Хозяева страны
08 декабря 2019 г.
Не весна и даже не оттепель
9 АПРЕЛЯ 2019, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Общество, надо сказать, чрезвычайно трезво отреагировало на то, что наш справедливейший в мире Мосгорсуд вдруг взял да и заменил Кириллу Серебренникову, а также другим страдальцам по делу «Седьмой студии» домашний арест на подписку о невыезде. Разумеется, 50% свободы гораздо лучше, чем 25%, и за людей, которых мучают два года, нельзя не порадоваться. Но все вменяемые комментаторы тут же заявили: бессмысленно пытаться искать в произошедшем признаки оттепели, того, что начальники решили как-то изменить систему взаимоотношений с подведомственным народом. Скорее наоборот. Неожиданное решение суда подтверждает незыблемость этой системы.

В течение долгих месяцев Мосгорсуд раз за разом игнорировал доводы защиты и раз за разом в автоматическом режиме подтверждал решение Мещанского суда о домашнем аресте. Насколько можно понять, аргументы в апелляциях не изменились. Стало быть, начальство по каким-то своим соображениям (одна кремлевская «башня» решила зафиксировать победу над другой, силовики не договорились между собой, решено укрепить авторитет судьи Егоровой перед назначением на более высокую должность и т.д.) решило проявить милость. Это никак не гарантирует от того, что при вынесении приговора не победит иная точка зрения — о необходимости продемонстрировать строгость.

Все происходящее – одно из многочисленных следствий того, что в судебных делах, имеющих общественный интерес, правосудие отсутствует как таковое. То есть людей наказывают не за нарушение законов, а за реальные или выдуманные прегрешения перед Кремлем. Неслучайно всякий раз, когда известный человек оказывается под судом, обсуждают не суть официальных обвинений, а то, в чем он реально провинился в глазах начальства. Когда бывший хабаровский губернатор Ишаев оказался под домашним арестом по смехотворному обвинению в том, что он завышал арендную плату офиса «Роснефти», занимая в компании важный пост, всем ясно: его наказывают совсем за другое. А именно за то, что, обладая немалым влиянием в регионе, поддержал альтернативного кандидата в губернаторы. Когда бывшего министра Абызова бросают в СИЗО за то, что он украл сам у себя, все гадают: то ли это генеральная атака на «медведевских», то ли персональное наказание за вывод из страны (вполне легально, но без высочайшего разрешения) слишком больших денег.

Карательные органы (а к ним в современной России относится и суд) представляют собой важный компонент главного механизма власти. Этот механизм подразумевает, что правящий режим фактически бесконтрольно распоряжается ресурсами страны. Поэтому, если кто-то хочет что-то делать (неважно что — ставить спектакли, издавать газету, производить невиданный товар, создавать политические партии), он обречен просить деньги у власти. А она специально создала систему расплывчатых законов, которые позволяют преследовать всякого, чье поведение вызывает неудовольствие. Эта система пронизывает властную вертикаль снизу доверху.

Как мы помним, глава «Роснефти» Игорь Сечин не погнушался участвовать в провокации с вручением взятки действующему министру. Система в целом построена так, что любой человек, попавший в ее жернова, сразу должен отказаться от сопротивления и сдаться на милость «силовиков». Ведь доказать невиновность невозможно в принципе. Даже если обвинение очевидно абсурдно. Даже если высший начальник уже не видит необходимости в наказании, в ход идет убойный аргумент. Если жертву освободить, это подорвет авторитет карательных органов. И, стало быть, уменьшится страх, который надлежит нагонять. Именно в этом, создании атмосферы страха, и состоит важнейшая функция режима.

Всеобщий страх — это основа путинской стабильности. Временное смягчение участи подсудимых по делу «Седьмой студии» никак этого положения не меняет.  



ТАСС


Фото: Россия. Москва. Режиссер Кирилл Серебренников, обвиняемый в хищении бюджетных средств, после заседания Мосгорсуда. Суд освободил Кирилла Серебренникова из-под домашнего ареста под подписку о невыезде. AP Photo/Pavel Golovkin/ТАСС












  • Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.

  • Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 

  • Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Безумие и абсурдность российской жизни стали трендом
3 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший понедельник президент Путин подписал два законопроекта, которые уже вполне заслуженно маркируются определением «пресловутые» — про них говорят и пишут долгие месяцы. В первом случае речь идет о законе, позволяющем на фактически любого гражданина России повесить табличку с надписью «иностранный агент», а второй — обязывает продавцов на все технические средства, продаваемые на территории России, устанавливать программное обеспечение отечественного производства. На первый взгляд между этими законодательными нововведениями нет ничего общего. Но это только на первый взгляд. Пойдем по порядку. Закон об инагентах-физлицах носит откровенно репрессивный запретительный характер.
Прямая речь
3 ДЕКАБРЯ 2019
Лев Пономарев: Вариантов два. Мягкий – вытеснять за границу, лишать гражданства и создавать новый «философский пароход». А второй – сажать.
В СМИ
3 ДЕКАБРЯ 2019
Медуза: Главной жертвой нововведений называли Apple — компания неохотно предустанавливает софт от сторонних производителей на свои устройства. 
В блогах
3 ДЕКАБРЯ 2019
Марат Гельман: В стране, в которой сотни тысяч людей были посажены и уничтожены по ложному обвинению в шпионаже, придавать такой статус людям - это хуже даже, чем открывать новые памятники Сталину.  
Отмыть от крови гимнастерку НКВД
2 ДЕКАБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Исполняющий обязанности районного прокурора в Твери выступил с судьбоносной инициативой — предложил демонтировать мемориальные доски, установленные 30 лет назад на здании местного мединститута. В 30-х годах прошлого века в здании располагалось областное управление НКВД со своей внутренней тюрьмой. Там, согласно показаниям бывшего начальника этого управления, которые он дал в 1991-м следователям Главной военной прокуратуры, расстреливали людей, как советских граждан, так и пленных поляков. Но теперь прокурорские выяснили: оказывается, эти признания не подтверждаются данными, которые тогда же, в начале 1990-х, были представлены Федеральной службой контрразведки, предшественницей ФСБ.
Прямая речь
2 ДЕКАБРЯ 2019
Кирилл Мартынов: Это частично идущая «сверху», а частично «снизу» ревизия всей исторической дискуссии в России последних 30 лет.
В СМИ
2 ДЕКАБРЯ 2019
"Ведомости": Попытки так или иначе избавиться от мемориалов памяти жертв репрессий куда лучше торжественных речей иллюстрируют историческую политику «на местах».
В блогах
2 ДЕКАБРЯ 2019
Ян Рачинский: Тверской прокурор имеет шансы войти в историю. Он решил проверить, соответствует ли размещение мемориальных досок на фасаде медицинского университета принятым много позже правилам.
Доцентов проверят психиатры. А кто проверит депутатов?
29 НОЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Депутат Госдумы устроен просто. Все его поведение и внутренний мир описывается классической схемой: стимул-реакция. Увидел рост протестной активности – принял закон о гражданах-иноагентах. Ну, или запретил что-нибудь еще в интернете. Лучше и то, и другое. А тут вот доцент Соколов убил и расчленил свою любовницу, которая к тому же была ранее его аспиранткой. Общественность взволнована, пытается кивать на Военно-историческое общество, в котором доцент Соколов состоял. А там начальником министр культуры РФ Мединский, кстати, приятель доцента Соколова. Одним словом, публика явно не туда гневается. Нужные люди из числа пригожинских пытались направить публичный гнев в нужное русло.
Прямая речь
29 НОЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Надо заодно всех учителей школы проверять на психическое состояние. И, кстати, всех депутатов Государственной думы и сенаторов. Потому что их работа не менее важна...