Что делать?
27 сентября 2020 г.
Послание на все четыре стороны
18 МАРТА 2018, СЕРГЕЙ ЦЫПЛЯЕВ

В ежегодном Послании президента прозвучал широкий набор предложений и пожеланий, которые можно свести к трем направлениям:

1. преодоление технического отставания и экономический рост;

2. социальные блага и соцобеспечение, пенсии, продолжительность жизни;

3. военная мощь как ответ Западу.

Если мы посмотрим на все эти направления, то увидим, что каждое из них требует колоссальных экономических ресурсов. Скатерти-самобранки у России нет. Придется определяться, что первое, что второе и третье. Если учесть ту выставку достижений военного хозяйства, которая прозвучала в конце Послания, то есть большие шансы, что все остальные цели и задачи, упомянутые Путиным, просто не будут исполнены.

Если мы вспомним первый завет Дэн Сяопина (который прозвучал еще в 1977 г.), то он был таков: «Ни одна страна мира не может осуществить политику модернизации, если проводит политику изоляции». Китай открылся миру, туда хлынули инвестиции и новые технологии. И по прошествии 25 лет мы видим фантастический результат: рост экономики в более чем в 20 раз. СССР и Россия лет на 15 опоздали с этим, в результате не получили подобного потока инвестиций. Сегодня мы наглядно видим результат нашей близорукой политики и цену времени.

Отметим, что преодоление технологического отставания — постоянная российская проблема. И Петром I, и Сталиным она решалась самым быстрым и самым дешевым способом — заимствованием технологий на Западе. После этого стояла задача развития на собственной производственной базе и развитие экспортных отраслей. Другие варианты преодоления технологического отставания — опора на собственные силы, импортозамещение — красиво звучат, но ни к чему не приводят. Они требуют колоссальных затрат и напряжения сил. Вообще надо учесть, что мирового разделения труда еще никто не отменял.

Второй завет Дэн Сяопина тоже очень прост: «Держаться в тени и скрывать свои истинные намерения». Речь идет о том, что вся внешняя политика, все геостратегические вопросы должны быть ориентированы только на одну задачу – внутренний экономический рост. Все для экономического роста! Все для экономической победы! Это главный девиз. Остальное уходит на потом. И очень ясное понимание: если вы входите в военную конфронтацию, у вас неминуемо наступит экономическая и технологическая изоляция, вы окажетесь в очень тяжелом положении.

Идея, что можно провести технологическое перевооружение страны с опорой на собственные силы и при этом с упором на ВПК – иллюзорна. Она нигде не была реализована. Она ведет к чудовищному расходованию сил и народных средств, затягивание поясов и полный отказ от каких бы то ни было социальных завоеваний.

И еще одно важное замечание. Если мы сегодня посмотрим на уровень ВВП, то мы увидим, что на США приходится 25%, Китай около 20%; Россию — всего 2% мирового ВВП, причем у России — за счет добычи сырья. Экономический паритет России с Западом сегодня невозможен. Значит, невозможен и военный. На каком-то этапе вы можете рвануть, выжать все из своей экономики, но на длительной дистанции все равно проиграете. Сегодня мы видим, что 50% мирового производства оружия приходится на США, 10% — на Китай, по 4-4,5% имеют Саудовская Аравия и Россия. При этом у США это составляет 4,5% ВВП страны. Страны Европы не желают много тратить на вооружение — лишь 1% ВВП. США сегодня требуют, чтобы они выполняли нормативы НАТО и расходовали на оборону 2% ВВП.

Если развитые страны тратят 2%, а вы вынуждены тратить больше 4%, то ясно, что ваша экономика рано или поздно будет удушена военными расходами. Уже дважды наше государство распадалось, не испытывая никакого военного поражения. Это относится и к Российской империи, и к СССР. Экономика страны не выдерживала нагрузки военного комплекса, не выдерживала ее инфраструктура. Что, бог троицу любит? Мы хотим еще раз повторить этот опыт?

Если мы ставим перед Россией задачу не выпасть из той группы стран, которые движутся к постиндустриальной экономике, то мы должны понять, что постиндустриальная экономика требует, прежде всего, свободного творческого человека. И никакая внешняя разведка не обеспечит технический прорыв. Раньше можно было привезти танк, магнитофон, пригнать самолет, разобрать на части и воспроизвести. Но если у вас сегодня микроэлектроника, если у вас программное обеспечение, скопировать это вам будет не под силу.

И поэтому то пространство свободы, о котором много говорят, и есть та живительная среда, в которой только и может развиваться экономика постиндустриального времени. Нельзя ограждать это пространство сторожевыми вышками, как хотят некоторые наши политики. Внутри ничего не останется. Мы это уже проходили.


Фото: Deng Xiaoping speaks at a meeting in Beijing in March 1978. Deng, China's paramount leader, died Wednesday, Feb. 19, 1997 from an advanced stage of Parkinson's disease with complications of lung infections, the Chinese government said. He was 92. AP Photo/Xinhua/TASS












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Белоруссия 2020 и Перу 2000
25 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Страны с авторитарным режимом по своему месту на карте и культурным традициям могут быть разными, но их судьбы можно описать одними и теми же словами. Проводить параллели. ПЕРУ. Тридцать лет назад, в апреле 1990 года, в первом туре выборов президента Перу Альберто Фухимори, малоизвестный ректор аграрного университета, удивил многих. Он неожиданно занял второе место, немного уступив Марио Варгасу Льосе, самому известному писателю страны, будущему нобелевскому лауреату по литературе (2010), который в 1975-м был избран президентом международного ПЕН-клуба и которого элита страны просто обожала.
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американско