В оппозиции
21 ноября 2019 г.
Воскресный митинг завершил очередной этап российского протеста
30 СЕНТЯБРЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Последняя акция оппозиции, что 29 сентября прошла на проспекте Сахарова, собрала, по подсчетам «Белого счетчика», около 25 тысяч человек. Погода в этот день случилась дождливая, но на настроении людей, пришедших протестовать против политических репрессий, это никак не отразилось. Они были полны решимости, с воодушевлением встречали пламенные выступления ораторов, многие держали в руках портреты фигурантов последних уголовных дел, выкрикивали антиправительственные лозунги. Словом, атмосфера была весьма бодрая, духоподъемная, вполне соответствующая характеру и формату мероприятия.

Закрывал митинг Алексей Навальный. Говорил он, как всегда, ярко и очень убедительно. Впрочем, удивляться тут нечему: Навальный — блестящий оратор. Единственное, чего лично мне не хватило в его замечательной речи, так это хотя бы черновых набросков плана на будущее, которые бы, пусть в самых общих чертах, наметили программу дальнейших действий. Ответа на вопрос главной темы митинга — как именно мы будем вызволять захваченных властью участников летних московских протестов — так и не прозвучало.

ТАСС

Многие эксперты уже с некоторым удивлением отметили не слишком впечатляющую численность воскресного митинга. Действительно, людей в этот раз на проспект Сахарова пришло в два раза меньше, чем на акцию 10 августа, то есть в разгар сезона отпусков и каникул. Другими словами, логично было ожидать, что в этот раз людей будет больше, особенно учитывая, что организаторы, кажется, все сделали для мобилизации протестующих — призывы на согласованную акцию звучали буквально отовсюду. Алексей Навальный, например, теме предстоящей акции уделил не один пост и не один стрим. Если посмотреть на сравнительный график численности двух митингов на Сахарова — 10 августа и 29 сентября, — то легко заметить, что от протеста отвалилась огромная часть молодого поколения…  Впрочем, с сожалением приходится констатировать, что удивляться тут особенно нечему.



В тот момент, когда в обществе вспыхивает искра недовольства существующим положением дел, когда общественное сознание начинает бурлить, а люди демонстрируют готовность идти на разного рода риски ради достижения цели, технологические вопросы становятся ключевыми. Успех или неуспех череды оппозиционных акций, связанных одной темой, становится во многом зависим от регуляторов этих самых акций. От их конечных целей и компетенции. Главная опасность для любой протестной волны — стихийность принятия решений и отсутствие ясного плана.

Минувшим летом мы допустили ряд ошибок. Одна из основных — «уличная» составляющая всей кампании по выдвижению оппозиционных кандидатов в Мосгордуму возникла слишком поздно. Старт ей дал Илья Яшин, но случилось это уже в тот момент, когда стало понятно, что нашим выдвиженцам регистрации не видать. А гражданам с самого начала следовало объяснять, что защитить свои права они смогут только на улице. К таким вещам людей необходимо готовить заранее...

Чередование согласованных и несогласованных акций — ошибочная стратегия. Людям, которые уже прошли веселым мощным маршем по центру города, что называется, почувствовали на губах вкус свободы, даже оказались втянутыми в жернова репрессивной машины, увидели и на собственной шкуре испытали звериную сущность власти… Таким людям уже не очень хочется возвращаться в формат «согласованной акции», это для них пройденный этап.

ТАСС

Другой важнейший момент летнего кризиса — вся эта репрессивная вакханалия, обрушившаяся на гражданское общество. Когда звериная жестокость правоохранителей усугубилась демонстративно беззаконными, в том числе, уголовными приговорами разнообразных судов по, очевидным образом, сфальсифицированным обвинениям. Это была абсолютно ключевая точка всей кампании. Власть пошла на эскалацию ситуации, и гражданское общество обязано было ответить ей тем же. Ни одно судебное заседание по делам граждан, захваченных правоохранителями в ходе протестных акций, не должно было пройти без тысячной толпы демонстрантов под стенами этих судов, а спецприемники, в которых содержались независимые кандидаты, следовало пикетировать в постоянном режиме. И, конечно, ни в коем случае нельзя было делать перерывов в больших субботних протестных акциях. Причем планировать эти акции, подавать на них заявки имело смысл только на центральные улицы и площади города.

Ни секунды не сомневаюсь, что в тот момент уровень мобилизации оппозиционной Москвы позволял осуществить все эти проекты. Но взамен гражданам было предложено прийти на избирательные участки и проголосовать специальным способом.

ТАСС

Большое заблуждение полагать, что люди с воодушевлением идут под полицейские дубинки. Нет, разумеется. Как только на этом рынке появляется не столь рискованное предложение, они с радостью за него хватаются. И если можно отбить своих заложников и побороться с режимом на мирных избирательных участках, а не в подворотнях центра города, то, конечно, граждане выбирают первый вариант. Только это — хоть и заманчивая, но ложная альтернатива. Люди это подсознательно чувствуют, их активность и готовность на решительные действия снижаются. Особенно у молодежи и у новой части протестной волны. Но и на согласованные акции они больше ходить не хотят. А зачем?

Действительно, в этот оппозиционный сезон мы стали свидетелями возникновения ряда новых протестных форматов. Это, разумеется, и целая вереница коллективных писем от самых разнообразных профессиональных сообществ, и очереди в одиночные пикеты, требующие свободы для политзаключенных. Сыграли ли они свою роль в очевидном торможении репрессивной машины, в том, что несколько заложников удалось вырвать из пасти дракона, когда он уже начал их пережевывать? Вне всякого сомнения! И усилия эти ни в коем случае нельзя оставлять. Однако смогут ли означенные форматы развиться во что-то большое, есть ли у них перспектива — сложный вопрос.

Прошедший митинг на Сахарова показал, что на данном этапе потенциал уличного протеста фактически исчерпан. Это, разумеется, вовсе не означает, что он не вырастет через несколько дней, недель или месяцев. Но сегодня это так. Возможно, именно поэтому мы не услышали никаких новых предложений с трибуны воскресного митинга. Наши политики — люди умные. Они не станут предлагать проекты, которые по тем или иным причинам реализовать в данный момент не представляется возможным. По простой причине — для их реализации нет людей. Хочется верить, что эта ситуация изменится в ближайшем будущем.     

Фото: 1-5. 29.09.2019. Митинг в поддержку фигурантов "московского дела", дела ФБК и всех политзаключенных на проспекте Сахарова. Сергей Бобылев/ТАСС
Инфографика: Александра Архипова/Fb

Видео: Евгений Шмуклер
Фоторепортаж: Наталья Демина












  • Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 

  • Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 

  • Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Верховный суд обслужил силовиков. «За права человека» ликвидировано
5 НОЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
В минувшую пятницу Верховный суд удовлетворил иск Минюста и прекратил деятельность правозащитной организации «За права человека» на территории РФ. Движение, которое бессменно возглавляет один из наиболее авторитетных отечественных правозащитников Лев Пономарев, формально прекратило свое существование. Впрочем, сам Лев Александрович утверждает, что «движение продолжит свою работу и без юридического лица». Формальные претензии Минюста, поддержанные высокой судебной инстанцией, заключаются в том, что ЗПЧ, якобы, не в полном объеме предоставило отчет за первую половину текущего года как «организация, признанная иностранным агентом». 
Прямая речь
5 НОЯБРЯ 2019
Андрей Колесников: Если это окажется не очень заметной структурой, то ей могут позволить существовать. Но если структура станет разрастаться, то её тут же начнут убирать. 
В блогах
5 НОЯБРЯ 2019
Леонид Гозман: Попытка Верховного Суда закрыть «Движение за права человека» Льва Пономарева - это, во-первых, признание заслуг. И организации, и Льва лично. Абы кого не закрывают.
В СМИ
5 НОЯБРЯ 2019
Новая газета: По словам Крыленковой, объединение было создано, чтобы показать обществу, какое большое количество людей затрагивают политические репрессии. 
«Московское дело» продолжает зажевывать жертв
31 ОКТЯБРЯ 2019 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Мы уже примерно представляем себе, как это происходит. Десятки, а может, и сотни сотрудников МВД с лета сидят, уткнувшись в экраны своих мониторов, и просматривают километры оперативной съемки летних московских демонстраций. Время от времени кто-нибудь из них вскрикивает: «Смотрите, смотрите — есть! Попался, гаденыш!!! Вот тут явно видно, как этот парень хватает за руку омоновца. И рожа его крупным планом — вмиг опознаем»…  «Молодец, сержант Тюнькин, — хвалит подчиненного командир, — вырезай сюжет, отправляй операм и беги в кассу за премией!»
Прямая речь
31 ОКТЯБРЯ 2019
Николай Сванидзе: Какие-то отдельные группы экстремистов можно подавить дубинками и сроками, но нельзя так подавить всё поколение.
В СМИ
31 ОКТЯБРЯ 2019
Медиазона: Новиков был задержан только накануне, 29 октября, утром. После этого у него провели обыск, а затем его увезли в Следственный комитет на допрос... Он отказался от признания вины...
В блогах
31 ОКТЯБРЯ 2019
Ольга Романова: Год назад в России было порядка 200 политзаключённых. А сегодня в далеко не полном списке уже больше 300. И каждый день новые аресты.
Судебный грабеж оппозиционеров
2 ОКТЯБРЯ 2019 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
К перечню преступлений путинской судебной системы, помимо заведомо незаконного отправления за решетку невиновных и  воспрепятствования избирательных прав граждан, относится еще и грабеж. К оппозиционерам, которых 27.07.2019 и 03.08.2019 избивали, ломали, тащили в автозаки и сажали в кутузку, предъявили вполне абсурдные иски несколько государственных и аффилированных с властью структур. Вот эти умученные от оппозиции. Московский метрополитен оценил свои страдания в 53 тысячи 642 рубля от незапланированного выхода нескольких начальников в выходной. 
Прямая речь
2 ОКТЯБРЯ 2019
Юлия Галямина: Мы планируем оспаривать эти иски во всех соответствующих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ. Но пока что их придётся выплачивать...