Медиафрения
11 декабря 2017 г.
Медиафрения. Русская Клио, лживая и обидчивая
15 АВГУСТА 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО



Юлия Латынина опубликовала в «Новой газете» от 14.08.17 материал на трех полосах под названием «Он всех строит». С подзаголовком «Собянин опять все перекопал? И правильно сделал». Если бы это было другое издание, на этот текст можно было бы не обращать внимания. И даже если бы это была просто очередная публикация Юлии Латыниной. Мало ли у нее бывало текстов разной степени странности и сомнительности? Но тут в конце статьи опубликована реплика за подписью главного редактора «Новой газеты Дмитрия Муратова: «Я разделяю точку зрения обозревателя». И вот это уже интересно. Обычно в «Новой» пишут прямо противоположное: мол, редакция может не разделять мнение обозревателя.

Итак, что же написала Латынина и с чем согласен Дмитрий Муратов. Не будем останавливаться на особенностях стиля, делающего текст больше похожим на оду, чем на аналитическую статью. «МоскваXXIвека будет Москвой Сергея Собянина. Мы будем ездить в собянинском метро и жить в собянинках, а не в хрущевках», — провозглашает Латынина. Москва, вместе со всей планетой, еще только въезжает вXXIвек, и присваивать ему имя одного из градоначальников довольно странно и самонадеянно. Ода одой, но зачем же так уж переслащивать? Дальше идет объяснение, почему москвичи недовольны своим благодетелем, которого другой благодетель прислал им из собственной администрации, можно сказать, оторвал от сердца. Оказывается, неблагодарные москвичи не понимают свалившегося на них счастья, поскольку, как и все россияне, «не способны к долгосрочному планированию», а кроме того, у них «тотально атрофировано чувство “общественной пользы”».

В конце Юлия Латынина объясняет, почему у всех россиян способность к долгосрочному планированию и чувство «общественной пользы» атрофированы, а у Сергея Собянина эти важные свойства не только сохранились, но и развились с необыкновенной силой. Оказывается, «Сергей Собянин — классический представитель старой аппаратной школы, которая считает, что народ должен быть осчастливлен даже без его, народа, согласия, потому что в своем счастье народ все равно ничего не поймет». И далее Латынина делает заявление, похожее на политический манифест: «И знаете, что самое страшное? Что я боюсь, что он знает этот народ гораздо лучше, чем мы с вами». Одним словом, оставьте этот народ этой власти, поскольку они друг друга отлично понимают. Как-то после этого манифеста от «Новой» стало пахнуть «Вехами». При том что ни Юлия Леонидовна Латынина, ни Дмитрий Андреевич Муратов совершенно не похожи на Михаила Осиповича Гершензона…

ТАСС

Наряду с мощными политическими заявлениями манифест «Новой» содержит изумительные откровения в сфере права. В разделе, где вспоминается «ночь длинных ковшей», автор пишет, что «мэрия снесла 104 незаконно построенных торговых павильона, а через 7 месяцев снесли еще 107». Помните реплику Собянина про «бумажки о собственности», которыми трясли владельцы уничтоженного имущества? Собянин, будучи «классическим представителем старой аппаратной школы», тогда прямо сказал, что ему плевать на право частной собственности. Латынина теперь зачем-то решила соврать, что эта собственность была приобретена незаконно. И далее в тексте именует ее «квазисобственностью». Что же касается судьбы этих жалких торговцев, которым, в отличие от Собянина и «Новой газеты», неведомо чувство общественной пользы, то они, как объясняет Латынина, получили компенсацию в размере примерно 10% стоимости уничтоженного имущества. Чтобы у читателя не возникло даже тени сочувствия к ограбленным «представителем старой аппаратной школы» торговцам, автор «Новой» объясняет, что они «работали на черном нале и двадцать раз себя окупили». Тут от «Новой» запахло уже не «Вехами» и Гершензоном, а революционными матросами и донским казаком Шамовым, на которого ссылался Ленин как на автора знаменитого тезиса «грабь награбленное».

С позволения читателя я не буду комментировать то, что Латынина пишет, оправдывая собянинскую реновацию. Из экономии времени, а также потому, что к Юлии Латыниной у меня довольно давно нет никаких вопросов. Есть один вопрос к главному редактору «Новой». Попробую его сформулировать. Уважаемый Дмитрий Андреевич… Нет, не так. Дорогой Дима, у тебя все в порядке? Может, помощь какая? Ты, если что, звони, телефон знаешь…

Как «вДудь» дал «Эху Москвы» журналистский мастер-класс

Операцию по выдавливанию журналистики из СМИ, начатую с уничтожения НТВ, можно считать в целом успешно завершенной. Во всяком случае, в федеральных СМИ ничего журналистского не шевелится вот уже несколько лет. Тот контент, который производят «Эхо Москвы» и «Дождь», тоже все реже напоминает журналистику. Изгнанная из своего привычного места обитания журналистика стала гнездиться в разных закоулках интернета. В частности в видеоблогах. Например, то, что делает в последнее время видеоблогер Юрий Дудь, намного больше похоже на журналистику, чем продукт, который производят «мэтры».

На минувшей неделе в программе «Полный Альбац» на «Эхе Москвы» был Алексей Навальный, а наYouTube-канале «вДудь» был Михаил Ходорковский. На мой взгляд, если эти две программы показывать студентам журфака, получилось бы неплохое учебное пособие о том, как не надо и как надо делать интервью. Или, шире, что такое журналистика и что ею точно не является. Очень наглядно получилось бы и поучительно, особенно если учесть, что Альбац и Дудь закончили один и тот же журфак МГУ, правда, с интервалом в 28 лет.



На «Эхе Москвы» есть два варианта общения с гостем: троллинг или дифирамб. То, что происходило между Евгенией Альбац и Алексеем Навальным в студии «Эха» 7.08.17, больше всего было похоже на информационное обслуживание политика. Ни одного неудобного вопроса. Ни одного вопроса, который бы позволил аудитории «Эха Москвы» узнать хоть что-то новое про такого важного для сегодняшней России человека, как Алексей Навальный. Если закрыть глаза, то на месте Навального в этой беседе можно было легко представить Путина, а на месте Альбац — Соловьева. Та же презумпция абсолютной непогрешимости собеседника. Та же демонстрация абсолютной веры в его уникальность и неповторимость. Единственное, пожалуй, отличие — как собеседники в этих двух парах обращаются друг к другу. Пара на «Эхе» общается так: она ему «Алеш», он ей «Жень». В паре на «России 1» до обращения «Володь» пока не дошли. И вряд ли дойдут.

Не могу сказать, что то, что делает видеоблогер Юрий Дудь, у меня вызывает полный восторг. Но то, что он делает, намного больше похоже на журналистику, чем то, что делает кто-либо на «Эхе» или «Дожде». Во-первых, он серьезно готовится к программе. Михаил Ходорковский для Юрия Дудя — человек из другого времени и из другой части социальной вселенной. Про «лихие 90-е», про Ельцина и «семибанкирщину» россияне, выросшие при Путине, знают меньше, чем про Китай времен династии Цинь. Просто потому, что про древний Китай не врут по телевизору, а про 90-е врут постоянно.

Юрий Дудь и Михаил Ходорковский были интересны друг другу и смогли заразить этим интересом аудиторию, обеспечив несколько миллионов просмотров. Дудь хорошо «держит дистанцию» с собеседником, не хамит, не троллит, но задает жесткие вопросы. «Зачем вы сделали президентом страны живой труп?» —это про выборы 1996 года. МБХ очень подробно отвечает на этот вопрос. Причем совсем не в духе обычных комментариев типа «иначе пришел бы ужасный Зюганов и всех расстрелял». Ходорковский довольно убедительно объясняет, что Зюганову ни при каких условиях не дали бы победить, поскольку он (Зюганов) — трус и не стал бы выводить людей на улицу. А реальной альтернативой победе Ельцина на выборах был режим «ЧП» и диктатура группы Коржакова-Сосковца. Так же убедительно МБХ отвечает на вопросы о всевластии «семибанкирщины» и об исторической роли БАБа, показывая, что Ельцин в 90-е был неизмеримо дальше от «олигархов», чем Путин в «нулевых».



Далеко не на все вопросы Дудя МБХ смог ответить убедительно. «Приватизация — мошенничество?» — спрашивает Дудь. Рассуждения МБХ о том, что это было «непреднамеренное мошенничество», мне лично не показались убедительными. Я проверил свои ощущения на нескольких своих студентах, которые смотрели это интервью. Они тоже считают, что МБХ на этом вопросе «поплыл». Как и на вопросах про сегодняшнюю «Открытую Россию». Вопрос Дудя про участие «Открытой России» в выборах звучит так: «Схема, от которой я охренел». На объяснения МБХ про то, что поскольку это не настоящие выборы, то и подход был соответствующий, последовал мгновенный вопрос Дудя, сколько Ходорковский потратил на выборы и нет ли у него ощущения, что эти деньги спущены в унитаз. В этом интервью МБХ продемонстрировал умение признавать ошибки, что, несомненно, есть его сильная сторона. Но это касается только дотюремного периода. Признать, что в чем-то ошибся после выхода на свободу, Михаил Ходорковский пока не готов. И Дудь смог это показать.

Я довольно внимательно слежу за всем, что связано с Михаилом Ходорковским и Алексеем Навальным, поскольку считаю их обоих людьми, которые могут сыграть в судьбе моей страны ту или иную значимую роль, и оба этих человека мне интересны. После беседы с Юрием Дудем мои представления о МБХ существенно дополнились. После разговора Навального с Евгенией Альбац к моим представлениям об Алексее Навальном не прибавилось ничего. В этом разница между журналистикой и тем, что ею не является.

«Вы мне за Очаков еще ответите!»

В предыдущих частях обзора речь шла о том, что либо является журналистикой, либо претендует на это звание. Поэтому текст был написан в жанре медиакритики. В этом разделе речь пойдет о той основной части медийного пространства России, которое уже давно никто журналистикой не считает. Поэтому адекватным методом исследования тут является не медиакритика, а наблюдение.

Наиболее крупным объектом наблюдения в России является телевизор. В нем на минувшей неделе шла битва за историю. В «Воскресном вечере» от 14.08.17 Соловьев очень страдал по поводу Очакова. Страдания Соловьева были вызваны не продукцией российской пивоваренной компании «Очаково», а самим факто существования украинского города Очаков, который находится в Николаевской области. И вот теперь у Соловьева болит Очаков, поскольку там американцы что-то строят. «Очаков!! — с мучительным выражением лица Соловьев устремлял взор вверх, туда, где в принципе должны были располагаться небеса. — Очаков!.. И какой-то американский сапог!». На Соловьева было больно смотреть. «Суворов разбил, а Порошенко продал!» — с горечью заключил Соловьев.



«Очаков — это сакральное место! — вовремя подхватил уже готовую упасть тему человек Копатько, которого почему-то представляют как украинского социолога, хотя он давно живет исключительно в российском телевизоре. — Это же скифы! Американцы перешли красную черту!» — горестно воскликнул Копатько, как будто сам факт того, что американец присутствует в месте, где раньше находился хоть один скиф, совершенно невообразим.

В историческую дискуссию ворвался Ж., и в воздухе немедленно запахло безумием, симуляцией и дешевым балаганом. Первым делом Ж. потребовал от режиссера Шахназарова, чтобы тот перестал снимать ерунду типа «Анны Карениной», а немедленно показал ему документальный фильм о взятии Очакова. Чтобы облегчить режиссеру работу, лидер ЛДПР ввел его в историко-геополитический контекст, заявив, что «слова “Украина” тогда не было, а Киев был маленькой деревней». Ж. решительно отмел попытки Соловьева и Шахназарова сослаться на проблемы с развитием кинематографа в XVIII веке. «Дайте историческую хронику о взятии Очакова!» — орал Ж., и было ясно, что, поскольку он все равно не отстанет, вскоре черно-белые и местами желтые от времени кадры штурма турецкой крепости будут показаны по федеральному телевидению. Вполне возможно, что патриоты на этом не остановятся и россияне увидят документальные кадры Куликовской битвы, крещения Руси, а может быть, увидят и то, как именно происходил процесс, описанный депутатом Никоновым, то есть как племя древних ариев спустилось с Карпатских гор и заселило всю Русскую равнину вплоть до форта Росс.

Все эти документальные кадры древней кинохроники надо срочно найти, восстановить и предъявить миру, пока историю окончательно не извратили. Сейчас главными извратителями истории стали поляки. Вот только что глава польского МИДа заявил, что СССР вместе с Германией напал на Польшу, чем способствовал началу 2-й мировой войны.

В тот момент, когда Соловьев процитировал это заявление польского министра, в студии «Воскресного вечера» произошла мгновенная мобилизация. Была немедленно создана диверсионно-разведывательная группа, имеющая целью атаковать все значимые точки в истории Польши и польско-российских отношений с целью доказать изначальную вредоносность Польши как государства и поляков как народа.

Прежде всего было сказано, что Катынь — это не мы. Начал коммунистический депутат Калашников. «У нас под боком откровенно агрессивное и враждебное государство — Польша!» — возмущался коммунистический депутат. Соловьев его немедленно поддержал репликой: «Польша замышляла вместе с Германией разорвать Советский Союз». В Администрации президента одно время служил генерал Ратников, который специализировался на том, что проникал в подсознание наших врагов и выяснял, что они замышляют. Именно он, проникнув в темные глубины мозга Мадлен Олбрайт, доподлинно установил, что эта нехорошая женщина мечтала отнять у нас Сибирь. Соловьев явно овладел методикой генерала Ратникова, но пошел дальше и смог установить, что именно находилось в коллективном бессознательном довоенной Польши.

А коммунистический депутат Калашников смело выбил из рук поляков один из главных козырей против России: «Я выступал в польском Сейме, — вспомнил Калашников, — и говорил им: что вы к нам пристали с Катынью? Ведь ничего не доказано. А вы возите к себе наших прокуроров, подкупаете их…».

Щупальца польской коррупции, судя по всему, не ограничились прокурорами. Ими были опутаны весь Росархив и вся путинская Госдума, которая в 2010 году проголосовала за резолюцию о признании вины НКВД в убийстве польских офицеров. Возможно, что поляки заблаговременно подкупили и членов Политбюро ЦК ВКП (б), чтобы те приняли решение от 5.03.1940, в соответствии с которым и действовали палачи НКВД.

Ладно депутат Калашников, что взять с депутата путинской Думы да еще члена КПРФ. Но в студии присутствовало несколько человек, промышляющих гуманитарными науками. В том числе профессор кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ Сергей Черняховский. «Мы приняли на себя недоказанную вину за Катынь», — покаялся профессор Черняховский. «Там документы сфальсифицированы». И тут же перешел в атаку и наябедничал на поляков, заявив, что «Пилсудский пришел к власти незаконным путем». Какое отношение характер прихода к власти Пилсудского имеет отношение к трагедии Катыни, профессор Черняховский не уточнил. А также не пояснил степень законности прихода к власти большевиков, которые основали то самое государство, преемницей которого считается Россия и о распаде которого она вся во главе с президентом громко скорбит…

Завершая обзор, не могу не упомянуть о двух событиях, которые, судя по числу упоминаний в сети и в прессе, были на минувшей неделе главными. Это, во-первых, подробности ухода Малахова с Первого канала, а во-вторых, триумфальная победа Гнойного (он же Слава КПСС, он же Вячеслав Машнов) над выпускником Оксфорда Оксимироном (он же Мирон Федоров) в величайшей битве 2017 года. Признаюсь честно. Первое событие не могу комментировать по физиологическим причинам. Просто тошнит, извините. Для комментариев второго события не хватает квалификации. Обещаю поработать над собой.


Фото: 1. Коллаж ЕЖ. В коллаже использован фрагмент картины В. Д. Илюхина "Штурм Очакова".
2. Россия. Санкт-Петербург. Журналист Юлия Латынина во время встречи "Августовские диалоги" в рамках проекта "Открытая библиотека" в библиотеке имени Маяковского. Светлана Холявчук/Интерпресс/ТАСС
3. Алексей Навальный в передаче "Полный Альбац" на Эхо Москвы 07.08.2017. Скриншот. Видеоблог Эха Москвы на youtube.com
4. Михаил Ходорковский и Юрий Дудь 07.08.2017. Скриншот. Видеоблог Юрия Дудя на youtube.com













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Трудности повышения градуса лжи и истерики
5 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Минюст наконец опубликовал первый список СМИ, которым присвоен статус иноагентов. Их оказалось девять: «Голос Америки», «Радио Свобода», «Кавказ.Реалии», «Крым.Реалии», телеканал «Настоящее время», «Сибирь.Реалии», «Фактограф», татаро-башкирские службы «Радио Свобода» и «Idel.Реалии». В этой довольно грустной истории есть несколько забавных моментов. Момент первый. Весь последний год статусные обитатели российского телевизора, от Марии Захаровой и Маргариты Симоньян до Соловьева, пугали народ сотнями (!) американских СМИ, которые отравляют души россиян чуждыми русскому человеку ценностями.
Медиафрения. Соловьев стал жертвой насилия
28 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Обычно, когда сотрудники НТВ, РЕН-ТВ и других российских телеканалов встречаются с правозащитниками, численный перевес бывает на стороне телевизионщиков. Пользуясь преимуществом в живой силе и технике, телевизионщики отлавливают правозащитников по одному и всячески глумятся, преследуют их, тычут микрофоны в лицо и задают идиотские вопросы. На Всероссийском съезде в защиту прав человека, который прошел 26.11.2017 в столичной гостинице «Космос», расклад сил был иной. Правозащитников было больше, чем сил объединенной группировки НТВ и РЕН-ТВ, поэтому информационные войска Путина потерпели поражение и их на съезд не пустили.
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.