Цензура
13 декабря 2017 г.
Судья Криворучко осудил Конституцию за экстремизм
11 АВГУСТА 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС

В четверг, 10.08.17, фигурант «списка Магнитского» судья Тверского суда Криворучко приговорил журналиста РБК Александра Соколова к 3,5 годам заключения в колонии общего режима за экстремистскую деятельность, которая выражалась в попытках организовать референдум.

Алексей Вячеславович Криворучко — человек заслуженный. Именно он продлял арест смертельно больного Сергея Магнитского. Именно он отказывался приобщить к делу материалы защиты о неоказании Магнитскому медицинской помощи, о пыточных условиях его содержания. Именно ему неоднократно поручали вести дела оппозиционеров, и он всегда давал им наказания, близкие к максимальным: что нацболам, что Навальному с Яшиным.

Журналиста Александра Соколова обвинили и осудили за то, что он участвовал в инициативной группе, которая называлась «За ответственную власть». Ее идея: по итогам деятельности президента и депутатов проводить референдум, в бюллетене которого будут три графы: «наградить», «осудить», «оставить без последствий». То есть по истечении срока избиратель должен оценить: улучшилась его жизнь или ухудшилась. Улучшилась — президент и члены парламента осыпаются высшими почестями. Ухудшилась — садятся в тюрьму на срок, равный сроку полномочий. Не изменилась — остаются при своих.

Идею называют наивной. На мой взгляд, она просто дурацкая, поскольку предполагается, что граждане должны решать политическую судьбу политиков, а на самом деле вопрос их уголовной ответственности должен решать суд, а не референдум. Но если сажать за глупые идеи, то за решеткой окажутся все без исключения парламентарии, все обитатели российского телевизора, а также существенная часть избирателей и телезрителей.

Формально журналиста Соколова судили за «разжигание ненависти и вражды к социальной группе “высшие должностные лица Российской Федерации”». В действительности суд и реальный приговор журналисту Соколову совпали с публикацией нескольких его резонансных расследований, в частности по злоупотреблениям и потерям госбюджета при строительстве космодрома «Восточный». Счетная палата впоследствии подтвердила выводы журналиста Соколова: была выявлена сумма хищений, близкая к той, что назвал Соколов — 93 млрд рублей. В это же время Александр Соколов защитил кандидатскую диссертацию «Влияние рентоориентированного поведения на инвестиции госкорпораций», в которой обобщен эмпирический материал его расследований о коррупции в госкорпорациях Ростех, Роснано, Росатом и Олимпстрой. Представитель прокуратуры предупреждал Соколова, что руководство Ростеха весьма недовольно содержанием его диссертации и что эта защита для новоиспеченного кандидата наук может иметь последствия, далекие от научных.

«Дело журналиста Соколова» имеет несколько измерений. Первое, и самое очевидное, это очередное проявление патологии российской власти. Поскольку журналиста Соколова судили прямо и непосредственно за попытку реализовать 3-ю статью Конституции РФ, в которой говорится о народе как источнике власти и о референдуме как способе эту власть осуществить. Про то, каким должно быть содержание референдума, в Конституции ни слова. Для этого есть процедуры. Судить за попытку реализовать конституционное право — преступление.

Второе измерение — расследовательская и научная деятельность Соколова, которая задевала интересы многочисленных «сильных мира сего». Гипотеза, что Соколова судили не за попытку организовать референдум, а за разоблачение высокопоставленных воров, имеет два подтверждения. Первое. Высокопоставленные воры имеют основания испытывать сильную неприязнь к Соколову, поскольку по итогам его расследований были проведены проверки, данные подтвердились и некоторые из них, попав на глаза Путину, вызвали его реакцию. То есть высокопоставленным ворам расследования Соколова вышли боком. Второе. Журналист Соколов получил реальный срок, а главный организатор, вдохновитель и автор идеи референдума, Юрий Мухин, отделался условным сроком.

С фигурой Юрия Мухина связано третье измерение «дела журналиста Соколова». Известно, что Юрий Игнатьевич Мухин — оголтелый сталинист, антисемит и мракобес. Нет ни одной гадости и глупости, из тех, что сегодня живут в самых кромешных уголках сознания наиболее реакционной части россиян, которую бы он ни высказал публично. Польских офицеров в Катыни убили немцы, а Польша была главным организатором Второй мировой. Башни-близнецы взорвало ЦРУ, а на Луне американских астронавтов никогда не было. Лысенко — гений и во всем прав, а Эйнштейн — шарлатан и все выдумал. Ну, и с Холокостом все не так просто, по большей части евреи сами все придумали. Одним словом, нахождение в одной компании с таким персонажем — это вполне определенный маркер. И у журналиста Соколова этот маркер обнаруживается. Он — левый. Не сталинист, не антисемит, не мракобес — просто левак. И уж точно – не либерал. При этом — точно против Путина и его воровской банды. Отсюда реакция на его приговор.

В декабре 2015 года журналист РБК Михаил Дубин обратился к Путину по время «прямой линии» с просьбой разобраться в судьбе Соколова. Путин сказал, что если парня судят за расследование по космодрому «Восточный», то он его поддержит. Потом Путину, видимо, объяснили, что Соколов затевал референдум, по итогам которого могут посадить самого Путина, после чего ни о каком президентском заступничестве речи не могло быть. Для власти Соколов — чужой. Намного более чужой, чем сталинист, антисемит и мракобес Мухин. Мухин — враг, поскольку умышляет против Путина. Но он — социально близкий враг. Поэтому ему условно, а Соколову реальный срок.

Для либеральной общественности Соколов чужой, потому что левак. Он — не член либеральной тусовки. Поэтому протест против его осуждения есть, но он совершенно несопоставим с той бурей, которая была поднята в связи, например, с избиением Кашина. Или с зеленкой в глаза Навального. Кстати, Навальный как раз один из немногих политиков повел себя весьма достойно, выступил в суде в качестве свидетеля защиты Соколова и публично заявил о своей поддержке журналиста.

Когда Сергей Удальцов вышел на свободу и сразу заявил о своей поддержке аннексии Крыма, я написал по этому случаю статью, в которой попытался разделить факт неправедного и возмутительного осуждения Удальцова и его крымнашистскую позицию. В комментариях к статье было немало реплик, мол, правильно его осудили и зря выпустили. Раз крымнашист, пусть сидит.

Немецкий пастор Мартин Нимёллер, выйдя из Дахау, написал стихотворение, обессмертившее его имя. Его все наверняка знают наизусть. Тем не менее, оно настолько актуально, что процитирую:

 

Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.

Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.

Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.

Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.

А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать.




Фото: 1, 2. Россия. Москва. 10 августа 2017. Журналист РБК Александр Соколов (в центре) и его соратники Кирилл Барабаш (слева) и Валерий Парфенов (справа), обвиняемые в экстремизме, во время оглашения приговора в Тверском районном суде. Артем Геодакян/ТАСС












  • Николай Сванидзе: Это угроза информационного «железного занавеса», акт зрелой, продвинутой холодной войны и уверенный шаг в сторону серьёзного закручивания гаек.

  • Дождь: Как сказано в итоговом варианте поправок, инициатива распространится на СМИ, которые зарегистрированы в иностранном государстве и получают деньги от иностранного государства.

  • Лев Рубинштейн: На данный момент словосочетание "Иностранный агент" для меня звучит скорее нейтрально... Но очень скоро, я думаю, эти два слова будут восприниматься однозначно восторженно.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Кругом сплошные иностранные агенты
15 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Госдума приняла поправки в статью 6 закона «О СМИ», обязывающие иностранную прессу регистрироваться в качестве иностранных агентов. Эта новость имеет несколько аспектов. Аспект № 1. Это наш «ответ» американцам, мгновенный, а также «вынужденный и зеркальный». Последние слова — цитата из спикера Госдумы Вячеслава Володина, который заявил, что поправка в российский закон «О СМИ» стала ответом на требование Минюста США к телеканалу RT – America зарегистрироваться в качестве иноагента, которое было выполнено 13.11.2017. Насчет «мгновенности» российского ответа — тут Володин точен: 13.11 RT стала иноагентом в США, а 15.11 Госдума нанесла ответный удар. А насчет зеркальности он, конечно, соврал.
Прямая речь
15 НОЯБРЯ 2017
Николай Сванидзе: Это угроза информационного «железного занавеса», акт зрелой, продвинутой холодной войны и уверенный шаг в сторону серьёзного закручивания гаек.
В СМИ
15 НОЯБРЯ 2017
Дождь: Как сказано в итоговом варианте поправок, инициатива распространится на СМИ, которые зарегистрированы в иностранном государстве и получают деньги от иностранного государства.
В блогах
15 НОЯБРЯ 2017
Лев Рубинштейн: На данный момент словосочетание "Иностранный агент" для меня звучит скорее нейтрально... Но очень скоро, я думаю, эти два слова будут восприниматься однозначно восторженно.
Российский журналист должен быть вооружен и очень опасен
27 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На сайте российского оружейного концерна «Калашников» появилось объявление, что производитель «настоящего культурного бренда России» готов обеспечить журналистов недорогим, но качественным огнестрельным оружием. Всем сотрудникам СМИ «Калашников» готов продать «надежный и мощный» травмат МР-80 со скидкой 10% при предъявлении журналистского удостоверения. Оружейные бизнесмены таким образом откликнулись на покушение на убийство журналистки «Эха Москвы» Татьяны Фельгенгауэр и последующее заявление главного редактора «Новой газеты» Дмитрия Муратова, который в эфире «Эха» сказал, что планирует вооружить своих сотрудников.
Прямая речь
27 ОКТЯБРЯ 2017
Зоя Светова: Убийство журналиста за его профессиональную деятельность всегда является политическим убийством, присущим диктаторским и тоталитарным режимам.
В СМИ
27 ОКТЯБРЯ 2017
Коммерсант FM: Новость о покушении на Татьяну Фельгенгауэр переполошила профессиональное сообщество... Дмитрий Муратов заявил, что принял решение вооружить своих журналистов...
В блогах
27 ОКТЯБРЯ 2017
Рыклин Александр: По-моему, если речь идет о безопасности, проблема полностью надумана - конечно, когда есть угроза, надо носить оружие и уметь его использовать...
Нежелательная свобода
18 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Комиссия Совета Федерации по защите суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела России обозначила кандидатуры в список «нежелательных СМИ», деятельность которых в ближайшее время может быть ограничена на территории России. Андрей Климов, председатель этой комиссии, сказал, что для перечисления фигурантов списка «хватит пальцев одной руки». Источник РБК в Совете Федерации уточнил, что в списке точно окажутся CNN, «Голос Америки» и «Радио Свобода». В этой новости есть три аспекта: анатомический, политический и информационный. По поводу анатомии. 
Прямая речь
18 ОКТЯБРЯ 2017
Николай Сванидзе: После того, как в Штатах возникла проблема у Russia Today, власти прямо заявляли о том, что ответ на это будет аналогичный и прямой, и теперь надо ждать этого ответа.