В оппозиции
09 июля 2020 г.
Навальный создает еще одну точку противостояния

Евгений Фельдман

В последние дни произошел ряд важных событий, имеющих прямое отношение к «выборам» в Мосгордуму. Во-первых, в минувший понедельник Алексей Навальный вместе с Леонидом Волковым анонсировали скорое открытие Центра сбора подписей, куда каждый москвич сможет прийти и выдвинуть независимого кандидата, баллотирующегося по его избирательному округу.

Во-вторых, Леониду Волкову, который сейчас отбывает административный арест из-за того, что кто-то поцарапал какую-то машину, пока он вел репортаж о протестном митинге, грозит новый срок – на него составлен протокол об оскорблении Его Величества. Волков вслед за миллионами пользователей соцсетей охарактеризовал самодержца как «сказочного», сами знаете кого…

Ну и, наконец, многострадальная Нюта Федермессер все-таки разродилась официальным заявлением о своем участии в «выборах» в Мосгордуму по тому самому округу, по которому пытается избраться ближайшая соратница Навального Любовь Соболь. Тем самым г-жа Федермессер автоматически перешла из разряда «активных пособников» в разряд «прямых соучастников»…

Евгений Фельдман

С моей точки зрения, создания Центра сбора подписей – отличная идея. И дело даже не столько в том, что эта инициатива облегчит сбор подписей независимым кандидатам (причем – всем, а не только выдвиженцам ФБК Соболь, Яшину, Янкаускасу, Жданову и Милову). Совершенно очевидно, что на какое-то время ЦСП станет центром сопротивления демократической Москвы ее путинскому руководству.

Тут важно понимать, что кажущийся преодолимым барьер примерно в пять с половиной – шесть тысяч подписей в действительности никакой не барьер, а глухая бетонная стена. (Об этом подробно написал Леонид Волков в презентации ЦСП.) И, конечно, далеко не факт, что всем независимым кандидатам удастся заручиться необходимой поддержкой, но раз уж мы все начали играть в эту игру, то попробовать сам бог велел. Хотя бы для того, чтобы потом иметь все основания различными способами требовать от Мосгоризбиркома регистрации «наших» кандидатов.

Другое важнейшее значение ЦСП в том, что он чисто индивидуальный формат процедуры сбора подписей превращает в массовое коллективное политическое действие. Люди получают возможность не просто написать на своей страничке «Сейчас поставил подпись за Янкаускаса», но продемонстрировать свою приверженность демократическим принципам прилюдно, на глазах у сотен сторонников. Это – крайне важный побудительный мотив.

Конечно, упыри в погонах и без будут всячески противостоять этому начинанию ФБК. Даже не сомневайтесь, помещение, в котором разместится ЦСП, окажется под угрозой пожара, теракта, вспыхнувшей вот в этом самом месте бубонной чумы, нашествия крыс-убийц и т.д. Причем если почти все вышеперечисленные угрозы – мнимые, вымышленные, то крысы из движений НОД и СЕРБ вполне реальные, и уж они точно попрут из всех щелей. Так что скучно не будет, дорогие мои москвичи.

Если создания единой протестной точки – инициатива неожиданная, то громогласное объявление главного спойлера этого политического сезона о формальном переходе на сторону зла – событие вполне ожидаемое. Я, разумеется, говорю об официальном заявлении Нюты Федермессер о своих депутатских амбициях. Другими словами, время увещеваний и открытых писем позади, настает период прямого политического противостояния.

ТАСС

Не стану в очередной раз дискутировать по поводу тезиса о «служении злу во имя добра». Отделаюсь сухой констатацией: г-жа Федермессер сознательно стала участницей грязной политической кампании, направленной против гражданского общества, против каждого из нас. Она – не соперница Любови Соболь. Она на стороне путинской номенклатуры выступила против каждого вменяемого жителя Москвы. А досужие разговоры про то, кто там будет «лучшим депутатом Мосгордумы», гроша ломаного не стоят. Это все, извините, «писи сиротки тети Хаси»…
Однако в определенном смысле новость об официальном выдвижении Федермессер – хорошая новость. Потому что сегодня чем больше точек эскалации, тем лучше, тем выше будет мобилизационная активность всех сознательных и неравнодушных жителей столицы.

Очень надеюсь, что основные фронтмены этой политической кампании – Алексей Навальный и Дмитрий Гудков (который, кстати, тоже заметно наращивает свою публичную активность в последнее время) – сумеют договориться о той ее составляющей, без которой все их усилия, вне всякого сомнения, окажутся малоэффективными. Я, разумеется, имею в виду уличный протест. Это сегодня единственный инструмент, позволяющий гражданскому обществу решать различные задачи. Как сказал мне однажды один ментовской полковник: «Сегодня, если за оппозиционным лидером в буквальном смысле не стоят десятки тысяч людей, он – смешной клоун, а если стоят - уважаемый политик»…      



Фото: 1-2. Фотопроект Евгения Фельдмана "Это Навальный"
3. Россия. Ярославль. Президент РФ Владимир Путин и учредитель благотворительного фонда помощи хосписам "Вера" Анна Федермессер во время встречи в Российском государственном академическом театре драмы имени Федора Волкова. Алексей Дружинин/пресс-служба президента РФ/ТАСС












  • Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 

  • Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 

  • Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.

     

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Они опять убили хорошего человека
29 МАЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувший четверг в реанимации одной из московских больниц скончался, как теперь справедливо пишут, правозащитник Сергей Мохнаткин. Про людей, которые ушли из жизни на больничной койке, обычно говорят «умер своей смертью». Про Мохнаткина такого никак не скажешь. Он умер точно не своей смертью. Он был забит до смерти различными представителями российской власти, которые эту экзекуцию растянули на десять лет. Его забивали судьи в залах для судебных заседаний, сотрудники полиции в автозаках и отделах, вертухаи в зонах, на этапах и пересылках. 
Прямая речь
29 МАЯ 2020
Зоя Светова: Его смерть в какой-то степени – это логичное завершение его жизни, потому что это был маленький человек, который в одиночку противостоял громадной системе подавления. 
В СМИ
29 МАЯ 2020
Коммерсант: Российский активист и правозащитник Сергей Мохнаткин умер в возрасте 66 лет, сообщил писатель Виктор Шендерович в Facebook. 
В блогах
29 МАЯ 2020
Екатерина Барабаш: Последние годы его жизни — это история карательной системы России, рассказанная на примере одного человека.  
Сопротивление обнулению
13 МАРТА 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Вопреки мнению многочисленных резонеров и пикейных жилетов, то, что произошло, 10.03.2020 является поворотным пунктом в истории российской государственности и, несомненно, будет иметь долговременные последствия. По сути, произошел тысячелетний провал во времени, возврат к архаичным временам, когда легитимность власти полностью воплощалась в «сакральном» теле одного человека, который уже не метафорически, а юридически стал источником власти. Холуйская фраза Володина о том, что «Россия – это Путин, Путин – это Россия», закреплена в Конституции, которая в этот момент исчезла из юридического поля, превратившись в кусок использованной туалетной бумаги.
Прямая речь
13 МАРТА 2020
Андрей Колесников: Не потому, что гражданское общество слепо или неактивно, а потому что всем очевидно: протесты заведомо не могут достичь своей цели.
В СМИ
13 МАРТА 2020
"Эхо Москвы": ...сегодня в акции приняли участие более сорока человек, в очереди еще около шестидесяти. Среди плакатов, которые принесли участники – «Обнуляй и властвуй»...
В блогах
13 МАРТА 2020
Abbas Gallyamov: ...оппозиции имеет смысл присмотреться к сенатору Мархаеву, подавшему сегодня в верхней палате единственный голос против кремлевского конституционного пакета.
Марш Немцова прошел. Неделя консолидации закончилась
2 МАРТА 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Надо сказать, что в этот раз и власти, и оппозиция ожидали, что народу на акцию, приуроченную к пятой годовщине убийства Бориса Немцова, придет много. За год в России чего только не произошло, а последние инициативы Кремля по улучшению отечественной Конституции взбудоражили общественность не на шутку. И, учитывая, что Марш Немцова — это всегда политическая акция даже в большей степени, чем мемориальная, надежды на то, что численность демонстрантов приблизится к стандартам начала 2012 года, не выглядели совсем уж беспочвенными. В полной мере им не суждено было сбыться:
Прямая речь
2 МАРТА 2020
Алексей Макаркин: Нет оснований полагать, что после этого марша оппозиция не вернётся к внутренним конфликтам. Это всё-таки мемориальное мероприятие, но внутреннюю конкуренцию никто не отменял.