«Дела» Навального
25 февраля 2021 г.
Итоги недели. Зачем сегодня путинизм с человеческим лицом
4 АВГУСТА 2017, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

Евгений Фельдман

Конец уходящей недели ознаменовался судебными сюрпризами. Все прогрессивное человечество напряженно замерло в ожидании очередных длительных административных сроков для Алексея Навального и лидеров его штаба, однако дело (вернее — дела) завершилось космическими штрафами. Прогрессивное человечество с облегчением вздохнуло и тут же постановило материальные потери оппозиционерам возместить. В любом случае, я поздравляю Алексея Навального, Леонида Волкова и Николая Ляскина с таким исходом судебной эпопеи. В тюрьме плохо, и коли в этот раз удалось ее избежать, значит, есть чему радоваться…

Если бы, например, какая-нибудь редакция поручила написать репортаж о пятничных событиях в Симоновском суде Москвы своему спортивному комментатору, то он имел бы все основания начать заметку словами: «На редкость слаженно в этот раз выступила команда местных судей!»...

Честно признаюсь, что шутить на тему отечественной судебной системы у меня уже не поворачивается язык. Мы все прекрасно знаем, что гражданам России приходится нынче обходиться без нее. Впрочем, если раньше представители государства, задействованные в процедуры, которые мы по недоразумению все еще называем судебными, пытались делать вид, что действуют в рамках закона, то нынче эти смешные формальности уже никто не соблюдает. Чем, если не предварительным сговором, можно объяснить, что в мотивировочных разделах всех трех решений содержится формулировка, способная поразить любого, кто хоть раз в жизни знакомился с сутью претензий, предъявляемых оппозиционерам в рамках административных дел в последние годы? Так вот, и Навального, и Волкова, и Ляскина три разных судьи обвинили в том, что они призывали «к участию в скрытой форме публичного мероприятия». Описывая «агитационный уикенд», что ФБК проводил 8 и 9 июля, трое судей Симоновского суда, не сговариваясь (ха-ха-ха!!!), применили фактически медицинский термин. Потому что «скрытые формы» бывают у заболеваний, а про то, что и публичные мероприятия порой проходят в скрытой форме, я, например, слышу впервые.

Но это все, повторю, детали довольно тривиальные — а то до вчерашнего дня мы с вами не знали, что наши суд подконтрольны власти! А вот порасспросить сведущих людей про то, что они думают по поводу мягкости наказания (штрафы вместо длительных арестов), мне показалось интересным. Потому что все указывало на то, что в сложившейся ситуации в отношении Навального и Ко. будет применяться одна стратегия — максимальный прессинг, но до известного предела. (То есть новое уголовное преследование в отношении Навального может быть инициировано только по высочайшему распоряжению, зато в рамках Административного кодекса мочим вражину так, чтобы голову из окопа высунуть не смел…) И вдруг Симоновский суд отказывается от высшей меры в рамках инкриминируемой статьи!

Мой собеседник, который еще совсем недавно принимал активное участие в реализации нашей внутренней политики, этот парадокс объяснил следующим образом: «Данный приговор не что иное, как весьма наглядная демонстрация аппаратных возможностей Сергея Владиленовича Кириенко. Его же игра понятна: убедить Путина, что стратегия выжженной земли, несмотря на постоянно ухудшающуюся ситуацию на Западном фронте, все равно не лучшая. С моей точки зрения, кстати, сомнительный тезис. Сейчас нужно демонстрировать решительность, а не слабость, но у Кириенко другой игры в принципе нет. Потому что, если мы тут поливаем веером от пуза, он на фиг Путину не нужен. Есть получше него поливальщики… А вот если частичная видимость демократического государства, в котором крокодилы едят оленят каждый день только по высочайшему дозволению, сохраняется, тогда мы готовим президентскую кампанию 2018 года в границах гуманистических концепций, а не одного лишь тупого давления на несогласных. Так вот в рамках данной стратегии Навального не надо все время держать в спецприемнике — это, дескать, может вызывать обратную реакцию. Давайте, как бы говорит Кириенко (а может, действительно говорит), создавать видимость конкурентной политической среды. Это снизит напряжение в обществе и не позволит легко разруливаемым локальным экономическим протестам слиться в единый политический… В ситуации с Симоновским судом Кириенко важно было продемонстрировать, что он влиятельный сановник, способный эффективно использовать традиционно силовой инструментарий. В данном случае — суд. И у него несомненно это получилось».

Мне нет совершенно никакого дела до аппаратных побед или поражений г-на Кириенко. Нынче любой сюжет, так или иначе связанный с ситуацией в близких к Путину сферах, мы должны рассматривать, как мне представляется, с единственной точки зрения — укрепляет ли он режим или способствует его дальнейшему расшатыванию. По-моему, сегодня любая драка наверху приближает схлопывание всей властной конструкции. А кроме того, не будем забывать, что по итогам пятничных судов Навальный со товарищи находятся на свободе. Что само по себе самоценно…


Фото: Евгений ФЕЛЬДМАН для проекта "Это Навальный"
















  • Андрей Колесников: Европейские санкции сейчас провоцирует не столько конкретно этот кейс, сколько вообще вся ситуация с правами человека в России.

  • МК: Оппозиционера Алексея Навального поставили на профилактический учет, как лицо, склонное к побегу.

  • Марина Литвинович: Если он попадет в колонию, то за ним будет вестись усиленный контроль. Навальному надо будет примерно каждые 3 часа отмечаться в администрации колонии, фиксируя, что он никуда не убежал.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Последнее слово Навального на суде по «ветеранскому делу»
20 ФЕВРАЛЯ 2021 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Для последнего слова у меня есть бумажка вот эта, она довольно задрипанная, потому что я ее в кармане ношу каждый процесс. И когда я из СИЗО выхожу, меня обыскивают и каждый раз говорят: "Это что такое! Нельзя! Можно только материалы дела". А я говорю: "Это мой материал дела самый главный". Помните, в самом начале вы нам дали полчаса на ознакомление с материалами дела. Ну, я посмотрел — а что там смотреть-то: сфальсифицированные материалы и подписи? Единственная вещь, единственная страничка, которая меня интересовала, я с нее сделал выписку, и потом в течение процесса я так вот ее из кармана доставал и украдкой смотрел. Каждый раз в самые такие пафосные моменты, когда прокурорша изображала здесь слезы и говорила: "Ветераны — это наше все! Мы их так любим! Наше государство ради ветеранов и существует, и только такие, как вы, их оскорбляете"…
Приватизация государства и права
19 ФЕВРАЛЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Европейский суд по правам человека потребовал от России немедленно освободить Навального. Основание — 39-е правило регламента ЕСПЧ, то есть угроза жизни и здоровью человека. Резоны ЕСПЧ очевидны: Навального только что пытались убить способом, который прямо указывает на причастность высшего руководства России. Россия в лице Минюста, Дмитрия Пескова и Марии Захаровой ответила ЕСПЧ, что никакого Навального освобождать не будет. Потому что… Потому что не будет. И вообще вы там в своем ЕСПЧ занимайтесь своей Европой, а в Россию не суйтесь, ибо у нас суверенитет и скрепы. Международное право, договоры? Нет, не слышали. А еще Россия в ответ на требование ЕСПЧ освободить Навального поставила его на профилактический учет как «склонного к побегу».
Прямая речь
19 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Европейские санкции сейчас провоцирует не столько конкретно этот кейс, сколько вообще вся ситуация с правами человека в России.
В СМИ
19 ФЕВРАЛЯ 2021
МК: Оппозиционера Алексея Навального поставили на профилактический учет, как лицо, склонное к побегу.
В блогах
19 ФЕВРАЛЯ 2021
Марина Литвинович: Если он попадет в колонию, то за ним будет вестись усиленный контроль. Навальному надо будет примерно каждые 3 часа отмечаться в администрации колонии, фиксируя, что он никуда не убежал.
Рецепт от прокурора для огурцов и соли
17 ФЕВРАЛЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Шел третий день судебного процесса по делу о клевете Алексея Навального на ветерана Артеменко. Говорить о правовой стороне этого действа, а уж тем более говорить о праве с прокурором Екатериной Фроловой столь же бессмысленно, как цитировать 31-ю статью Конституции РФ «космонавту» с запотевшим забралом в тот момент, когда он лупит вас дубинкой. Уличные протесты 23 и 31 января и акция «фонарики» дали вполне очевидный ответ о соотношении сил режима и той части его оппонентов, которые готовы хоть что-то делать для его, этого режима, ликвидации.
Прямая речь
17 ФЕВРАЛЯ 2021
Николай Сванидзе: Что касается судебного решения, то оно, понятное дело, будет таким, как захочет власть, тут она проиграть не может, так как играет сама с собой.
В СМИ
17 ФЕВРАЛЯ 2021
РИА Новости: Гособвинитель попросила оштрафовать Алексея Навального на 950 тысяч рублей по делу о клевете на ветерана Игната Артеменко...
В блогах
17 ФЕВРАЛЯ 2021
Владимир Владимиров: Использовать в протестных целях детей - это политическая педофилия. А 95-летних стариков - в самый раз, недоумевают некоторые.  
Сажали внутри Мосгорсуда, сажали вокруг Мосгорсуда
2 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Налицо откровенная циничная расправа над человеком, которого сначала собирались убить, а теперь закрыли в тюрьму. Такова месть диктатора человеку, который посмел бросить ему вызов. И срок пусть никого не вводит в заблуждение – есть же еще парочка вполне перспективных уголовных дел. Об оскорблении ветерана, о мошенничестве… Вред ли стоит сомневаться в том, что они будут доведены до суда. С вызовом одного человека Владимир Путин пока справился. Вопрос – справится ли он с вызовом всех ответственных граждан России, которые еще на свободе?