Медиафрения
18 ноября 2018 г.
Медиафрения. Бесполезные идиоты
22 АВГУСТА 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Хорошая новость. Прекратил вещание телеканал «Лайф». Без малого четыре года это детище Габрелянова отравляло своим содержимым мозги и души россиян. 18.08.2017 телеканал «Лайф» сделал соотечественникам последнюю инъекцию и помер. Осталась память. О том, как собственный корреспондент телеканала Юлия Иванова предлагала врачу деньги за то, чтобы он ей первой позвонил, как только умрет Эльдар Рязанов. О том, что телеканал «Лайф» был одним из главных орудий в войне с Украиной и с российской оппозицией. Арам Ашотыч отличался от всех других руководителей путинских СМИ прямодушием и искренностью. Он никогда не скрывал, что все, кто приходит к нему на службу, должны оставить за порогом мозг и совесть. Почему-то считалось, что то, что делает Габрелянов, называется таблоидами. Это явное недоразумение. Поскольку таблоиды — это то, что делал, например, Руперт Мёрдок. Таже The Sun, или почившая в бозе News of the World. Мёрдоку тоже было наплевать на мораль. Разница в том, что Мёрдок не был холуем, у него были политические пристрастия, которые могли влиять на контент его изданий, а Арам Ашотыч всегда готов облизывать любую власть, невзирая на ее устремления.

Телеканал «Лайф» стал не нужен власти, поскольку тот уровень нравственного идиотизма, который изначально был его конкурентным преимуществом, давно достигли и даже превзошли НТВ, «Звезда», «Россия 1», РЕН ТВ и Первый канал. К уровню «Лайфа» в данный момент начал движение телеканал РБК. После того как Михаил Прохоров продал холдинг Григорию Березкину, к руководству телеканалом пришла специфическая команда. В частности, аналитический отдел телеканала РБК возглавил Алексей Штейнбух, ранее работавший военным корреспондентом на ВГТРК, где вел программу «Совбез». В прошлом сотрудник спецслужб. Как сообщил телеканал «Дождь» со ссылкой на свой источник в РБК, Штейнбух провел «инвентаризацию экспертов» и ввел на РБК стоп-листы. Те эксперты, которые разрешены к употреблению, помечаются бирками «очень хорошо» или «можно, но аккуратно». Например, на кремлевском политологе Алексее Чеснакове висит бирка «очень хороший», а на Константине Эггерте, наоборот, написано «осторожно». Ну и зачем, спрашивается, Кремлю телеканал «Лайф», когда появляется вот такой РБК?

Значимые точки зрения

А.А. Венедиктов совершенно не похож на А.А. Габрелянова. Алексей Алексеич ходит в усах и бороде и посылает своих слушателей в аптеку, а Арам Ашотыч просто редко и неаккуратно бреется, а сотрудников своих наставляет в основном по-матерному. Арам Ашотыч своих оппонентов чуть что бьет кулаком в морду, а Алексей Алексеич предпочитает со своими недругами расправляться словесно в твиттере и в своем эфире. Оба любят Путина, но по-разному. Арам Ашотыч любит Путина прямо, непосредственно и грубо, а Алексей Алексеич застенчиво, исподволь и нежно. Оба имеют медаль ордена «За заслуги перед Отечеством», но у Арам Ашотыча она первой степени, а у Алексей Алексеича — второй. Зато у Алексей Алексеича есть французский орден Почетного легиона, а Арам Ашотыч — патриот.

Вся штука в том, что они такие разные, а делают одно дело. В последние годы «Эхо» усилиями ААВ проделало большой путь. В августе 1991 года «Эхо» было единственным федеральным СМИ, которое стало рупором противников ГКЧП. Прошло 26 лет, и «Эхо» обслуживает власть тех, кто продолжает дело ГКЧП. В начале 90-х на «Эхе» был невозможен, такой, например, эпизод, который произошел 15.08.2017 в программе «Один». Ведущий программы Алексей Нарышкин обратился к своей аудитории со следующим предложением: «Звоните в прямой эфир “Эха Москвы”. Если вы дебил по каким-то причинам, можете не звонить». Что-то очень существенное должно было произойти в этом медиа, чтобы из «свободного радио для свободных людей» (слоган Сергея Корзуна, главреда «Эха» в 1990-1996 годах) оно превратилось в пристанище вот таких нарышкиных.

«Эхо Москвы» Венедиктова отличается от «Эха Москвы» Корзуна тем, что через 26 лет после ГКЧП обнаружилось, что ГКЧП победил и число свободных людей в стране заметно уменьшилось. Поэтому путеводной звездой ААВ стала идея, что на «Эхе» должны быть все «значимые точки зрения». Причем, какие точки зрения значимые, а какие не значимые, ААВ определяет исключительно на глаз. Собственный. Вот, например, точка зрения Максима Шевченко очень значима для Алексея Венедиктова. Поэтому 20.08.17 на сайте «Эха» появляется текст Шевченко «”Теракт в Барселоне” — кому это нужно?». Значимая точка зрения Шевченко состоит в том, что «несусветную чушь» про то, что это теракт, распространяют «разные пропагандоны типа Яковенко», которым к тому же не нравится, что Путин «поддерживает ХАМАС и “Хезболлу”». В то время как эти «единственные демократические организации в исламском мире» хотят только одного: «превращения Израиля из идеологически неонацистского в демократическое нормальное государство, не угрожающее народам региона». Понятно, что сионистский «пропагандон Яковенко» получает там зарплату.

Значимая точка зрения Шевченко состоит в том, что теракты — это «не война исламизма против цивилизации, а наступление демократов и их лакеев по всему миру — против Трампа». Весь этот теракт, оказывается, «постановка», разыгранная исключительно для того, чтобы вынудить Трампа «нести всякую язычески-магическую хрень в стиле туземных шаманов про пули, испачканные в свиной крови, которых, якобы, до колик боятся исламисты». Что же до радикального исламизма, то он «берет свое начало в романе КСА, ОАЭ и им подобных с Израилем, под руководством, естественно, американских республиканцев».

Итак, значимая точка зрения Шевченко на барселонскую трагедию состоит в том, что, во-первых, это не теракт, а постановка демократов с целью вынудить Трампа нести хрень про свиные пули. Во-вторых, радикальный исламизм породил Израиль под руководством республиканцев. В-третьих, «Хезболла» и ХАМАС — демократические организации, желающие Израилю перестать быть неонацистским государством, а кто думает иначе, тот сионистский пропагандон и несет несусветную чушь за кровавые израильские шекели.

Возможно, эта точка зрения значима для лечащего врача Максима Шевченко. Возможно, для Алексея Венедиктова значима точка зрения про то, что евреи приготовляют мацу на крови христианских младенцев, а Холокоста никакого не было. Возможно, эти и им подобные точки зрения значимы. Просто они довольно широко представлены в других медиа, и не вполне понятно, зачем Венедиктову понадобилось превращать «Эхо» в сточную канаву.

Идиоты полезные и бесполезные

Самой значимой точкой зрения на «Эхе» считается взгляд на мир Юлии Латыниной — «Код доступа» возглавляет семерку самых топовых передач на «Эхе». Сильная сторона Латыниной — последовательность. Если Латынина вцепилась в какую-то тему, то нипочем не отпустит, пока данная тема либо не исчезнет, либо не исчезнут все оппоненты Латыниной. В последнее время Латынина озабочена защитой двух слабых мира сего: Трампа и Собянина. Злые люди нападают на этих трогательно беззащитных мужчин, и некому за них заступиться, кроме Юлии Леонидовны. В «Коде доступа» от 19.08.17 Латынина дала решительный бой их обидчикам. Проще всего было защищать Собянина. Поскольку московский градоначальник все делает молча, а значит, не произносит столько глупостей, сколько произносит другой, заокеанский подзащитный Латыниной. Поэтому Латыниной остается просто курить Собянину фимиам, не тратя силы на доказательства. «С Собяниным общественное пространство вернулось», — сообщает Латынина. Видимо, Латынина полагает, что «Эхо Москвы» слушают все, кроме москвичей. Или: что те москвичи, которые слушают «Эхо», никогда не выходят из дома и не вынуждены пробираться через вечно перекопанные улицы и тротуары своего города, в котором перекладывание плитки и прочий ремонт стали не средством, а конечной целью.

«Началось возрождение общественного пространства. Город опять пошел», — декламирует Латынина, забыв уточнить направление, куда именно «опять пошел» город. Защита Собянина у Латыниной строится на противопоставлении хорошего Собянина плохому Лужкову. Защита вороватого, переполненного дурацкими идеями типа поворота сибирских рек Лужкова относится к числу дел, которыми мне не хотелось бы заниматься ни при каких обстоятельствах. Для москвичей они «оба хуже», а Собянин, в отличие от Лужкова, еще затеял аферу с реновацией, которую даже Латынина не знает, как защищать, и поэтому произносит набор бессвязностей вроде того, что затея, конечно, плохая, но делать-то что-то надо… Для Путина Лужков был плох потому, что Лужков родом из 90-х и оттуда его немалый политический вес, приобретенный независимо от Путина. А Собянин без Путина — ноль. Поэтому, защищая Собянина, Латынина вольно или невольно защищает путинскую систему расстановки политических нулей на ключевые посты в государстве.

Защита Трампа требует от Латыниной намного больше сил. В США многих возмутило то, что в своей оценке событий в Шарлотсвилле, где нацист на автомобиле целенаправленно убил женщину и многих покалечил, Трамп возложил равную ответственность на нацистов из Ку-клукс-клана, национал-социалистического движения и Лиги Юга, с одной стороны, и их антифашистов, с другой. Латынина по этому случаю вспомнила столкновение коммунистов и фашистов в Испании. «Обе стороны были хороши. Коммунисты первыми начали», — вспоминает Латынина. Тут у Латыниной явно что-то с исторической памятью. Сигнал к нацистскому мятежу «Над всей Испанией безоблачное небо», возможно, и не звучал, но то, что мятеж начали фашисты, доказывается простым фактом, что их противники были в тот момент у власти, а значит, им не было никакой нужды учинять мятеж.

«Мировая либеральная общественность рассказывала, какие ужасные фашисты (видимо, по Латыниной, на самом деле фашисты не такие уж ужасные?), что они подняли мятеж против левых, против законного правительства (то есть республиканское правительство не было законным?). И все замечательные люди, которые считали себя неравнодушными людьми, а по сути, были полезными идиотами для Сталина, на самом деле, как Эрнест Хемингуэй, рассказывавший о том, как важно теперь сражаться за идеалы добра. А на самом деле эти ребята сражались не за идеалы добра, а были полезными идиотами для Сталина. И вот, Эрнест Хемингуэй так и остался полезным идиотом для Сталина и написал книгу “По ком звонит колокол”». Конец цитаты.

Заклеймив сталинского полезного идиота Хемингуэя, который написал неправильную книгу «По ком звонит колокол», Латынина ставит ему в пример Джорджа Оруэлла, который написал книгу правильную, а именно «1984». Не ставя перед собой невыполнимую для меня, в отличие от Латыниной, задачу сравнивать художественные достоинства книг Хемингуэя и Оруэлла, хочу лишь восстановить историческую несправедливость, допущенную Латыниной в отношении Оруэлла. Он был точно таким же полезным идиотом, как и Хемингуэй, поскольку воевал против фашистов на стороне республиканцев и был ранен, так что Латынина вправе считать Оруэлла вдвойне идиотом. Там вообще была масса полезных идиотов, вроде Антуана де Сент-Экзюпери и Дос Пассоса, которые думали, что сражаются против фашистов, а на самом деле, как теперь выяснила Латынина, проливали кровь за Сталина. До кучи к полезным сталинским идиотам надо причислить и Пабло Пикассо с Ортегой-и-Гассетом, которые почему-то не захотели жить в Испании после победы Франко и уехали, тем самым они явно лили воду на сталинскую мельницу. Остается выяснить, считает ли Латынина полезными идиотами Рузвельта с Черчиллем, которые тоже, видимо, думали, что воюют с Гитлером, а в реальности ведь помогали Сталину. Ну чем не полезные идиоты?

Весь этот «исторический» экскурс, обрушенный на головы слушателей «Эха», понадобился Латыниной для того, чтобы доказать, что между фашистами и их противниками нет разницы. Для этого Латынина производит довольно примитивную подмену. Надевает на американских левых маску Сталина. То есть американские левые, все эти либералы, борцы за права человека, противники рабства, защитники геев — это все Сталин. Сталин же коммунист? Ведь так? Коммунисты же левые, спорить не будете? И либералы тоже левые, все эти обамы с клинтонами. Значит, Обама и Клинтонша — это Сталин, а все, кто против Трампа, — полезные идиоты. Как Хемингуэй и Экзюпери. «Сорок и сорок — рупь сорок. Сигареты не брали? — С вас два восемьдесят. Мужчина, проходите, за вами очередь».

В системе информационных войск Путина «Эхо» играет особую и весьма ответственную роль. Если путинский телевизор зомбирует в основном пенсионеров, домохозяек и условный «уралвагонзавод», то группенфюреру Венедиктову доверена особо ответственная миссия: набивать ватой головы людей образованных. На этот участок какого-нибудь Габрелянова не поставишь. Поэтому ААВ будет во главе «Эха», пока в Кремле сидит ВВП. А потом, вполне возможно, возглавит борьбу за путинизацию России. Рука об руку с Владимиром Соловьевым.


Фото: kremlin.ru, wikipedia.com












  • Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...

  • "Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...

  • Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
100 лет тому, чего в России никогда не было
14 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Сегодня, 14.11.2018, люди, формально относящиеся к одному цеху, празднуют разные события. Одни собрались в Театре Красной армии отметить 100-летний юбилей Союза журналистов России. Другие радуются тому, что удалось собрать 25 миллионов рублей на штраф, которым Роскомнадзор решил угробить журнал The New Times, и тем самым спасти этот журнал. И те, и другие называют себя журналистами, хотя между ними очень мало общего. Сто лет назад, с 13 по 16 ноября 1918 года, в Москве проходил Первый съезд российских журналистов. Членами этой организации тогда были Ленин и Троцкий, Луначарский и Бухарин, Рыков и Крупская.
Прямая речь
14 НОЯБРЯ 2018
Зоя Светова: Люди восприняли призыв помочь журналу как призыв показать силу гражданского общества, своё сопротивление наглости государства, которое назначило штраф в 22 миллиона рублей интернет-СМИ...
В СМИ
14 НОЯБРЯ 2018
"Ведомости": Пресс-секретарь президента России... Дмитрий Песков поздравил российское оппозиционное издание The New Times, которому удалось собрать деньги на выплату штрафа Роскомнадзора...
В блогах
14 НОЯБРЯ 2018
Aleksandr Kozmin: Теперь, после... свершившегося марафона помощи, The New Times вышло совершенно на новый уровень российского #СМИ став по-настоящему Народным.
Три составляющие оккупационного режима
5 НОЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Только что в Керчи школьник убил 20 человек. На минувшей неделе подросток подорвал себя в здании архангельского ФСБ. События очень разные, и мотивы у этих людей разные, но их объединяет одно – ненависть. Чтобы понять, откуда берется ненависть, разлитая в обществе, надо две минуты посмотреть и послушать главного генератора ненависти – Владимира Соловьева.
Медиафрения. Нищета литературы и недвижимость литераторов
17 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Про то, что времена литературоцентричности русской культуры и русского общественного сознания канули в Лету, написано так много, а среди этого многого так много верного и умного, что добавить, казалось бы, нечего. Тем более в жанре еженедельного обзора СМИ, то есть в жанре, которому по определению присуща некоторая легковесность. И, тем не менее, некоторые события минувшей недели позволяют увидеть в этом вроде бы давно изученном феномене новые грани…
Медиафрения. О миссии Познера и личинках Кисилева
2 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Владимир Познер 1.10.2018 опубликовал на сайте «Эха Москвы» ответ «некоему Волкову». Дело в том, что за неделю до этого Познер выступал в Йельском университете, и публика от этого выступления была в восторге. Вот как это описал сам Познер: «когда все закончилось, мне устроили настоящую овацию». Но потом случилось вот что. «Вскоре после моего выступления в сети появилось сообщение некоего Леонида Волкова о моем выступлении. Мне сообщили, что этот текст обсуждается в сети, и, прочитав «отчет» господина Волкова, я счел нужным ответить», - поясняет свое внимание к столь ничтожному предмету Владимир Познер.
Медиафрения. Три иуды, святой Спиридон и неотразимость Путина
25 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда генерал Конашенков, министр Шойгу, а вслед за ними и Путин обвинили Израиль в гибели российского самолета Ил-20, для «еврейских истребителей» настал момент истины. Речь не об израильских пилотах F-16, которые, по утверждению генерала Конашенкова, «подставили» доверчивый российский самолет-разведчик под удары сирийских ПВО, а затем коварно «прикрывались» его тушей от этих ударов. Вранье Конашенкова-Шойгу и примкнувшего к ним Путина было очевидным с самого начала. А после того как главком ВВС Израиля Норкин доказал, что F-16 улетели с места трагедии значительно раньше, чем туда дополз тихоходный Ил-20, и смышленые бойцы Асада били своим подслеповатым С-200 в пустое небо, в котором никого, кроме российского самолета не было, поверить в это вранье стало возможно только по большой служебной необходимости.
Медиафрения. Осквернители
18 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В средневековье во всех неприятностях обвиняли ведьм, колдунов или евреев. Падеж скота, болезнь близких, пожар, наводнение — виноват Другой, он же — Чужой. В Российской империи средневековая ментальность популяции сохранилась и в XIX веке, когда во время эпидемии холеры 1830-1831 годов люди громили больницы, убивали врачей и чиновников, считая, что именно врачи распространяют холеру, а начальство им в этом помогает.
Медиафрения. Свидетели Путина
4 СЕНТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Москва. Кремль. Путин». Еженедельная часовая программа с таким названием стартовала 2.09.2018 на канале «Россия–1». Такого в российском телевизоре еще не было. Гибрид жития, летописи и героической саги. Помимо восторженного описания каждого шага самого Путина — как гуляет, сколько прошел за день, сколько проплыл в бассейне, как собирает бруснику и грибы, — в качестве героев предстают те, кто рядом, кто выступает в роли свидетелей Путина.