В оппозиции
18 октября 2019 г.
«Партия перемен» сохраняет традиционные практики
16 МАРТА 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

ТАСС


Дмитрий Гудков рассказал «Снобу», что они с Ксенией Собчак создают политическую партию. «Да, теперь у нас – и у вас – есть своя партия, — сообщил Гудков — Мы с Ксенией Собчак пока условно называем ее «партией перемен» (к лучшему)».

Далее Дмитрий Гудков поясняет, почему новая партия создается на базе уже имеющейся «Гражданской инициативы» Андрея Нечаева. Во-первых, у них есть лицензия, а во-вторых, Нечаев готов дать дорогу молодым. Тут у Гудкова-младшего все резонно и безукоризненно логично. Действительно, зарегистрировать новую оппозиционную партию в сегодняшней России невозможно. Для справок по этому вопросу лучше всего обратиться к Алексею Навальному. И насчет «дать дорогу молодым» все тоже в точку – российской оппозиции омоложение необходимо. Дмитрий Геннадьевич в этом смысле очень уместен: 38-летний атлет с голливудской внешностью, успевший побывать в Госдуме единственным оппозиционным депутатом, да к тому же обладающий прекрасным русским письменным на уровне лучшей российской оппозиционной публицистики.

Есть, правда, мелкая деталь, которой Дмитрий Гудков, будучи честным человеком, немного касается в своем заявлении о создании новой «Партии перемен». Это, как все уже, конечно, поняли, «Яблоко». Тут нет ничего нового. Всей демократической общественности, тусующейся в окрестностях «Эха Москвы», «Дождя», а также «Сноба», прекрасно известно, что «Яблоко» всегда портило нашу славную демократическую песню, и если бы не этот неприятный фрукт, Россия давно была бы процветающей европейской страной. Это вам подтвердит любой человек доброй воли, спросите хоть Венедиктова, хоть Анатолия Чубайса.

Так вот, Дмитрий Гудков в своей публикации коротко и ясно объяснил, «почему не «Яблоко». Потому что, как стало ясно самому Гудкову, «на равных коалиция «Дмитрий Гудков – «Яблоко» невозможна». Отметим некоторую странность в постановке вопроса. Гудков разочарован невозможностью коалиции на равных между персонально собой и партией, в которой насчитывается 28 тысяч человек, в том числе такие люди, как Лев Шлосберг, Борис Вишневский, Сергей Ковалев, а также 362 депутата-яблочника регионального и муниципального уровня. В этой связи несколько неубедительно выглядит заявление Гудкова, что создаваемая партия – это «не про вождей» и не про «национальных лидеров».

Впрочем, не будем придираться к словам. Возможно, насчет «равной коалиции» это просто неудачный оборот. Суть в том, что Дмитрий Гудков нацелен на выборы мэра Москвы. Кандидатом от «Яблока» на мэрских выборах будет, скорее всего, выдвинут Сергей Митрохин. Ни у кого из них двоих нет шансов преодолеть муниципальный барьер, поскольку, несмотря на успех на муниципальных выборах в Москве в 2016 году, голосов яблочных и гудковских муниципальных депутатов все равно не хватает. Так что для участия в этой кампании любому из них потребуется, чтобы Собянин «отсыпал» ему пригоршню «своих» мундепов, как он это сделал в прошлый раз в отношении Навального…

И, тем не менее, с точки зрения своих политических перспектив Гудков прав, поскольку «Яблоко» ему мало что может предложить, кроме участия в следующих выборах в Госдуму, а тут у Гудкова уже есть неудачный опыт.

Действия Дмитрия Гудкова были бы безукоризненными, если бы не дата публикации, то есть за три дня до голосования. Дело в том, что два года назад, в марте 2016 года было объявлено о достигнутом соглашении между партией «Яблоко» и несколькими независимыми кандидатами в депутаты на выборах в Госдуму. Условий выдвижения были два: согласие с политическим меморандумом «Яблока» и обязательство поддержать Григория Явлинского на президентских выборах. Это соглашение подписали, в том числе, Владимир Рыжков и Дмитрий Гудков. Рыжков, политик не менее амбициозный и не менее «увесистый», чем Гудков, свои обязательства выполнил на 100%. Гудков снялся в одном предвыборном ролике, в котором он собирает подписи в поддержку Явлинского. После чего заявил, что создает партию с Ксенией Собчак, то есть с конкурентом ГАЯ.

Дмитрий Гудков объясняет дату объявления о создании новой партии «медийным моментом» и «политическим расчетом», поскольку на волне всей этой предвыборной движухи политические заявления заметнее. Наверное, он и тут прав. С точки зрения «момента» и «расчета»…

Постараюсь снизить пафос и убрать такие слова, как «предательство» и «обман». В данном случае налицо нарушение Гудковым взятых на себя политических обязательств о поддержке Явлинского, поскольку публичное объявление о создании партии с его конкурентом никак не вписывается в понятие «поддержка». Почему нельзя было объявить об этом 19.03, когда выборы закончились, обязательства выполнены и начинается новый политический сезон, в котором у Гудкова нет ни перед кем никаких обязательств?

 «Момент» и «расчет», говорите? Тогда в чем состоят перемены, про которые заявляет создаваемая партия? Тут явно прослеживается добрая традиция «кидалова», весьма устойчивая в российской оппозиции. Один из ярких примеров, когда Навальный с Яшиным и Миловым в одностороннем порядке «кинули» Касьянова, сначала подписав с ним соглашение, а потом, после того, как гебуха сняла про него порнушку, потребовали это соглашение изменить. Тогда многие люди доброй воли говорили, что все правильно, поскольку Касьянов без одежды оказался не таким представительным, как в галстуке, а в ходе гебешной прослушки он говорил всякие гадости про товарищей по коалиции. Так что спасибо гебухе, раскрыла нам глаза — такой лидер нам не нужен.

Никто не заставлял Навального и Яшина подписывать соглашение с «ПАРНАСом». Никто не заставлял Гудкова подписывать соглашение с «Яблоком». Видимо, и в том и в другом случае сначала был один «момент» и один «расчет», а потом момент сменился другим и про соглашение стало удобнее забыть. Тут как-то само собой всплывает старомодное слово «репутация», но я так понимаю, что его в нынешнем политическом сезоне употреблять неприлично, а главное — в политический лексикон создаваемой Гудковым вместе с Собчак «Партии перемен» это слово не входит. А жаль, поскольку без этого слова перемены не будут к лучшему…

Фото: Россия. Москва. 15 марта 2018. Политик Дмитрий Гудков и кандидат на пост президента РФ от партии "Гражданская инициатива" Ксения Собчак во время встречи с избирателями в клубе Adrenalin Stadium в преддверии выборов президента РФ, которые пройдут 18 марта 2018 года. Сергей Бобылев/ТАСС












  • Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...

  • Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 

  • Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...
В СМИ
2 ОКТЯБРЯ 2019
Коммерсант: По словам адвоката Юлии Галяминой Андрея Тамурки, он и его коллеги предполагали, что суд снизит сумму взыскания до 5 млн руб., но и с этим решением юристы не согласны. 
В блогах
2 ОКТЯБРЯ 2019
Алексей Чуприков: Дмитрий Леухин, компания "Флай-авто". Печально, конечно, что занимается госзаказами, а не коммерческой деятельностью. Но его имя тоже должно стать известным.
За «оправдание терроризма» – 7 лет тюрьмы. Но оправдания не было
1 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Атака силовиков на псковскую журналистку Светлану Прокопьеву проходит в стороне от главной темы нынешнего лета – московских протестов, связанных с прошедшими выборами в Мосгордуму. Тем важнее отметить, что история эта не затерялась, не выглядит второстепенной и побочной: проблема обсуждается в независимых СМИ, в поддержку Прокопьевой выступают пикетчики по всей стране, ее имя упоминалось во многих коллективных письмах в защиту политзаключенных, о Прокопьевой говорили с трибуны последнего московского митинга. Все это в совокупности оставляет надежду на более или менее благополучный исход дела.
Прямая речь
1 ОКТЯБРЯ 2019
Зоя Светова: ...журналистам понадобилось какое-то время, что разобраться, понять, что её судят за слово и в дальнейшем любого журналиста можно будет обвинить в том, что он оправдывает терроризм
В СМИ
1 ОКТЯБРЯ 2019
"Эхо Москвы": Журналисты пикетировали администрацию президента в Москве, чтобы привлечь внимание уголовному преследованию псковской журналистки Светланы Прокопьевой. 
В блогах
1 ОКТЯБРЯ 2019
Сергей Пархоменко: Там черт знает что происходит: ее обвинили в «оправдании терроризма», обманом заставили дать «подписку о неразглашении дела», - и про это почти никто не знает и не помнит.
Воскресный митинг завершил очередной этап российского протеста
30 СЕНТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Последняя акция оппозиции, что 29 сентября прошла на проспекте Сахарова, собрала, по подсчетам «Белого счетчика», около 25 тысяч человек. Погода в этот день случилась дождливая, но на настроении людей, пришедших протестовать против политических репрессий, это никак не отразилось. Они были полны решимости, с воодушевлением встречали пламенные выступления ораторов, многие держали в руках портреты фигурантов последних уголовных дел, выкрикивали антиправительственные лозунги. Словом, атмосфера была весьма бодрая, духоподъемная, вполне соответствующая характеру и формату мероприятия.
Прямая речь
30 СЕНТЯБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: На базе старого «диванно-комнатного» возмущения, когда люди просто подписывали открытые письма и потом шли заниматься своими делами, складываются новые связи и... новая солидарность