Генштаб в борьбе с арифметикой

ТАСС

Начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал Евгений Бурдинский дал большое интервью «Красной звезде» по случаю 55-летия вверенной ему структуры. Как и положено, он поведал о славном боевом прошлом, замечательном настоящем и светлом будущем ГОМУ. Естественно, он в очередной раз заявил, что Россия не может отказаться от принудительного призыва в Вооруженные силы (скажи он что-то другое, получилось бы, что он хочет оставить себя и подчиненных без работы и, стало быть, без должностей). Ну а затем он начал выдавать сенсации.

Во-первых, Бурдинский сообщил, что «в 2018 году на должностях прапорщиков, сержантов и солдат проходят (так в тексте. Видимо, интервью готовили несколько месяцев — А.Г.) военную службу по контракту более 350 тысяч человек». Тем самым Бурдинский фактически подтвердил сказанные в 2017-м слова начальника Национального центра управления обороной РФ генерала Михаила Мизинцева о том, что в армии служат 354 тысячи контрактников. Многие тогда подумали, что генерал просто оговорился. Ведь еще в конце 2016-го министр обороны Сергей Шойгу докладывал президенту, что контрактников у нас уже аж 384 тысячи. За два прошедших года цифра эта не поменялась. При этом военное ведомство ежегодно сообщает о том, что успешно набирает в армию десятки тысяч контрактников. Так в 2018 году профессиональными солдатами стали то ли 50 тысяч человек (по версии заместителя министра Николая Панкова), то ли 60 тысяч (по версии Владимира Путина, озвученной на итоговой коллегии минообороны). Если общее количество контрактников при этом не растет, это означает только одно — за последние годы уволились 120-150 тысяч человек. Личный состав обновился почти наполовину, что, подозреваю, не лучшим образом сказалось на уровне боевой подготовки и степени боеготовности.

Таким образом, перед нами острейшая проблема в комплектовании Вооруженных сил. Почему контрактники массово покидают армию? Не желают участвовать в секретных войнах, в ходе которых страна отрекается от своих солдат, устраивает тайные похороны, объявляет живых, попавших в плен, «отпускниками»? Или размеры жалования, которое растет после 2012-го вполне символически и уже не соответствует более социальным стандартам? А может быть, обещанные Шойгу Путину внутренние «маневры» в рамках военного бюджета, направленные на ускоренное производство ракетной техники для «отлупа» США привели к недофинансированию контрактной службы? Но об этой проблеме, как, впрочем, и о всех других, генералы предпочитают помалкивать. О реальном положении дел можно узнать лишь из случайно уплывшей в официальное интервью цифры.

ТАСС

Если слова Бурдинского соответствуют действительности, то программа перевода большей части сержантов и рядовых провалена полностью. Ведь, согласно Плану деятельности Минобороны на 2013-2020 годы, в 2019-м контрактников и вовсе должно быть 425 тысяч. Еще недавно начальник Генштаба рассказывал иностранным военным атташе, что два из каждых трех батальонов в Сухопутных войсках сформированы из контрактников.  Любопытно, если контрактников на 75 тысяч меньше запланированного, откуда взялось необходимое количество солдат?

И тут мы подходим к другой сенсации, которая следует из интервью генерала Бурдинского. Начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба явно не в ладах с … арифметикой. «Соотношение численности контрактников к призывникам составляет 1,7 к 1», заявляет Бурдинский. Численность призывников известна — это 260 тысяч (128 тысяч весенний призыв 2018-го и 132 тысячи — осенний). Допустим, что около 40 тысяч отправили служить в Росгвардию и другие военизированные ведомства. Умножаем оставшиеся 220 тысяч на 1,7 и получаем 374 тысячи, а вовсе не 350. И эти несуразности в одном интервью. Страшно подумать, что за выкладки они приносят Путину…

Причина всего этого более-менее понятна. В какой-то момент военачальникам разрешили врать о реальном положении дел в армии. И супостатов устрашим, и народ в нашей небывалой боеготовности уверим. Но ведь речь идет о значительных объемах информации, где одна цифра должна соответствовать другой. Нужно специальное «управление правды», которое координировало бы все это вранье. А в Минобороны дело пустили на самотек. И очень скоро в собственном вранье запутались…

 
Фото: 1. Россия. ЯНАО. ТАСС/Интерпресс/Александр Николаев
2. Первый заместитель начальника главного организационно-мобилизационного управления Генштаба вооруженных сил РФ Евгений Бурдинский (слева) . Михаил Метцель/ТАСС












  • Сергей Цыпляев: До нашего политического руководства никак не доходит простая мысль: без научно-технического и экономического фундамента никакая военная машина невозможна.

  • «Известия»: Призыв нельзя отменять, потому что в случае реальной военной угрозы армия должна быть способна мобилизоваться даже в условиях сложной эпидемиологической обстановки.

  • Виктор Шендерович: Впереди – заведомо – тысячи совершенно необязательных человеческих смертей, но это совершенно не скребет наше начальство...

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Вирус вирусом, а призыв – по расписанию
2 АПРЕЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Вы вот волнуетесь, переживаете, аж извелись все от страшной неопределенности: когда же, когда, гадаете, кончится весь этот коронавирусный кошмар. Между тем есть люди, которые знают это наверняка и щедро делятся своим знанием с подведомственным населением. Только что главная военная газета «Красная звезда» сообщила, что хоть по свежеподписанному президентскому указу призыв в Вооруженные силы официально начался 1 апреля, команды новобранцев отправятся войска лишь после 20 мая. Стало быть, Министерство обороны уверенно (а оно, как известно, все знает наверняка, целое ГРУ у него), что через полтора месяца вирус кончится. 
Прямая речь
2 АПРЕЛЯ 2020
Сергей Цыпляев: До нашего политического руководства никак не доходит простая мысль: без научно-технического и экономического фундамента никакая военная машина невозможна.
В СМИ
2 АПРЕЛЯ 2020
«Известия»: Призыв нельзя отменять, потому что в случае реальной военной угрозы армия должна быть способна мобилизоваться даже в условиях сложной эпидемиологической обстановки.
В блогах
2 АПРЕЛЯ 2020
Виктор Шендерович: Впереди – заведомо – тысячи совершенно необязательных человеческих смертей, но это совершенно не скребет наше начальство...  
Если нельзя, но очень хочется
24 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В то время как медики и фармацевты всего мира безуспешно пытаются создать лекарство от COVID-19, вожделенное средство найдено в России. Секрет прост до чрезвычайности — чтобы вирус вас не взял, нужно быть или начальником, или военным. Вот московский мэр Собянин издает совершенно разумное распоряжение о том, что гражданам старше 65 лет надлежит сидеть дома. Ведь именно эти люди болеют инфекцией тяжелее всего, московская власть совершенно разумно опасается, что столичная медицина захлебнется, если вспышка инфекции будет носить взрывной характер.
Прямая речь
24 МАРТА 2020
Николай Сванидзе:  Кажется, что власть ещё не пришла к единому выводу, как им действовать и насколько жёстким должен быть карантин.
В СМИ
24 МАРТА 2020
"Открытые медиа": Министерство обороны и московская мэрия обсуждают вариант проведения Парада Победы без зрителей
В блогах
24 МАРТА 2020
Александр Петрович Никонов: Как вы себе представляете карантин 10-15 миллионного города, куда половина области и даже Тверь на работу ездят каждое утро?
Американский подарок к 23 февраля
20 ФЕВРАЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Со всей неизбежностью на страну надвигается празднование очередного Дня защитника Отечества. Можно не сомневаться, что в этом году, следуя генеральной линии, военные начальники в очередной раз дадут отлуп тем, кто пытается принизить роль СССР в победе над фашизмом и отнять у Владимира Путина самое дорогое – мечту о новой Ялтинской конференции. Не сомневаюсь и в том, что на подведомственное население будут вновь обрушены десятки цифр, свидетельствующих о небывалых успехах как в боевой и политической подготовке, так и в перевооружении армии и флота. 
Прямая речь
20 ФЕВРАЛЯ 2020
Алексей Арбатов: Это свидетельство того, что американцы всерьёз рассматривают возможность ограниченного точечного применения ядерного оружия на уровне стратегических вооружений.