Итоги года
17 декабря 2018 г.
Год величия и апатии
6 ЯНВАРЯ 2018, АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН

ТАСС

В 2017 году электоральная поддержка россиянами Владимира Путина находилась на очень высоком уровне. По данным Левада-центра, в декабре 2017 года за него готовы проголосовать 61% от всех россиян и 75% от принявших решение идти на выборы. Это делает результат президентских выборов предрешенным. Находившиеся на втором-третьем местах Владимир Жириновский и Геннадий Зюганов, получили, соответственно, 8 и 6% от всех и 10 и 7% от желающих. Видимо, результаты опросов стали одним из основных факторов, заставивших лидера КПРФ отказаться от участия в выборах. Перспектива проигрыша Жириновскому стала реальной – а позволить себе таким образом завершить свою политическую карьеру Зюганов не мог.

Но интересно, что в ответах на вопрос о том, что именно привлекает в Путине, респонденты чаще всего либо называли личностные характеристики («решительный, мужественный, твердый, волевой, сильный, спокойный, смелый, четкий, уверенный в себе, настоящий мужик»), либо вспоминали о геополитике и месте России в мире («внешняя политика, защита от Запада, уважение в мире, не позволяет «вытирать ноги», поддержка армии, обеспечил престиж»). Лишь 5% респондентов отметили успехи в социально-экономической сфере («обеспечил стабильность, поднял экономику, при нем стали лучше жить, пенсии вовремя платить»). И столько же сочли, что президент «заботится о народе, болеет за народ, за страну, все делает для людей».

Зато когда респондентов спрашивают о том, чем им Путин не нравится, то самый популярный набор ответов: «Не заботится о людях, мало делает для людей, не знает, как живут люди, забыл о простых людях». На втором месте находятся упреки в слишком большой мягкости по отношению к министрам, зависимость от своего окружения, отказ уволить Медведева. В этом опросе социологи не предлагают респондентам готовых ответов – они предложили людям самим сформулировать свое мнение.

Интересны ответы на еще один вопрос – о том, несет ли Путин ответственность за проблемы, стоящие перед страной в период его правления. На этот раз они сформулированы социологами, но их вариативность больше, чем в большинстве других аналогичных опросов. 55% ответили, что в полной мере (еще в январе 2016 года таких было 43%). 21% – в некоторой мере. Лишь 11% придерживаются известного тезиса о хорошем царе и плохих боярах – они выбрали вариант «Нет, он все делал правильно, и если что-то не удалось, то это вина нерадивых и коррумпированных чиновников». И только 9% сослались на объективные обстоятельства, которыми нередко пытаются объяснить неудачи в социально-экономической сфере (наследие 90-х годов, мировой кризис и др.).

Таким образом, лишь явное меньшинство – 20% – снимают с Путина всякую ответственность за проблемы. Это самые твердые путинцы – но вопрос в том, что и их «мягкие» единомышленники почти с такой же твердостью готовы голосовать за президента.

И еще данные Левада-центра. 2017 год назвали «очень хорошим» и «хорошим» 20% россиян, «средним» – 63%, «плохим» и «очень плохим» – 17%. Для сравнения – в 2016 году оптимистов было 13%, а пессимистов – 28%. А на вопрос о том, был ли год в целом удачным или неудачным для Вас лично, 53% посчитали его удачным, а 28% – неудачным (остальные затруднились с оценками). Еще в прошлом году соотношение было куда более грустным – 37% к 40%.

И, наконец, последние цифры в этом тексте. 64% считают, что «русские – великий народ, имеющий особое значение в мировой истории» (в 2016 году с этим мнением согласились 57%). 72% в той или иной степени согласились с тем, что Россия сегодня является великой державой» (в 2016-м – 64%).

Что означают все эти цифры?

Во-первых, россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса. И тут выяснилось, что «этажом ниже» на лестнице потребления тоже можно жить. Конечно, не так, как раньше – но обычно не впроголодь. Если раньше отдыхали в Испании, теперь можно перейти на Турцию. Раньше ездили в Турцию – теперь можно поехать в Ярославль или Владимир (и гостиницы этих городов в рождественские дни переполнены). Если нет денег на внутренний туризм, то можно хотя бы отдохнуть с друзьями под трехзвездочный коньячок. Такая же адаптация происходит и в других областях.

Апатия в отношении общественных процессов не исчезла – но люди сосредотачиваются на двух сферах, которые могут позволить отвлечься от постоянных размышлений о собственном кошельке. Одна сфера – личная жизнь, в которой случается много хорошего даже в трудные времена. Вторая – геополитика и история, гордость за страну и признание ее величия – в общем, все, что греет душу вне частной жизни. Тем более что присоединение Крыма и военные действия в Сирии стали мощной компенсацией за обиды и комплексы 90-х годов.

У людей сложилось ощущение, что Россия стала «не хуже Америки», которая признается великой державой и способна вести военные действия за пределами страны. Можно предположить, что есть еще один фактор – ушел страх, что крымский фактор повлечет за собой катастрофические последствия – войну с Западом или, по крайней мере, экономическую блокаду. А раз так, то можно жить и гордиться – потому что если все время думать о плохом, то можно впасть даже не в апатию, а в черную меланхолию. Разрыв между реальной внутренней ситуацией и декларируемыми настроениями, таким образом, увеличивается.

Во-вторых, отношение к Путину основано не на оценке экономической политики. Здесь есть коренное отличие, например, от Дональда Трампа, последний шанс которого на политическое выживание заключается в налоговой реформе и стимулировании роста. У населения нет иллюзий по поводу ответственности за проблемы – но оно считает, что внешнеполитические результаты являются приоритетными при оценке деятельности президента и принятии решения о голосовании на выборах. Эта тенденция отмечается уже в течение многих лет, но сейчас к ней добавилось еще ощущение, что в экономике удалось добиться, если не улучшения (отмечаемый специалистами рост является незначительным и слабо ощущается населением), но хотя бы «неухудшения». А раз так, то ситуация в ней является хотя бы терпимой. Это не повод для апологии экономической политики (и роли в ней Путина), но и не основание для того, чтобы отказать президенту в поддержке.

Путин как дееспособный президент с массой позитивных характеристик, которые зафиксировал опрос Левада-центра, дает надежду на то, что ситуацию в стране удастся удержать под контролем, что не будет хаоса. Авторитет других властных институтов, выросший после присоединения Крыма вслед за президентским рейтингом, снизился, но утрата веры в Путина станет для многих россиян драмой, которую они хотели бы избежать. Плюс фактор Путина позволяет им не думать о политике и не отвечать за сделанный ими выбор – можно проголосовать, выразив тем самым лояльность, а дальше пускай президент решает, что делать.

Все это актуально для нынешнего времени, но российская власть сталкивается с двумя вызовами – среднесрочным и долгосрочным. Первый связан с тем, что непопулярные меры вроде повышения пенсионного возраста и роста налогов отложены до периода после президентских выборов. Некоторые из них придется начинать реализовывать уже в 2018 году, другие – в 2019-м. В любом случае, состояние экономики (в том числе исчерпание Резервного фонда) уже не позволяет откладывать их на более длительную перспективу. И в этом случае терпимое «неухудшение» может смениться очередным падением, адаптироваться к которому будет сложнее – в условиях отсутствия новых внешнеполитических успехов. События, подобные стремительному присоединению Крыма, происходят нечасто. Подобная тенденция может привести к росту протестных настроений.

Второй вызов связан с развитием страны. Неустойчивый рост не вызывает большого оптимизма. Сводить концы с концами в бюджете удается с трудом, но только в условиях соглашения о сокращении экспорта нефти, позволившего стабилизировать и несколько повысить нефтяные цены. Однако это же соглашение ограничивает развитие отрасли и сдерживает экономический рост. Возникает замкнутый круг, когда и продление действия соглашения, и его отмена будут связаны с серьезными рисками.

Все это входит в число основных проблем четвертого срока Путина, который вряд ли будет спокойным. Поэтому, несмотря на высочайшие президентские рейтинги, позитивные для власти результаты опросов и хотя и небольшой, но все же рост, в элитах не ощущается победных настроений – напротив, преобладает тревожность, чувство растущей неопределенности и другие не радужные эмоции.

Автор — ведущий эксперт Центра политических технологий


Фото: Россия. Симферополь. 4 ноября. Горожане во время празднования Дня народного единства. Алексей Павлишак/ТАСС












  • Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.

  • Андрей Солдатов, Ирина Бороган: 2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец.

  • Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
2017 – год катастрофических побед
9 ЯНВАРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
В 2017 году произошло сильное сокращение России как страны и как государства. Не в смысле территории, тут России по-прежнему очень много. И не в смысле численности популяции, тут убыль есть, но мизерная, всего по данным Росстата 0,001%. Страна и государство скукожились по сути своей. Уменьшился внутренний масштаб России. Поясню. У Толстого есть простая формула, позволяющая оценить масштаб человека с помощью дроби, в числителе которой то, что он собой представляет, а в знаменателе то, что он о себе думает. Если попробовать использовать нечто подобное для характеристики страны и государства, то в числителе будет сумма всего того, чего Россия достигла в экономике и политике, а в знаменателе то, что о себе страна говорит по телевизору, и то, что думает о России ее население.
Итоги года. Фейерверк над развалинами
8 ЯНВАРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Нет сомнений, что Кремль намерен представить победу в сирийской пустыне в качестве главного события минувшего года. Ну нет у нас побед (невидимый рост экономики – не в счет). Так что нам еще предстоит услышать немало победных рапортов военных, жаждущих поощрения высшего начальства, и увидеть бесконечное количество салютов. Подозреваю, салюты будут греметь аккурат до момента, когда Путин утвердится на следующие шесть лет в качестве главного начальника страны.
Итоги года. Годы идут…
7 ЯНВАРЯ 2018 // АНТОН ОРЕХЪ
Годы идут… Очередной год позади не только у страны. С каждым прожитым годом, откровенно говоря, про страну как таковую начинаешь думать все меньше, а про себя и своих близких все больше… От семнадцатого года ждали всяких потрясений. Аналогии уж слишком явно напрашивались. Не просто сто лет революции к этому подталкивали, а все внутри и вокруг страны прозрачно намекало на катаклизмы. Но катаклизмов не случилось. И мы просто прожили еще один год в привычном уже болоте. И именно это чувство меня и огорчает.
Итоги года. Церковь в путах политтехнологии
7 ЯНВАРЯ 2018 // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
2017 год отличался небывалым накалом религиозных страстей. Начался он с суда над преподавателем йоги Дмитрием Угаем, обвиненным на основании «пакета Яровой» в незаконной миссионерской деятельности. Участники процесса сломали немало копий, пытаясь доказать — одни, — что никакой миссионерской деятельности не было, а другие — что была, была, это вам только кажется, что вас учат на голове стоять, а на самом деле — погружают в чуждую духовную практику. Угая, к счастью, от обвинений в миссионерстве освободили.
Итоги 2017: сошествие в Ад
6 ЯНВАРЯ 2018 // СЕРГЕЙ МИТРОФАНОВ
Мне трудно выделить итоги по пунктам: первое, второе, третье… Пожалуй, и не произошло ничего такого, что изменило бы заданную годы назад траекторию. Скорее все только усугубилось и ускорилось. Если речь идет о более-менее образованной и самостоятельно мыслящей прослойке, то мы — да, перестали смотреть телевизор. Как бытовой прибор он начисто выпал из обихода, накрыт черной тряпкой, чтобы из него ничего не выскакивало. Однако «паршивец», надо сказать, весьма успешно промыл мозги «широким слоям».
Итоги года. Обретение альтернативы
5 ЯНВАРЯ 2018 // МАКСИМ БЛАНТ
Как бы парадоксально это ни прозвучало, но 2017 год стал для меня, уж простите за пафос, годом обретения надежды. Это абсолютно субъективное ощущение, имеющее, тем не менее, объективные основания. Скажу сразу: ни Навальный, ни Собчак, ни даже «оглушительная победа независимых кандидатов» на муниципальных выборах к этому никакого отношения не имеют. Скорее наоборот, все они существуют в той системе, которая доживает последние годы и в которой больше нет жизни.
Итоги года. Суровые годы проходят
5 ЯНВАРЯ 2018 // ЛЕОНИД ГОЗМАН
Есть такой анекдот. Хоронят еврея. Ребе просит кого-нибудь сказать добрые слова о покойном. Все молчат, он настаивает, говорит, что это обязательно. Тогда один из присутствующих поднимает руку: «Я скажу добрые слова. У покойного был брат. Он был еще хуже». Это я про ушедший год, кто не понял.  Это был год Трампа. Америка замерла в ужасе – что будет делать только что избранный президент? Прогнозы были самые апокалиптические. Оказалось, ужас, но не ужас-ужас. Оказалось, что созданная более двухсот лет назад политическая система способна купировать даже Трампа, хотя и не бесплатно – платить и Америка, и мир будут еще долго.
Итоги года. Спецслужбы: 2017
4 ЯНВАРЯ 2018 // АНДРЕЙ СОЛДАТОВ, ИРИНА БОРОГАН
2017 был годом, когда стало окончательно ясно — старым правилам путинских спецслужб, выработанным в 2000-е, пришел конец. Соперничество неподконтрольных силовых ведомств, превращенных в феодальные вотчины своими руководителями, и такая же средневековая идея «нового дворянства» как российской элиты – все это перестало быть актуальным. В 2017 году Путин окончательно перестал играть с этим постмодернистским проектом (да и само словосочетание «новое дворянство» вышло из употребления) и решил вернуться к схеме, которую он хорошо помнит по временам своей молодости – схеме работы позднесоветского КГБ.
Прямая речь
3 ЯНВАРЯ 2018
Алексей Макаркин: россияне в целом адаптировались к новому, в основном «пониженному» уровню жизни. Кто-то нашел новую работу, но большинство затянули потуже пояса.
В блогах
3 ЯНВАРЯ 2018
Максим Блант: Децентрализация – это тенденция, которая выходит далеко за рамки интернета.