Медиафрения
14 декабря 2017 г.
Медиафрения. Умученные от «Эха»
31 ОКТЯБРЯ 2017, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

На минувшей неделе Алексей Венедиктов эвакуировал Ксению Ларину за границу. Это хорошая новость. Есть надежда, что руководство «Эха» предпримет меры по повышению безопасности редакционного офиса, хотя бы до уровня безопасности средней школы. Это важно, поскольку государство в лице президента Путина уже заявило, что никаких проблем со свободой слова у нас нет, а что касается покушения на убийство Татьяны Фельгенгауэр, так это же псих, который к тому же приехал из Израиля – что ж с него взять.

Эвакуация, а, точнее сказать, эмиграция – это самый адекватный ответ на тот вызов, который сегодня особенно остро встал перед теми российскими журналистами, которые по какому-то странному капризу пытаются создавать журналистскую продукцию на территории РФ. Так поступили Аркадий Бабченко, Андрей Пионтковский, до них – Евгений Киселев, Савик Шустер, Леонид Бершидский и другие. Есть примеры эвакуации целой редакции – та же «Медуза», которая пишет о России и работает на Россию из-за границы.

Другой вариант ответа на тот же вызов предложил Дмитрий Муратов, который заявил, что будет вооружать редакцию. Аркадий Бабченко, который давно выступает за свободное владение оружием для всех граждан, естественно, его бурно поддержал и со свойственной ему непосредственностью сообщил, что те, «кто несет хрень про «журналист не может брать в руки оружие», эти люди либо идиоты, не понимающие смысла фразы, либо… «либо идиоты». Поскольку я и есть один из идиотов, несущих упомянутую хрень, попытаюсь пояснить свою позицию.

Во-первых, упомянутая Аркадием Бабченко «хрень» в приведенной им формулировке говорится исключительно в смысле недопустимости для журналистов брать в руки оружие на войне. Идиотов, которые сегодня готовы ехать освещать боевые действия по принципу «с «лейкой» и блокнотом, а то и с пулеметом», я среди журналистов не встречал. По крайней мере, публично никто такой глупости, отвергающей признанные нормы профессии, не говорит. Про ситуацию, когда журналисту угрожает непосредственная опасность, тоже речи нет. Тут все очень конкретно: как сама ситуация, так и возможности самого журналиста.

Позиция Аркадия Бабченко, возможно, является следствием его «опаленности войной», оборотной стороной его жизненного опыта. В одной из передач на «Свободе», в которой мы участвовали вместе с Бабченко, он заявил, что на войне законы не действуют. Полагаю, что он ошибается. Да, они не действуют в тот же момент, более того, военное преступление вполне может навсегда остаться безнаказанным. Так и в мирное время в какой-нибудь темной подворотне тоже не действует закон и тоже масса преступлений остаются без последствий для преступника. Но даже в России, с ее тотальным беззаконием, какой-нибудь Буданов с удивлением вдруг обнаруживает, что война, конечно, списывает многое, но не все и не всегда…

Теперь о главном, о вооружении журналистов в мирное время. Я не встречал идиотов, которые заявляли бы, что журналист в мирное время не может брать в руки оружие. Возможно, Аркадию Бабченко в жизни повезло больше и ему такие одаренные люди встретились. Ничто, кроме религиозных самозапретов или медицинских противопоказаний, связанных с психическим заболеванием, не может запретить любому человеку, хоть журналисту, хоть библиотекарю, купить травмат и держать его под подушкой, а также пускать его в ход для защиты себя и близких. Вопрос лишь в том, насколько этот ответ, вооружение журналистов, может быть адекватен вызову. Я снова о тех 143 журналистах, убитых за период бесчисленных путинских президентств, начиная с 2000 года. Еще раз, персонально для Аркадия Бабченко. Предотвратил бы травмат отравление Юрия Щекочихина? Спас бы Анну Политковскую? Смогла бы с его помощью отбиться от своих профессиональных убийц Наталья Эстемирова? Насколько наличие травматического, да даже и боевого пистолета в сумочке защитило бы Татьяну Фельгенгауэр? Вот меры по охране помещения редакции – закрытая дверь и профессиональный секьюрити на входе — очень бы защитили.

В целом, несмотря на мои симпатии к Дмитрию Муратову и устойчивую антипатию к Алексею Венедиктову, тот метод защиты своих журналистов, который избрал ААВ, мне представляется более эффективным, а возможно, в какой-то перспективе и единственно возможным. Трудно предсказать, какие уродливые очертания примет путинская внутренняя политика в следующий его президентский срок. Вполне возможно, что она станет абсолютно несовместимой с жизнью независимых журналистов в границах РФ. Поэтому есть смысл готовиться к тому, что все те, кто хочет продолжать заниматься журналистикой, должны будут делать это за пределами России в режиме «Колокола», «Медузы» или вражеских «голосов».

УМУЧЕННЫЕ ОТ «ЭХА»

Государственный телевизор развернул полномасштабную войну против радио «Эхо Москвы». Телезрители, которые не знали, кто такая Татьяна Фельгенгауэр и что с ней произошло, но посмотрели «Вести недели» с Дмитрием Киселевым от 29.10.17, легли спать в полной уверенности, что это кровавые маньяки с «Эха Москвы», ведомые своим главарем, Алексеем Венедиктовым, в темноте пробираются в редакции «России 1» и режут своими кривыми ножами патриотически настроенных сотрудников.

«Насмотрелся сетевизора «Эха Москвы» — и взялся за нож», — так Дмитрий Киселев анонсировал самый длинный сюжет своей программы. И дальше пошли описания преступлений журналистов «Эха» против государства в целом, Кремля, в частности и государственного телевидения, в отдельности. «Всю прошедшую неделю наша псевдолиберальная тусовка, что группируется вокруг «Эха Москвы», почем зря травила телевизионные каналы, а заодно и Кремль за создание некоей «атмосферы ненависти» в стране, при которой и журналистов режут», — объявил Киселев и надулся от возмущения, показывая всем своим видом, что ему непонятно, как таких извергов носит земля.

Назвав главное преступление «эховцев», Киселев приступил к подробному описанию того, во что превращаются люди под воздействием «Эха Москвы». Тут голос Киселева немного дрожит, а лицо и вся фигура пытается выразить сострадание к этим несчастным, которые вынуждены слушать «Эхо Москвы» вместо того, чтобы смотреть «Россию 1». Сострадательные мышцы на лице Киселева отсутствуют, поэтому получается плохо, но он очень старается. «Жаль аудиторию «Эха», — заявляет Киселев. — Коллективный портрет этой группы людей можно легко обрисовать по результатам опросов, которые регулярно проводит сама радиостанция среди своих слушателей. Итак, 79% не смотрят новости по телевизору. Как результат, 79% слушателям «Эха» кажется, что люди вокруг них стали агрессивнее… Похоже, люди, которые слушают «Эхо Москвы», самые несчастные и депрессивные в стране».

Стоит обратить внимание на крупное социологическое открытие, которое мимоходом сделал Киселев, анализируя опросы, проведенные вражеской радиостанцией. Оказывается, уровень счастья россиянина обратно пропорционален принадлежности к аудитории «Эха Москвы» и прямо пропорционален погружению в телевизор. Одним словом, смотрите в ящик и будет вам счастье.

«Именно внутри этой «эховской» тусовки, — продолжает разоблачение врага Киселев, — и разлита атмосфера ненависти, непримиримости. А личные оскорбления и угрозы – просто норма».

После того как портрет врага, исполненный крупными мазками, завершен, Киселев переходит к главной части и самой близкой ему по духу части. К собственно доносу. «У радиостанции «Эхо Москвы» уникальная позиция и уникальный статус. Она поливает грязью свою страну почем зря, да еще на государственные деньги, — стучит кому надо «доброжелатель»-Киселев. — Ни в одной другой столице мира она просто-напросто не смогла бы существовать. Нигде – ни в Азии, ни в Африке, ни в Австралии, ни в Европе, ни в Америке. Это только Россия позволяет себе столь широкий диапазон свободы слова, да еще на таком, я бы сказал, мазохистском уровне». Конец цитаты.

Стукач Киселев, конечно, как всегда соврал. В бюджете РФ нет строчки, которая называется «Эхо Москвы». Строка ВГТРК, это там, где Киселев служит главным лжецом и заместителем главного начальника, есть. Этой конторе на вранье выделено 23,5 миллиардов. Строка МИА «Россия Сегодня», где Киселев служит главным начальником, тоже есть. Ему государство отвалило 6 миллиардов. Подружке Киселева, Маргарите Симоньян, на оболванивание заграницы – 18,7 миллиардов. А «Эху Москвы» — ничего. Венедиктов постоянно заявляет, что «Эхо» живет за счет рекламы и ничего не получает от своего учредителя, «Газпром-Медиа». Даже если ААВ лукавит и получает что-то от Газпрома, это, во-первых, не государственные деньги, а главное, это сущие копейки по сравнению с миллиардами, в которых купается Киселев и его подельники.

Аудитория «Эха» на порядок меньше аудитории «России 1». Откуда такая лютая ненависть? Откуда все эти «заткнуть их поганые рты» и «недобитки» от Соловьева, все это назойливое стукачество от Киселева? Причин как минимум, две. Во-первых, то, что делают Киселев и Соловьев, выглядит омерзительно даже на фоне вполне лоялистской редакционной политики Алексея Венедиктова. Тотальная ложь не выдерживает конкуренцию с полуправдой. А во-вторых, журналисты «Эха» публично обвинили ведомство Киселева, Добродеева и прочих эрнстов в создании той атмосферы, которая спровоцировала покушение и чудом не привела к убийству. И «короли эфира» банально испугались. Поскольку, несмотря ни на что, все-таки понимают конечность этого режима и смутно догадываются о своих перспективах после его завершения. А в более краткосрочной перспективе понимают, что уже завтра могут оказаться невъездными в Европу и Америку. И куда тогда девать все это загранимущество, нажитое непосильным враньем?

ЕСЛИ В ТЕЛЕВИЗОРЕ КАЖДЫЙ ДЕНЬ ПОКАЗЫВАТЬ ЛОШАДИНЫЙ ЗАД…

Спецоперация, назначенная на 18.03.18, отличается от всех предыдущих тем, что на этот раз по государственному телевизору, то есть вполне официально говорят о том, что результат этого мероприятия предрешен и для участия в нем нужны какие-то особые аргументы, не электорального свойства. Об этом прямо говорил Соловьев в программе «Воскресный вечер» от 29.10.17 своему любимому гостю, лидеру ЛДПР, который на сей раз полностью солировал в одном из разделов программы.

Спецоперация «выборы русского царя – 2018» готовится крайне небрежно и наспех. Так хозяева встречают нежелательного гостя, визита которого по какой-то причине не удается избежать. Наскоро сооруженный экспромт на столе из того, что было в холодильнике, криво наклеенные улыбки, вымученные шутки и натужные поиски тем для разговора. И вздох облегчения, когда надоевший гость направится к выходу и можно уже заняться привычными любимыми делами.

Судя по всему, для гарнира к основному блюду телевизионные повара достали два продукта, предназначенных для любителей остренького. Великий и ужасный Ж. и девушка Собчак, нетвердо знающая свой возраст.

На минувшей неделе Ксения Собчак выжала из российских СМИ все, что из них можно выжать. Можно сказать, выпила из них все, проглотила все медийное пространство. Там, где ее не было, о ней говорили другие. Ее интервью видеоблогеру Юрию Дудю от 24.10.17 посмотрели на Ютьюбе за неделю 5,7 миллионов и более 50 тысяч оставили свои комментарии. В этом интервью Собчак совершила следующие поступки.

Пожаловалась, что ее не зовут на федеральные каналы из-за ее оппозиционности. И тут же, на следующий день появилась в прайм-тайм в «Прямом эфире» на Первом канале у Андрея Малахова.

Возложила на Суркова ответственность за то, что происходит в Украине и сообщила, что на руках у Суркова кровь. Про кровь на руках Путина Ксения Собчак ничего не сказала. Видимо, не разглядела.

Про «Дом-2» сказала, что ей «не стыдно», хотя это был «дурацкий период», и если бы можно было «отмотать назад», то «лучше бы его не было».

Кроме того, выяснилось, что с Путиным у нее «шекспировская драма», что «в стране есть 2 человека, которых знают 95% — я (то есть Ксения Собчак) и Путин», что «все мы находимся в глубокой жопе», но если она все-таки проиграет Путину президентские выборы и Путин ей предложит пост премьера, то она Путину откажет.



В эфире у Малахова было меньше политических заявлений, но больше человеческой теплоты, поскольку примерно половину эфира вместо Ксении Собчак на вопросы Малахова отвечала ее мама, представляющая в Совете Федерации Республику Тыва, а в эфире Первого канала — свою дочь, которая решила показать, что она готова к президентству тем, что опоздала в эфир на полчаса.

Если Ксения Собчак предназначена в качестве острой приправы к основному блюду для сравнительно успешной городской молодежи, то для люмпенского «подвала» России ничего нового не придумали и позвали старого проверенного клоуна. Клоун уже плохо держится на ногах, страдает одышкой и забывает слова. Но ему нет замены, поэтому Соловьев тащит его вновь и вновь.

«Яркий, мощный, глубокий! И уж точно настоящий политик! Такого опыта как у вас, ни у кого нет!» — как продавец на восточном базаре расхваливает свой товар зазывала-Соловьев. «Это у меня с детства», — довольно кивает Ж. И тут же надевает суровое лицо: «За спиной надо иметь опыт управления. Особенно в России. В условиях предвоенной обстановки. У нас 1940-й год. Тотальная ненависть к нам». Нагнав жути, Ж. ненадолго смягчается и начинает вдруг говорить какие-то человеческие вещи про то, что в России никогда на выборах никто не имеет возможности прийти к власти. Что всем кандидатам, кроме Путина, дадут в совокупности до 20%. После чего спохватывается и заводит свою шарманку про то, как он полностью закроет «вопрос с Украиной», «договорится с Трампом», арестует «пятую колонну», не потерпит ни одного плохого слова о России, а если кто скажет, что Крым – не российский, то сразу – тюрьма. То есть в очередной раз подтвердил, что все, что Ж. говорит, Путин рано или поздно делает.

Никто не знает, какими конкретными гадостями отметит свой очередной срок Владимир Путин. Ясно одно – этот срок будет существенно более тяжелым для россиян в целом и, особенно, для журналистов, в частности. Об этом говорит вся логика эволюции Путина. И дополнительный сигнал тревоги – нарастающее безумие национального лидера, отчетливо проявившееся в его беспокойстве о врагах, «собирающих биологический материал россиян». Главная задача журналистов всего мира на ближайшее время: объяснить политикам, что им надо объединить усилия и отобрать, наконец, ядерную кнопку у сумасшедшего.


Фото: скриншот Россия 24/YouTube.com и Россия 1/YouTube.com













  • Николай Сванидзе: Есть темы и вопросы, которые нельзя вбрасывать в публичное пространство. Нельзя, например, проводить программу на телевидении на тему «Можно ли бить женщин?».

  • Апостроф: "Эхо Москвы"... разгневало украинских пользователей социальных сетей проведением соцопроса относительно необходимости нападения России на Украину...

  • Павел Гинтов: Предлагаю радиостанции "Эхо Москвы" новые увлекательные темы для опросов: "Стоит ли устроить украинцам второй голодомор?" "Стоит ли создать лагеря смерти для украинцев?"

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Медиафрения. Закон сохранения вони
12 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
«Это долгожданная весть! Я рад, что Владимир Владимирович принял это важное решение и сделал важный шаг на благо благосостояния и процветания нашего государства». Это Марк Захаров, которому два месяца назад исполнилось 84 года. У которого никто не отбирает его Ленком. Полный кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством». Перечисление почетных званий, премий и наград режиссера Захарова занимает несколько страниц… 21.12.1949 года Анна Ахматова написала оду Сталину. В честь дня его рождения. «Пусть миру этот день запомнится навеки, пусть будет вечности завещан этот час, легенда говорит о мудром человеке, что каждого из нас от страшной смерти спас». Это начало. Дальше там много чего есть, и «радость чистейшая», и «дважды Сталиным спасенный Ленинград». «Где Сталин – там свобода, мир и величие земли», — это написано Ахматовой в том же декабре 1949 года. В это самое время у Сталина в заложниках были муж и сын Анны Андреевны, и ради их спасения Ахматова была готова на все.
Медиафрения. Трудности повышения градуса лжи и истерики
5 ДЕКАБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Минюст наконец опубликовал первый список СМИ, которым присвоен статус иноагентов. Их оказалось девять: «Голос Америки», «Радио Свобода», «Кавказ.Реалии», «Крым.Реалии», телеканал «Настоящее время», «Сибирь.Реалии», «Фактограф», татаро-башкирские службы «Радио Свобода» и «Idel.Реалии». В этой довольно грустной истории есть несколько забавных моментов. Момент первый. Весь последний год статусные обитатели российского телевизора, от Марии Захаровой и Маргариты Симоньян до Соловьева, пугали народ сотнями (!) американских СМИ, которые отравляют души россиян чуждыми русскому человеку ценностями.
Медиафрения. Соловьев стал жертвой насилия
28 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Обычно, когда сотрудники НТВ, РЕН-ТВ и других российских телеканалов встречаются с правозащитниками, численный перевес бывает на стороне телевизионщиков. Пользуясь преимуществом в живой силе и технике, телевизионщики отлавливают правозащитников по одному и всячески глумятся, преследуют их, тычут микрофоны в лицо и задают идиотские вопросы. На Всероссийском съезде в защиту прав человека, который прошел 26.11.2017 в столичной гостинице «Космос», расклад сил был иной. Правозащитников было больше, чем сил объединенной группировки НТВ и РЕН-ТВ, поэтому информационные войска Путина потерпели поражение и их на съезд не пустили.
Медиафрения. Время Бурениных
21 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Эта картинка из знаменитого фельетона «Старый палач. Сахалинский тип» Власа Михайловича Дорошевича о В.П. Буренине, одном из самых гнусных представителей российской дореволюционной прессы, стоит у меня перед глазами всякий раз, когда в своих обзорах натыкаюсь на телеканал НТВ и его спецподразделение, «Главную редакцию общественно-правового вещания».У Виктора Петровича Буренина и его многочисленных последователей в путинских СМИ есть одно существенное сходство и два важных различия. Сходство в том, что ни у давно покойного Виктора Петровича, ни у его ныне здравствующих последователей, которых не счесть, особенно в российском телевизоре, нет совести. То есть нет совсем. Просто отсутствует этот инструмент в душе. Души у них тоже, скорее всего, нет. Но это вопрос дискуссионный, и к тому же требующий отдельной экспертизы и участия специалистов в той сфере, где я мало что понимаю. 
Медиафрения. Страшная месть Украины
14 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Дмитрий Муратов уходит с поста главного редактора «Новой газеты». Свое решение он объяснил в интервью ТАСС тем, что «власть должна меняться и избираться, а я 22 года редактор». Выборы главного редактора «Новой газеты» состоятся 17.11.2017, и в них, по словам Дмитрия Муратова, участвуют трое: один из основателей газеты Сергей Кожеуров, редактор отдела политики Кирилл Мартынов и шеф-редактор газеты Алексей Полухин. Свою кандидатуру Дмитрий Муратов просил не выдвигать.
Медиафрения. Война как оздоровительная процедура
7 НОЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин врет, как дышит. Это во многом – последствия профессиональной деформации. Когда путинское вранье фиксируют и разоблачают оппозиционные политики и публицисты – это одно. Можно усомниться, списать на предвзятое отношение. Но когда путинское вранье опровергает человек, постоянно подчеркивающий свое уважительное отношение к президенту, это совсем другое дело. Это означает, что Путин своим беспрерывным враньем уже достал даже самых лояльных своих подданных.
Медиафрения. Материализация ненависти
24 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Два дня подряд, 11 и 12 октября 2017 года, на государственном телеканале «Россия 24» выходили сюжеты под названием «Эхо Госдепа» и «Эхо Госдепа-2», в которых рассказывалось, как журналисты радиостанции «Эхо Москвы» проводят антигосударственную кампанию за зарубежные деньги. Назывались фамилии Татьяны Фельгенгауэр и Александра Плющева. Через 11 дней, 23 октября, в редакцию «Эха» пришел человек и ударил Татьяну Фельгенгауэр ножом в горло.
Медиафрения. Ложь-ТВ, Зомби-ТВ, Хам-ТВ, Гоп-ТВ… Что дальше?
17 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В программе «Время покажет» на Первом канале 12.10.2017 обсуждали то, как американцы снимают российские флаги со зданий, откуда ранее были выселены российские дипломаты. Артем Шейнин вел программу, кипя от возмущения. И когда гость, американский журналист Майкл Бом, попытался прокомментировать ситуацию, Шейнин сначала заорал: «Вот ты меня сейчас лучше не беси! А то я тоже с тебя какой-нибудь флаг сниму и повешу за галстук!». «Я тебе в начале программы сказал – сиди! Вот и сиди!» — продолжил воспитание американца Шейнин. Американец попался непонятливый и любознательный. «А то что?» — с улыбкой поинтересовался Бом. Тут Шейнин с криком: «Ты меня провоцируешь!», — подскочил к Бому, отвесил ему легкий подзатыльник и, обхватив американца за шею, принялся угрожающе кричать ему в лицо.
Медиафрения. Шоу-культ Владимира Путина
10 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Когда лжет путинский телевизор, это воспринимается как должное. Путинский телевизор должен лгать, это его нормальное состояние. Когда лгут путинские чиновники, МИД, думцы, сенаторы, это воспринимается как должное. Путинские чиновники должны лгать, это их нормальное состояние. У них есть репутация, которой они соответствуют. И те, кто уважает обитателей путинского телевизора и путинских чиновников, зачастую уважают их, в том числе, за то, что они так ловко и умело лгут. Так в криминальной среде не стыдятся, а уважают за ловкую карманную кражу или успешный грабеж.
Медиафрения. Гигантский талант Владимира Соловьева и культура коммунальной кухни
3 ОКТЯБРЯ 2017 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Так бывает, что какой-то один человек становится символом большого социального явления. Символом ненасильственного сопротивления стал Махатма Ганди. Символом нацистской пропаганды – Юлиус Штрейхер. Не случайно он единственный из всего цеха был повешен по приговору Нюрнбергского трибунала. Символом того, что царит сегодня в российском телевизоре, является Владимир Соловьев. Именно в нем в концентрированном виде воплотилось все то худшее, что вот уже скоро два десятилетие выливается на головы россиян. Кроме того, Владимира Соловьева стало просто очень много.