих «по понятиям», тем, кто крысятничает и крадет деньги из общака, гарантирована смерть!

Демократия (народовластие) предполагает реализацию органами принуждения решений общего собрания граждан города-государства (аналога нынешнего ТСЖ или садоводства) либо собрания народных представителей. А как быть, если граждане не хотят участвовать в собраниях и выборах? Надеются, что как-нибудь без них все образуется, что к рулю встанет добрый князь (председатель ТСЖ или президент), который воровать из общей казны будет в меру и «всем нам сделает хорошо».

В основе таких архаических надежд на «доброго царя» лежит, как утверждают этологи, закрепленная в генах программа поведения. Стада наших первобытных предков подчинялись самым сильным альфа-самцам. В стычках с другими племенами лучшей стратегией выживания оказалось не нарушать пирамиду власти, во всем подчиняться «национальному лидеру». Естественный отбор закрепил эту стратегию в генах. Как сказал поэт: «Не надо думать, с нами тот, кто все за нас решит!».

Может, россияне политической культурой не вышли? Трудно представить себе, что племена в джунглях Амазонки проводят предвыборные собрания и дискутируют о степени свободы в интернете или необходимости узаконить иски в защиту общественных интересов. Не доросли! Как, впрочем, не доросли до этого и туркмены в песках Кара-Кумов, и таджики в горах Памиро-Алая. А мы разве доросли?

Разделение властей, независимый суд, контроль народных представителей за действиями чиновников — это достижения современной европейской культуры, культуры гражданского участия. В наших генах такие порядки не прописаны. Реально они есть в двух десятках развитых государств, где власть действительно служит народу, а налоги — скорее взносы в общак, чем дань власть имущим. Остальные страны до такого уровня культуры еще не доросли, там «естественные государства», в основе которых сбор с населения дани, откатов, ренты, «распил» казны власть имущими. Общественный строй в таких странах — «капитализм для своих» или власть мафии. Такой строй установился сегодня и в России.

Есть и другая причина мрачной российской действительности. Это уровень знаний простого народа. Можно ли посредством демократических процедур голосами больных избирать главного врача больницы? Нельзя. А избирать министра финансов можно? Но ведь простые люди ничего не смыслят в налоговой и бюджетной политике! А нужно ли гражданам избирать президента? Смогут ли граждане, ничего не разумеющие в макроэкономике, отличить популиста-демагога от здравомыслящего кандидата? Вряд ли.

В нашей стране на образование выделяется 2% ВВП, а в Южной Корее — 27% ВВП. Тогда вам должно быть понятно, почему нарождаются конкурентоспособные южнокорейские товары — гаджеты, автомашины, растет уровень жизни народа. А куда идут наши деньги? На сверхдоходы чиновников, на распил казны, на дворцы знати? А мы считаем, что так есть и так всегда будет. Зря надеемся, будет много хуже. Страны, похожие на нас по своему общественному устройству в Африке и в Азии, за последние полвека снизили доходы населения вдвое, миллионы мрут от голода и болезней. Зато их мафиозная элита строит новые дворцы и яхты. Мы не одни такие. Жители Зимбабве, Конго, Съерра-Леоне — наши братья по духу и холопству. Мы не понимаем, что только в странах, где и местная и верховная власть контролируется населением через эффективные институты участия, имеет место рост жизненного уровня населения. Так что в том, что немцы, финны, шведы имеют зарплату в десять раз большую, чем россияне (при тех же ценах в магазинах), виноваты не Обама или Трамп, а мы сами, это следствие нашей подданической монархической культуры.

Нынешняя российская элита — это мафиозная бюрократическая вертикаль, охраняемая опричниками в шлемах. Не ученые, не специалисты, не профессиональные политики, юристы и экономисты, определяют судьбу страны, а чиновники. Они понимают природу власти как право повелевать «терпилами» и не зависеть от них. Чиновники получили власть от верховного правителя, а как того занесло на самый верх — по наследству или в результате псевдовыборов, — не важно. Будешь в его милости — станешь частью властной пирамиды, разбогатеешь.Этим людям, как и значительной части россиян, идейно близок сталинизм. Они считают авторитарную бюрократическую вертикаль наилучшей формой организации государства, настороженно относятся к бизнесу и частной собственности на средства производства, допускают существование только своих, ими назначенных «предпринимателей». Но хотят ездить на дорогих импортных автомашинах, пользоваться изобретенными на Западе гаджетами, иметь недвижимость и банковские вклады в Европе.

Да, мы «терпилы». Возьмем для примера Объединенную авиастроительную корпорацию. От кого зависит качество разработок новой техники, внедрение перспективных технологий? От конструкторов и технологов. Но они получают зарплату 13-15 тыс. рублей. А чиновники, возглавляющие корпорацию, — 250-280 тыс. ежемесячно. Они не рискуют своим капиталом, они распоряжаются казенными, т.е. «ничейными» деньгами и погоняют «терпил», не способных даже организовать профсоюз.

За последние 15 лет при молчаливом согласии народа реанимированы все существовавшие при советской власти институты, такие как всесильное КГБ-ФСБ, карманные суды, прокуратура. Выборы как волеизъявление народа умело профанировали, политическую конкуренцию свели на нет, реальную оппозицию задавили.

Тот факт, что Россия, Украина, Белоруссия пришли к авторитаризму более или менее демократическим путем, свидетельствует об архаичной подданнической культуре наших народов и объективном раскладе предпочтений граждан. В постсоветских республиках (за исключение Прибалтики) не была проведена люстрация (очищение власти). Она и не могла произойти при отсутствии массовых оппозиционных политических партий или стоящей в оппозиции к власти церкви. Куда могла деться в ходе рыночных реформ многомиллионная армия коммунистической номенклатуры, привыкшая получать блага от властной иерархии, имеющая самые тесные связи с репрессивным аппаратом, владеющая навыками манипулирования массами, жаждущими «старых песен о главном»? Так что появление во главе бюрократической вертикали Путина — явление закономерное. Вряд ли власть Лужкова–Примакова или Зюганова–Макашова была бы лучше. А иных, имеющих шансы быть избранными, на рубеже 2000-х годов не просматривалось.

Владимир Путин понял, что нашему народу нужна имперская риторика, региональным начальникам — возможность «доить» подконтрольные территории, а силовикам — крышевать бизнес. Сам же российский (как и украинский, и армянский и т.д.) бизнес — не сторонник честной конкуренции, готов платить за «крышу», за то, чтобы не отняли бизнес, не сажали и не убивали. В итоге получилось, что самые жирные куски достались близким президенту людям, была налажена система коррупционной скупки лояльности на местах, а финансовые потоки, прокуратура, суд и другие государственные институты взяты под жесткий контроль силовиков. Эта властная вертикаль ушла корнями в союз аморального и трусливого российского бизнеса и корыстной коррумпированной бюрократии. Питательной почвой для нее служат природные ресурсы страны и народ с его подданнической холопской культурой. Сможем ли мы выбраться из этой колеи?

____________________________________

i Новые Известия 18.09.15 №169

Фото: Григорий Сысоев/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Наша худшая система управления
16 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Авторитарная вертикаль власти всегда работает с искажениями – при любом, самом квалифицированном президенте. Хотя вера в «доброго царя, который все решит», по-прежнему доминирует в ментальности россиян, но понятно, что один человек, даже с самыми благими намерениями, не может контролировать полтора миллиона российских вороватых и коррумпированных чиновников. А посланные президентом контролеры нередко входят с казнокрадами в долю. Яркий пример беспомощности властной вертикали с президентом во главе – строительство петербургской «Зенит-Арены», которое контролировал лично президент Путин.
Причина нищеты — наше холопство
8 МАЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
На Камчатке Законодательное собрание увеличило пенсии чиновников и депутатов в 2,5 раза. Остальных граждан повышение не коснулось. Почему? Потому что на всех денег в казне не хватит. А чиновникам и депутатам заботиться надо о себе, а не о бедняках всяких. Когда совести нет, работает хватательный инстинкт.
Общее и особенное в политическом развитии постсоветских государств
23 АПРЕЛЯ 2018 // ДМИТРИЙ ФУРМАН
Формально при распаде СССР и «соцлагеря» все бывшие коммунистические государства провозглашали сходные или просто тождественные цели – построение демократических правовых обществ с рыночной экономикой. Но в реальности развитие посткоммунистичеких стран пошло разными путями. Различия посткоммунистического развития России и центрально-европейских государств, включая и страны Балтии, очевидны и имеют принципиальный и качественный характер. Центрально-европейские страны пошли по пути создания правовых демократических политических систем, однотипных с давно сложившимися в странах Западной Европы и Америки, в которых в рамках единых правил игры борются разные политические силы и осуществляется ротация власти.
Экономика единого устава
22 АПРЕЛЯ 2018 // АКУЛИНА НЕСИЯЛЬСКАЯ
Директор Всемирного банка обещает российской экономике среднемировые темпы. Глава Центробанка РФ отчитывается в восстановлении. Министр экономразвития уверенно прогнозирует рост ВВП. Премьер декларирует важность этих показателей для блага человека. Всё это происходит на престижном Гайдаровском форуме в Москве. А в российской глубинке отчаявшиеся и разуверившиеся во всём дети взрывают и режут своих учителей и одноклассников.
Возрождение Японии - урок для России
16 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ МАГАРИЛ
Опыт послевоенного демократического возрождения Японии мало известен в России. Особенно это касается реформ политической и социальной сферы. Однако именно глубокая политическая реформа явилась тем фундаментом, на который опирается мощная экономика и демократическое общество современной Японии. Послевоенные реформы в Японии осуществлялись при активном вмешательстве и под жестким контролем оккупационной администрации США во главе с генералом Дугласом Макартуром. Формально Макартур подчинялся международной Дальневосточной комиссии в Вашингтоне и Союзному Совету в Токио. Однако фактически генерал нес ответственность лишь перед президентом и конгрессом США.
Благосостояние как подрыв национальной идеи
10 АПРЕЛЯ 2018 // СЕРГЕЙ БОГДАНОВ
Десять лет назад, в то самое время, когда подошли к концу пресловутые «тучные годы» — в растиражированном еженедельнике мне попалась на глаза колонка, которую вел известный российский политолог. На страницах газеты колумнист, предаваясь невеселому анализу только что наступившего в России экономического кризиса 2008, неожиданно отвлекся от финансовой составляющей. Вместо этого переключился на бытовую сферу, вспомнил недавнее прошлое и призвал читателя обратить внимание на то, что впервые с начала 90-х в домашних кастрюлях россиян стали слипаться макароны.
Китай: прививка честности и законопослушности
10 АПРЕЛЯ 2018 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Можно ли построить развитую экономику в обществе воров и жуликов? А в обществе, главной чертой которого является средневековая зависть к тем, кто добился успеха, большевистское желание их «раскулачить»? Многие авторы утверждают, что отсталая средневековая культура населения — непреодолимая преграда для модернизации страны. Другие им возражают, приводя в пример Сингапур и Грузию, где благодаря успешным реформам, стимулам и разумным законам удалось изменить поведение людей, в конечном счете, повлиять на их культуру, менталитет.
Убогое право собственности
2 АПРЕЛЯ 2018 // ВИТАЛИЙ ТАМБОВЦЕВ
Россияне, особенно предприниматели, хорошо знают, как плохо защищены у нас права собственности. Государство в лице силовиков, пожарных, санитарных и прочих инспекторов собирает с них дань. Корпорации, близкие к власти, могут «наехать», отжать бизнес или здание. Примеров тому не счесть. Пресечь эту практику может только реальная политическая конкуренция и независимость суда. Но важно понимать, что в ходе предстоящих реформ надо изменить в нашем законодательстве.
Российская приватизация
2 АПРЕЛЯ 2018 // ЕВГЕНИЙ ЯСИН
Можно сказать, что возможности, предложенные большинству граждан – членам трудовых коллективов и остальному населению, были призрачны. Чтобы добиться их реализации, нужны были колоссальные усилия, в том числе большого числа активистов, – например, по осуществлению идей рабочего самоуправления на базе второй модели льгот. Такие усилия некому было предпринимать, таких активистов не было. Трезвая оценка этих популистских обещаний такова: они с самого начала были обречены на невыполнение.
Южная Корея — «скрепа снизу». А что Тайвань?
30 МАРТА 2018 // НАТАЛЬЯ ПАХОМОВА
Итак, мы сделали осторожное предположение, что надежда на искоренение системной коррупции в Южной Корее — в личной добропорядочности рядовых граждан. Как это может работать? Как персональная честность — величина скорее лирическая — способна конвертироваться в благие перемены на уровне государства?