Санкции
22 октября 2018 г.
Есть ли в РФ защита от дурака?
18 АПРЕЛЯ 2018, ИГОРЬ ЯКОВЕНКО

Михаил Златковский

Размышления по поводу судьбы проекта закона о противодействии санкциям США

Над названием законопроекта № 441399-7 можно думать вечность. Можно сидеть перед ним и рассматривать его (название) как «Черный квадрат» Малевича, втягиваясь незаметно в его космическую тьму. Прочитайте, пожалуйста, это название, вслушиваясь в каждое слово в отдельности, после чего оцените гармоническую связь между соседними словами, а также симфонию смыслов, порождаемую названием, прочитанным полностью. Вот оно: «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и (или) иных иностранных государств».

Насладились? Стало интересно, кто автор этого шедевра русской прозы? Извольте. В качестве «субъекта права законодательной инициативы» (извините, это так называется) указаны практически все депутаты Госдумы. Начиная от спикера В.В. Володина, лидеров всех фракций — Г.А. Зюганова, В.В.Ж. (извините, пытался напечатать полностью — пальцы сводит), С.И. Неверова, С.М. Миронова — и далее весь списочный состав нижней палаты российского парламента.

Насладившись названием, перейдем к тексту. Там столько прекрасного, что глаза разбегаются. Вот, например, один из моих любимых фрагментов этого шедевра законотворчества. Став законом, этот документ сделает в России нормой «исчерпание исключительного права на товарные знаки в отношении товаров… правообладателями которых являются граждане и юридические лица США и (или) иных иностранных государств».

То есть, приняв этот закон, Россия заявляет о своем «праве» воровать чужую интеллектуальную собственность по всему миру. Не будем вспоминать о таких пустяках, как 4-я часть российского Гражданского кодекса, а, тем более, о таких глупостях, как Бернская конвенция и другие международные соглашения о защите интеллектуальной собственности, участником которых является Россия. Все эти бумажки можно сжечь, а пепел развеять.

Не буду говорить и о такой ерунде, как международная репутация, о том, что в этом случае Россия сама ставит себя в один ряд с сомалийскими пиратами, ИГИЛ и КНДР, то есть с теми, кто публично плюет на международное право. Снявши голову по волосам не плачут — Россия давно уже в этом ряду.

Поговорим о серьезных вещах: о практической пользе права воровать товарные знаки, то есть присваивать чужую интеллектуальную собственность. И тут я вынужден задать Володину и его безумным думцам вопрос, который Остап Бендер задал Кисе Воробьянинову, когда тот предложил выкрасть очередной стул: «А технику этого дела вы знаете?».

Это же главный вопрос. Вы умеете воровать технологии, господин Володин? В том, что вы и вся ваша компания умеет воровать, сомнений нет. Тырить из казны, пилить бюджет, получать откаты, отжимать чужой бизнес — технику всех этих дел российская власть освоила. Но чтобы украсть технологию, нужны принципиально иные знания, умения и навыки. Вот китайцы это делать умеют. Просто потому, что сначала они с помощью американцев создали у себя сборочный цех по производству американских торговых знаков, а потом уже стали красть сами торговые знаки.

Другой дивный фрагмент этого думского шедевра — запрет поставок зарубежных медикаментов в Россию, замена их дженериками, то есть местными лекарствами, имеющими похожую на оригинал химическую формулу, но отличающимися по вспомогательным веществам и не прошедшими клинических испытаний. По поводу этой думской идеи случился показательный диалог между либералом по вызову Надеждиным и депутатом Госдумы Толстым в эфире программы «60 минут».

Либерал Надеждин пожаловался на здоровье и сообщил, что ему необходимы импортные лекарства, которые ему помогают, в отличие от отечественных, которые, по выражению Жванецкого, не убивают микробы, а с ними сотрудничают. Если либерал Надеждин надеялся вызвать сочувствие у своих оппонентов, то он жестоко ошибся. Страдания либерала — радость для патриота. Патриотический депутат Толстой очень развеселился, узнав, что либерал Надеждин болеет, и принялся настойчиво требовать, чтобы тот выплюнул американские таблетки и стал немедленно жевать кору отечественного дуба, запивая его боярышником. Либерал Надеждин есть дуб и пить боярышник отказался, но убедить депутата Толстого в необходимости импортных лекарств не смог.

Этот изумительный законопроект от имени МИДа горячо поддержал замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков, который потребовал его ускоренного принятия. «Я думаю, что график рассмотрения этого важного законопроекта будет выстроен так, чтобы не затягивать — ситуация просто сама по себе диктует необходимость достаточно энергичных усилий», — объяснил высокопоставленный мидовец.

Законопроект № 441399-7 был внесен в Госдуму в пятницу 13.04.18. Сначала было ощущение, что этот мрак идиотизма неминуемо накроет страну, проект станет законом, и все будет зависеть только от того, насколько правительство захочет и сможет его бойкотировать. Потом что-то пошло не так и рассмотрение закона перенесли на период после майских праздников.

Японский инженер Сигэо Синго разработал производственную технологию, которая получила название «защита от дурака». Конечно, разные приспособления для защиты от разрушительных действий людей не вполне адекватных, рассеянных и забывчивых существовали давно. Взять хотя бы отверстия у верхнего края ванны, не позволяющие любителям поспать во время купания затопить соседей снизу. Но Сигэо Синго оформил «защиту от дурака» как целостную производственную технологию и внедрил ее, в частности, в концерне «Тойота». Защита от дурака предусмотрена в конструкции большинства стран мира. И она работает, достаточно посмотреть на ситуацию в США сегодня.

Вопрос, есть ли в системе российской власти защита от дурака, крайне актуален. А в условиях ядерной державы может в какой-то момент оказаться самым главным не только для России. Иногда, как в случаях с аннексией Крыма, войны с Украиной и Сирией, возникает убеждение, что никакой защиты от дурака нет.

Иногда, как в случае явного притормаживания проекта закона о противодействии американским санкциям, возникает надежда, что такая защита существует, правда, действует она в условиях глубокой конспирации.


Графика Михаила Златковского/zlatkovsky.ru

 

 

 












  • Андрей Мовчан: Единственным правильным видом помощи бизнесменам могло бы быть превращение России в нормальную страну, в которой все работает вне зависимости от нахождения под санкциями...

  • «Коммерсант»: В Москве недооценивают то, насколько негативно в Европе воспринимают сообщения о «кибератаках и кампаниях по дезинформации»

  • el-murid: Скоро у нашего президента может появиться еще одно прозвище - "Химический Владимир", благо уже был один фигурант с таким прозвищем. 

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Санкции становятся рутиной
15 ОКТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Некоторое время назад, выступая на «Эхе Москвы», Сергей Пархоменко сделал очень точное наблюдение о том, как меняется отношение западного истеблишмента к принятию антироссийских мер. Они, эти меры, уже не выглядят каким-то экстраординарным, из ряда вон выходящим событием. Особенностью нынешнего момента является то, что за четыре года, прошедших после присоединения Крыма, антироссийские санкции стали рутиной внешней политики западных стран. Вчера их вводили из-за российского вмешательства на Украине, завтра введут из-за попыток вмешательства в американские выборы. А вот сегодня, 15 октября, министры иностранных дел ЕС на встрече в Люксембурге вполне буднично введут новые санкции...
Прямая речь
15 ОКТЯБРЯ 2018
Андрей Мовчан: Единственным правильным видом помощи бизнесменам могло бы быть превращение России в нормальную страну, в которой все работает вне зависимости от нахождения под санкциями...
В СМИ
15 ОКТЯБРЯ 2018
«Коммерсант»: В Москве недооценивают то, насколько негативно в Европе воспринимают сообщения о «кибератаках и кампаниях по дезинформации»
В блогах
15 ОКТЯБРЯ 2018
el-murid: Скоро у нашего президента может появиться еще одно прозвище - "Химический Владимир", благо уже был один фигурант с таким прозвищем. 
Знакомьтесь – доктор Мишкин, отравитель широкого профиля
9 ОКТЯБРЯ 2018 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Уже очень скоро, кажется, будет у нас так – увидел идущих навстречу двоих мужчин, перейди лучше на другую сторону. Потому что либо отметелят до больницы, либо вообще отравят… Теперь в России мужской дуэт становится каким-то зловещим опасным форматом. Но начать надо все же с душегубов, а потом уже перейдем к дебоширам. Итак, как и было обещано, в оговоренные сроки нам сообщили настоящее имя второго солсберийского отравителя. На месте Боширова и Петрова у нас сложилась такая пара – Чепига и Мишкин. Как выяснили все те же «Bellingcat» с «Insider», посетившего в известные сроки английский Солсбери бизнесмена средней руки, ранее называвшего себя Александром Петровым, на самом деле зовут Александр Мишкин. 
Прямая речь
9 ОКТЯБРЯ 2018
Николай Сванидзе: Кокорин и Мамаев сейчас абсолютно ни у кого не вызывают желание себя защищать, нет никаких мотивов, которые не то, что бы оправдывали, но хотя бы объясняли их поведение.
В СМИ
9 ОКТЯБРЯ 2018
Ведомости: Расследователи не приводят подробной информации о том, каким образом они идентифицировали настоящую личность Петрова, но обещают опубликовать эти данные во вторник.
В блогах
9 ОКТЯБРЯ 2018
Владимир Варфоломеев: Путин и Медведев. Петров и Боширов. Теперь вот снова Мамаев и Кокорин. Как-то не складываются дела у наших мужских дуэтов...
Россия накрылась шутовским колпаком
5 ОКТЯБРЯ 2018 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
МИД России на обвинения в кибератаках, отравлениях и вмешательстве в дела других стран решил отвечать глумливыми шутками. Заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябов в своем заявлении 4.10.2018 пытался подражать эстрадным юмористам: «Я уже предлагаю ГРУ превратить в хэштег. Скоро будет ГРУ как MeToo. Люди начнут делать каминг-аут. Нужно будет говорить: я тоже ГРУ, я тоже что-то взломал, я тоже на кого-то напал, кого-то отравил». Если кто-то в сети или в живом общении в обсуждении серьезной проблемы начинает ерничать и передразнивать собеседника, это называется троллингом. 
Прямая речь
5 ОКТЯБРЯ 2018
Алексей Левинсон: У очень многих людей есть ожидания, что рейтинг начнёт неудержимо падать. Но тут можно сказать, что запас «под килем» у президента очень значительный.