Что делать?
24 сентября 2020 г.
Сменить вектор власти
13 НОЯБРЯ 2019, ПЕТР ФИЛИППОВ

Можно ли в России создать такую общественно-политическую систему, где решающими будут интересы простого народа? Можно ли установить справедливость в условиях рынка, частной собственности, свободы слова и верховенства права? То есть отбросив несбыточные коммунистические утопии? Можно. Пример тому наши соседи — Швеция, Финляндия, Норвегия, Правда, у наших народов разная история. В Скандинавии древние корни народного представительства и контроля власти. Викинги выбирали своих королей, и королевская власть была ограничена представительными органами. А у нас московские князья, а затем цари и императоры были ничем не ограниченными самодержцами, вольными любого казнить или миловать. Вечевые республики в Пскове и Новгороде были этими князьями уничтожены. Таковы наши российские традиции. Они восторжествовали и при Сталине, они, судя по «московскому делу», доминируют и сегодня.

Для того чтобы пойти по европейскому пути и поменять общественно-политическую систему России, надо изменить культуру широких слоев нашего народа. Мы должны перестать быть «страной рабов, страной господ». Патернализм, т.е. надежда на доброго царя и заботливых чиновников, должна уйти из нашего сознания, как детская сказка. Россияне в массе своей должны осознать, что добиться лучшей жизни можно, только лишив власти правящий класс бюрократии, поставив чиновников под контроль «снизу» — через партии и представительные органы власти. Иначе во власти всегда будут процветать коррупционеры, воры и жулики. 

Мы не одни верим в доброго царя. Таких народов много и в Африке, и в Латинской Америке. Даже в Латвии, как показывают опросы, три четверти жителей вместо того чтобы разбираться в программах партий, предпочли бы просто проголосовать за «хорошего президента» с большими полномочиями. И это, несмотря на то, что в этой стране уже работает парламентская республика, есть политическая конкуренция между настоящими партиями, а у президента Эгила Левитса лишь ограниченные полномочия. Он может налагать вето на законопроекты и предлагать кандидатуру премьер-министра, но парламент вправе ее отклонить. Реально политический курс страны выбирает латвийский парламент.

EPA/TASS

В Латвии есть независимый суд, есть и сменяемость власти. А вот политическая культура народа пока не на высоте. Это видно хотя бы по проценту участвующих в выборах. Если в Швеции на выборах высказывают предпочтения тем или иным партиям 85-90% избирателей, то в Латвии всего 35%. Хорошо хоть, что в этой республике, в отличие от России, не практикуют вбросов бюллетений, не принуждают бюджетников голосовать «правильно». Но на примере Латвии мы видим, как медленно происходит взросление общества, изменяются настроения людей, растет политическая культура народа. 

Среди россиян процент людей, жаждущих доброго царя-президента, гораздо больше, чем в Латвии. Люди не верят в свои силы, считают, что проводить реформы в состоянии только абстрактное государство. А его они фактически ассоциируют с лицом, которое видят на экране, то есть с Путиным. Подавляющее большинство писем, приходящих в Администрацию президента, — это жалобы президенту на бездействие местных властей. Люди уверены, что от них самих ничего не зависит. Проявить солидарность, принять участие в работе партий и движений, добиться избрания честной местной власти — это нормально для французов и немцев, но не для нас. 

Причем, голосуя за Путина, большинство знает, что власть портит, а абсолютная власть портит абсолютно. Так почему мы, россияне, не слушаем голоса разума? 

Инстинкт вождизма, видимо, сильнее разума… Этот инстинкт достался нам от первобытных предков. Десятки тысяч лет назад каждое маленькое племя имело вожака. Так же, как сегодня вожака имеет и стая оленей, и стая волков. У нас этот инстинкт сегодня сказывается на политической культуре. 

В 1905 году россияне попытались изменить природу власти — не вышло, царские войска и полиция усмирили народ, сформированный тогда парламент просто выродился. В 1917-м вроде бы могли сформировать институты народовластия, но вместо этого посадили себе на шею банду большевиков. Обещая крестьянам землю, они землю у крестьян отобрали. Обещали свободу, создали ГУЛАГ. Стали жить под властью кровавого диктатора Сталина, смирились с господством партноменклатуры. 

В 1990-х годах опять у нас ничего не вышло — пожили немного при свободе слова, а потом приступили к восстановлению властной бюрократической вертикали с авторитарным правителем во главе. Вертикали, основанной не на законах, а на указаниях начальства, на произволе власть имущих и послушного суда.

В СССР вся власть принадлежала партийной номенклатуре во главе с генсеком. Это была система партийной бюрократии — чиновников, выполнявших не столько функции управления, сколько политического надзора. Реально командовали местным хозяйством, государственными предприятиями и колхозами чиновники министерств и ведомств, обл- и горисполкомов. Советы народных депутатов всех уровней были откровенной декорацией. 

Попытавшись в 90-х годах уйти от химеры коммунизма к рынку и частной собственности, к политической и экономической конкуренции, мы так и не смогли разрушить эту систему «недостойного правления» коррумпированной бюрократии. Более того, в новых условиях чиновники в форме и без оной стали ради личного обогащения собирать дань с предпринимателей и простого народа. Представительные органы так и не стали органами контроля за работой чиновников, абсолютная власть бюрократии возродилась в форме кланового олигархического капитализма. Отношение народа к участию в работе политических партий, к Государственной думе и региональным законодательным собраниям по-прежнему негативное. Посему правят Россией не представители народа в парламенте, а   мафиозная корпорация казнокрадов и взяточников. Сформировалась система хозяйствования — конгломерат рыночной, командно- административной и феодальной систем.

Даже если по воле случая в России к власти прорвутся реформаторы вроде Ли Куан Ю, то без поддержки народа правящая бюрократия в союзе с олигархами скорее всего заблокирует реформы. Если народ пассивен, а власть имущие, используя газеты, радио, телевидение, могут дурить гражданам головы, то у власти всегда будут люди типа Путина. Выход один — просвещать, объяснять россиянам через любые каналы, где лежит дорога к свободе и обеспеченной жизни, вовлекать их в политику и надеяться, что со сменой поколений наши люди будут больше похожи на граждан Гонконга или Тайваня и меньше — на нынешних жителей Туркмении.

АР/TASS

Очень важно, откуда исходит вектор власти: от народа, как прописано в Конституции, или от авторитарного правителя, как происходит на практике. В авторитарных режимах вектор власти всегда направлен сверху вниз, т.е. от правителя через пирамиду чиновников на граждан. Фраза в нашей Конституции о том, что власть в России принадлежит народу, — не более чем бутафория. К реальности она отношения не имеет. 

Но чтобы органы управления принимали решения в интересах простого народа, вектор власти должен поменять направление, идти снизу вверх. Это значит, что через своих представителей народ должен иметь возможность определять политику в таких сферах, как налогообложение, образование, здравоохранение, расходы на ВПК и армию, гарантии свободы слова и права собственности, и многих других.

По Конституции эти права, вроде бы, у россиян есть. Мы можем избрать депутатов, мэра и президента. Но в реальности действуют всякого рода муниципальные фильтры, подлоги, карусели. А президент обладает самодержавными полномочиями формировать правительство и предлагать Госдуме его утвердить. Если депутаты не утвердят, он может распустить Думу и назначить новые выборы. Конечно, депутаты утвердят. Президент также может смещать губернаторов, чего нет ни в одной демократической стране. 

Телевидение, подчиненное правящей бюрократии, — главный источник информации для 85% россиян. Но иногда люди, доведенные до отчаяния, бунтуют. Так, уволились все врачи детского онкодиспансера им. Блохина. Причина — у врачей и медсестер нищенская зарплата. А откуда ей быть другой, если нашим властям наплевать на интересы граждан? При большом профиците бюджета избыток денег в казне тратят не на здравоохранение, а на выгодные госзаказы друзьям президента. По оценке эффективности системы здравоохранения, регулярно проводимой агентством Bloomberg, в 2018 г. среди оцениваемых 56 государств Россия оказалась на 53-м месте. Алжир и Венесуэла впереди нас!       

Но вернемся к вектору власти. Поясним правильное направление вектора власти на примере садоводческого товарищества. То, что без председателя не обойтись, как и без сантехника и электрика, — понятно любому дачнику. Но если председателя садоводства будут назначать сверху (как в СССР председателей колхозов назначали райкомы КПСС), то он будет отражать интересы «верха», обкладывать садоводов разного рода поборами (на благоустройство дорог по завышенным ценам, на расширение штатов пожарной инспекции и т.п.). Если же председатель избирается садоводами, им подотчетен и они вправе в любой момент снять его с должности, то он будет стараться на переговорах с местными органами власти отстаивать их интересы. Вроде структура организации управления садоводством та же, а результаты — противоположные!

Другой пример: сравним акционерное общество с государственным предприятием. В АО акционеры контролируют работу менеджеров, привлекая для этого аудиторов со стороны. Их интересы очевидны — рост прибыли и стоимости акций. Они решают, уволить генерального директора или, напротив, премировать. Вектор власти направлен от акционеров к управляющим.

А для менеджеров государственного предприятия самое важное не прибыль, а указание министра и его заместителей. Даже если исполнение этих указаний приведет к убыткам. И все потому, что право увольнять менеджеров принадлежит чиновникам министерства.

Так и в государствах. Если мы избираем царя-президента, а Государственная дума не может контролировать его политику, работу подчиненных ему министерств, то надежды на защиту наших интересов иллюзорны. Вектор власти идет сверху и бьет по нашим интересам.

Получается, что правящая в России коррумпированная бюрократия сама себе суд, сама себе работодатель, сама себе народ… О чем беспокоится наш чиновник? О том: 

- чтобы продемонстрировать свою лояльность шефу и сохранить свой пост;

- чтобы договориться с крупным бизнесменом и за солидный откат или долю акций (записанных на родственника) предоставить ему за счет налогоплательщиков госзаказ по завышенной цене;

- чтобы вывезти семью и наворованный капитал из России, построить особняк на Лазурном берегу и навсегда забыть об обнищавших россиянах.  

Эта логика поведения свойственна практически всем представителям нынешней российской бюрократии. И полицейские, и сотрудники санэпидстанции, и пожарные, и представители местной власти   собирают дань с предпринимателей. Они еще и жируют за счет сверхвысоких окладов, формируемых из средств налогоплательщиков. Игорь Сечин, глава государственной компании «Роснефть», получает ежедневную зарплату 4,5 млн рублей, т.е. около 100 млн руб. в месяц. Глава государственной компании Газпром получает немного меньше — всего  2,2 млн руб. в день, то есть около 50 млн рублей в месяц. Не жалуется на свои доходы и их охранник, глава Национальной гвардии Золотов. 

Что этим чиновникам до бабушки-пенсионерки, не имеющей денег на еду, не то что на лекарства? Да и кто выпишет эти лекарства, если сегодня, по предложению Путина и его друзей, здравоохранение «оптимизировано» (например, в Псковской области не хватает 45% медицинского персонала!). Что этим людям до врачей и медсестер с их жалкими окладами, до пациентов без лекарств? Наш народ для них вроде нефти и газа. Он всего лишь источник их личного богатства. 

А какова роль моральных качеств и воззрений президента? Разумеется, при векторе власти «сверху вниз» огромную роль играют моральные качества и знания верховного правителя. Приведем пример Китая. Диктатура и политика Мао Цзэдуна обрекала китайский народ на нищету и вымирание. Но когда к власти пришел Дэн Сяопин, начались поиски иного пути (при формальном сохранении коммунистических лозунгов). Политику Дэн Сяопина продолжил Си Дзиньпин (на фото). Объективная оценка личных целей этих двух авторитарных правителей показывает, что для них был важнее рост благосостояния народа, а не внешнеполитические авантюры. И они смогли переориентировать поведение местной бюрократии.

ZUMA/TASS

Шаг за шагом ситуация в стране менялась: крестьянам вернули землю, частникам разрешили сначала малый, а потом средний и крупный бизнес. Были восстановлены отношения с развитыми странами. Иностранный капитал, привлеченный дешевизной китайской рабочей силы, начал строить в стране современные предприятия и импортировать китайские товары. Эта политика в считанные годы превратила Китай в «фабрику мира», позволила многократно повысить жизненный уровень населения. Были подняты и минимальный уровень зарплаты, и планка месячных доходов граждан, не облагаемых подоходным налогом (сегодня это 50 тыс. руб.). 

Хотя в Китае официальный минимальный прожиточный уровень установлен на уровне российского (12 тыс. руб.), но процент бедных намного ниже — всего 0,1%, в то время как в России официально 15% (в реальности много больше). Впервые в истории страны там были введены пенсии для всех категорий населения. Колоссальные доходы Китая были вложены в образование, науку, инновации, строительство скоростных магистралей и развитие конкурентоспособных производств. 

Иными словами, вследствие личных качеств авторитарных правителей Китая их политика была направлена против коррупции и обогащения бюрократии за счет взяток и откатов (вплоть до расстрелов взяточников на стадионах). Уровень доходов и стиль жизни высших чиновников Китая сегодня не идет ни в какое сравнение с российским, поражает скромностью. При этом в Китае установлены ограничения по сроку пребывания госслужащих на своей должности и конкурсный порядок их замены. В этих условиях крайне затруднено создание олигархических кланов из «своих» бизнесменов. Не ощущается и среди простых китайцев негативного отношения к успешным предпринимателям, создателям крупных и эффективных компаний.  

Именно подобная политика авторитарных лидеров, направленная на удовлетворение потребностей народа, порождает у населения надежды на приход «доброго царя». К сожалению, природа человека такова, что на одного Ли Куан Ю приходится двадцать Мобуту, уверенных, что чем беднее народ живет, тем он покорнее, тем больше на счетах и в чемоданах правителя скопится сотен миллионов долларов. 

Поэтому россиянам логичнее не надеяться на «заботливого диктатора», а строить политическую систему, в которой власть гарантированно будет отражать интересы народа. То есть надо учреждать парламентско-президентскую республику с конкурирующими партиями. В такой республике вектор власти «снизу вверх» гарантирован.

ТАСС 

Но изменить вектор власти, не изменив Конституции вряд ли удастся. Принятая в 1993 году на референдуме новая Конституция не помешала Путину почувствовать себя царем земли российской. И дело здесь не только в средневековой политической культуре нашего народа, но и в тексте самой Конституции. Поэтому, внося изменения в Конституцию, придется считаться с уровнем культуры российского общества. 

Учреждение формы правления, заведомо не совместимой с нашей культурой, ни к чему хорошему не приведет. Но и фетишизировать нашу культуру, обрекающую на примирение с нынешним самодержавием, тоже нельзя. Исходить нужно из того, что ничего лучше полупрезидентской модели для России нет. Опыт Франции, Португалии, Финляндии, Польши, Болгарии, Румынии, Словакии, Словении и других стран показывает, что эта модель государства вполне жизнеспособна. Причем не во всех этих странах при ее утверждении народ обладал высоким уровнем политической культуры и конституционным правосознанием. Но сегодня ни в одной из перечисленных стран нет «самодержавного» режима. а у нас он есть. Потому, что в этих странах полномочия всенародно избираемых президентов сбалансированы с полномочиями парламентов. Этого нам предстоит добиться, соответственно изменив российскую Конституцию. Известные российские юристыИгорь Клямкин, Михаил Краснов, Лилия Шевцова предлагают внести поправки, которые даже не требуют созыва Конституционного собрания, но радикально меняют направление вектора власти. Их суть в следующем:

- президенту должна быть отведена лишь роль главного хранителя конституционного строя, гаранта честных правил политической жизни. Роли партийного игрока его нужно лишить, отнять такие функции, как определение основных направлений внутренней и внешней политики и обеспечение «согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти». Вторая функция, кстати, настолько туманна и размыта, что фактически представляет собой мандат на вмешательство в деятельность любых государственных органов;

- Конституция должна устанавливать обязанность Государственной думы формировать правительство. Правительство должно слагать с себя полномочия не перед вновь избранным президентом, а перед вновь избранной Думой. Она же должна предлагать президенту для назначения кандидатуру премьера, а не наоборот, как сейчас. Но отказать он не вправе. И только если расклад сил в нижней палате парламента не позволит партийным фракциям договориться о кандидатуре премьера, то президент должен быть вправе сформировать свое правительство, которому через год Дума выразит доверие либо недоверие;

- вотум недоверия правительству должен означать его отставку. Не должно быть у президента право выбора: то ли правительство отправить в отставку, то ли распустить Думу;

- президент должен быть лишен права в любой момент по собственному хотению отправлять правительство в отставку.

Это главные поправки, без которых невозможно выбраться из нашей самодержавной колеи. Просто проведение честных выборов не позволят уйти от нынешнего авторитаризма, так как при сохраняющихся в Конституции огромных полномочиях президента они всего лишь воспроизведут нынешнюю систему, которая, в силу своей природы, будет тяготеть к превращению выборов в фикцию.

В смене вектора власти огромную роль играет свобода слова. Отбор достойных, честных депутатов парламента — представителей народа, которые будут способны контролировать работу бюрократии, возможен только при равном доступе к СМИ всех кандидатов. А мы знаем, на каком коротком поводке наша власть держит сегодня прессу и телевидение, как она попирает свободу слова. 

Для сравнения: в Швеции верховная и региональная власти не имеют возможности контролировать массмедиа. Бюджетный контроль тоже невозможен. Вместо дотаций из казны жители Швеции оплачивают телевидение и радио сами. Первый и второй каналы шведского телевидения и шведское радио работают по модели общественного вещания. Руководит ими правление из 12 членов, которые назначаются парламентскими партиями, и независимый глава. Основная задача правления — следить за соблюдением баланса и объективной подачей материалов. Поэтому на телевидении не избегают критики правительства, парламента и объективного освещения протестов.

Что касается газет, то их редакции могут придерживаться разной идеологии. Они могут быть социалистическими, либеральными, независимыми и так далее. Это делает прессу максимально открытой: она не скрывает, на каких позициях стоит. Впрочем, это не значит, что либеральные газеты не критикуют депутатов-либералов, просто их критикуют именно с либеральных позиций.

Естественно возникает вопрос: когда россияне станут так же свободны, как шведы, когда они смогут читать и слушать то, что им импонирует?


Фото: 1. Латвия. Рига. 06.07.2018. Парламентские выборы в Латвии. TOMS KALNINS/EPA/TASS
2. Россия. Москва. 23 августа. Задержание участников митинга движения "Солидарность", посвященном событиям августа 1991 года и приуроченном ко Дню российского флага. Станислав Красильников/ТАСС
3. CHINA. Shanghai . 02.11.2019. World News. Zuma\TASS
4. Россия. Москва. 05.05.2018. Протестная акция оппозиции "Он вам не Царь". Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.
Клановый российский капитализм. Часть1
4 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест по публикациям Леонида Косалса   Важнейшая черта нашего общества — «клановое государство», основная функция которого — обеспечение благоприятных условий для крупнейших кланов, создание им преимуществ перед всеми другими участниками политической и экономической жизни. Кланы — это закрытые теневые группы бизнесменов, политиков, бюрократов, работников правоохранительных органов, иногда представителей организованной преступности. Они объединены деловыми интересами и неформальными отношениями. Наличие таких кланов — главное отличие России от стран с конкурентным рынком,  где главную роль играют независимые предприниматели, конкурирующие между собой.
О нашем «естественном государстве»
31 ИЮЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В Хабаровске три недели протестуют граждане. Против чего они протестуют? Против ареста губернатора Сергея Хургала? Или против порядков, допускающих арест избранного народом губернатора по странным обвинениям? Его этапирования в Москву для расправы в «карманном» суде? Если это так, то требование граждан проводить суд присяжных в Хабаровске  — это прелюдия очередной смены правил нашей жизни, или того, что именуется термином «государство». В поправках в Конституцию в ст. 75/1 их авторы записали, что в РФ «создаются условия для взаимного доверия государства и общества». Что они понимают под словом «государство»?
Борьба с коррупцией в Сингапуре. Часть 2
28 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня Россия — сырьевой придаток  развитых стран. Высокотехнологичных производств почти не осталось. Но развитие России  остановить даже с помощью репрессий вряд ли удастся. Рано или поздно и наш народ  избавится от  коррумпированной авторитарной власти номенклатуры. Тогда и встанет остро вопрос о назревших реформах, Впрочем, уже сегодня нам полезно знакомиться с опытом  наиболее продвинутых в этом отношении  стран, в частности Сингапура. Об этом идет речь в предлагаемом читателям «Ежедневного журнала» дайджесте по книге премьер-министра Сингапура  Ли Кань Ю. Часть 1. 
ОГЭ, ЕГЭ и другие
27 ИЮЛЯ 2020 // ИОСИФ СКАКОВСКИЙ
Недовольство состоянием школьного образования стало общим местом в современном российском обществе. Недовольны преподаватели и учащиеся, ворчат родители, возмущаются журналисты и деятели культуры. Доволен только чиновник, в руках которого это образование оказалось. Поговорим об одной из причин этого недовольства. С появлением ОГЭ и ЕГЭ, по крайней мере, начиная с 9 класса, школьные уроки в России полностью превращаются в процесс подготовки к этим экзаменам.