Что делать?
25 сентября 2020 г.
Средневековая мораль – препятствие развитию

 

В своей последней статье в «Ежедневном журнале»[i] Сергей Магарил обращает внимание на важность уровня образования представителей властной элиты. Согласимся, что малообразованным чиновникам и простым людям вряд ли удастся создать высокоэффективные экономику и институты государства, подобные шведским или японским. Скажется недостаток знаний в сфере технических и социальных наук.

Но авторитарные правители отсталых стран, их министры обычно принимают решения, исходя из своей морали, то есть представления о «хорошем» и «плохом», «правильном» и «неправильном», о возможности реализовать собственные интересы. В основе их морали лежат усвоенные с детства обычаи и традиции «естественного» государства с «оседлыми бандитами» во главе. Даже если эти правители имеют представление о принятых в развитых странах нормах права, институтах демократии и рыночной экономики, то они все равно насаждают средневековые порядки, гарантирующие приоритет неэффективной государственной собственности и, как следствие, низкий уровень жизни населения. Ведь такая госсобственность укрепляет их власть. А они, как президент Путин, хотят сохранить власть до самого отхода в мир иной. Такие правители ограничивают конкуренцию, которая служит двигателем прогресса. В этих странах частная собственность условна, зависит от близости собственника к власти. Россияне познают все это на своем опыте.

Но не только образование представителей правящей элиты определяет темпы развития страны. Большую роль играют корыстные устремления бюрократии, стремление диктаторов укрепить авторитарный режим и вынудить народ терпеть самодержавие. На прогресс страны влияют также мораль предпринимателей, их желание получать выгодные госзаказы. Сказывается и ментальность широких слоев населения. Как утверждают политологи, именно различие в склонности к предпринимательской деятельности латышей и эстонцев обеспечили Эстонии более высокие темпы экономического роста.

Покажем роль господствующей в обществе морали на исторических примерах. При рабовладельческом строе рабовладельцу было наплевать на чаяния рабов. Раб для него мало чем не отличался от домашнего скота. Да и сам раб был готов быть таковым, исключая примкнувших к Спартаку. В России до отмены крепостного права помещик относился к крепостным крестьянам не лучше рабовладельца. Он мог продать мужа одному покупателю живого товара, а его жену – другому. Мораль помещика этому не препятствовала. Но и большинство крестьян считали такие феодальные отношения нормой. Государства, где господствовало рабовладение или крепостное право, проиграли в темпах развития странам, где были гарантии частной собственности крестьян, хотя не было свободы при ведении хозяйства. Пусть эта свобода и была ограниченной, но она допускала частную собственность.

Роль господствующей у населения морали, традиций, обычаев хорошо видна на примере участия российских крестьян в Гражданской войне. Крестьяне-общинники в начале XX века превышали 80% населения России. Они были настроены против реформ Столыпина, против фермерства, против частной собственности на землю, против рынка земли. Именно эти воззрения толкнули их на поддержку большевиков – убежденных противников частной собственности на средства производства. Массовое участие в войне миллионов крестьян обеспечило победу Красной армии.

Сегодня подавляющее большинство горожан и сельских жителей России выступает за частную собственность на земельные участки, квартиры и дома. Культура, мировоззрение за последние несколько десятилетий существенно изменились. Впрочем, и у правящей «элиты» почти не осталось следов  социалистической утопии. Ее лидеры реализуют модель корпоративного фашистского государства, «капитализма для своих»[ii].

Чем мораль собственника КРАЗа, миллиардера Олега Дерипаска или владельца трех ТЭЦ, работающих на угле в Красноярске, Андрея Мельниченко отличается от морали рабовладельца или помещика? Дерипаска владеет 2,1 млрд долларов, Мельниченко – 8,2 млрд долларов (или 560 млрд рублей) и самой большой в мире яхтой. При том, что годовой доход городской казны Красноярска составляет 24,7 млрд рублей, краевой – 173,4 млрд рублей.

Важно не огромное состояние этих двух россиян. Американец Форд тоже был миллиардером, а сколько пользы принес людям. Наши миллиардеры в течение многих лет не вкладывали средства в реконструкцию КРАЗа и ТЭЦ для обеспечения экологической безопасности жителей Красноярска. По оценкам специалистов, модернизация трех ТЭЦ потребовала от Мельниченко всего 18 млрд рублей.

Уровень вредных выбросов в Красноярске многократно превышает нормативы. Загрязнение воздуха пагубно сказывается на здоровье и продолжительности жизни горожан, многие не доживают до 40 лет. Только в 2013–2015 годах заболеваемость раком детей в возрасте 14 лет выросла почти вдвое. Мораль этих бизнесменов позволяет относиться к несчастиям сограждан как к не заслуживающим внимания фактам. Если боятся умереть, пусть уезжают и ищут работу в другом месте!

Не надо думать, что только средневековая мораль российских нуворишей способна сделать людей несчастными. Год назад  Дерипаска был вынужден передать контрольный пакет акций федеральному казначейству США для того, чтобы США оставили его Русалу хоть часть своего рынка сбыта. Ведь в России потребление алюминия сильно сократилось, так как закрылось множество заводов-потребителей[iii].

Теперь у Дерипаски всего 35% акций, а сама компания перешла под контроль США. Жители Красноярска по своему экономическому положению теперь мало чем отличаются от жителей колоний, ведь значительная часть доходов Русала, налогов с них теперь оседает в метрополии, т.е. в США. Впрочем, угождая Мельниченко, Дерипаске и новым колонизаторам, наши власти не намерены для снижения уровня вредных выбросов проводить в город газопровод. В Китай они газопровод строят, а в Красноярск нет.

А что можно сказать о поведении самих красноярцев? Можно ли их слабые протесты сравнить с массовыми выступлениями французов против пенсионной реформы? Именно рабская покорность жителей Красноярска, их политическая пассивность дает зеленый свет человеконенавистнической морали владельцев завода и ТЭЦ.

Сравним мораль, ментальность граждан России и Финляндии. Внешне русские и финны выглядят одинаково. Так же одеваются, отовариваются в магазинах, используют в быту собственные авто. Но по морали, нравственным убеждениям о том, как следует поступать, кого поддержать, а против кого объединиться, мы радикально различаемся. Пример тому – отношение к самодержавию. Для россиян абсолютная власть вождя (генсека, президента) нормальна и привычна. Это подтверждает и пассивное отношение к выхолащиванию из Конституции принципа сменяемости на посту президента. В результате нашего отношения, а не только усилий власти, разделение властей в РФ превращено в декорацию. А местное самоуправление? Нам не важно самим определять условия жизни, важно не перечить начальству, стремящемуся продлить бюрократическую вертикаль донизу. А когда под управлением вороватых чиновников жизнь станет хуже, мы привычно посетуем, что «от нас ничего не зависит, мы люди маленькие».

Финны и шведы ведут себя иначе, у них другая мораль. Местное самоуправление, независимое от государственной власти, для них – несомненная ценность. Контроль за работой бюрократии «снизу» через НКО и политическую конкуренцию партий в парламенте – естественен. Как и уважение их полицией прав граждан, вежливость и нежелание брать «отступные» при нарушении ПДД. Рынок и конкуренция для финнов так же закономерны, как были естественны для россиян государственное планирование во времена СССР.

Для того чтобы обеспечить россиянам достойную жизнь, недостаточно повысить уровень образования в сфере социальных наук. Опираясь на опыт развитых стран, надо осовременить нашу политическую культуру, нашу ментальность. Необходимо, чтобы и власть имущие, и простые люди изменили свое поведение. Чтобы реализуя свои интересы, они оставались в рамках ограничений, накладываемых моралью XXI века. Но главное, надо добиться того, чтобы власть имущие действительно заботились об интересах народа, а не раздавали пустые обещания, как делает это сегодня президент. Чтобы силовики, разгоняя демонстрации протеста, не считали возможным применять насилие. Чтобы следователи не пытали арестованных, а судьи не осуждали невиновных. Скажете, что добиться такого в России невозможно, это утопия? Но ведь у шведов и финнов получилось!

Нынешняя тотальная коррупция и корыстолюбие российской «элиты» может ударить по интересам любого россиянина. Если ему не повезет, как не повезло вкладчикам четырех десятков российских банков, владельцы которых похитили и вывели в офшоры свыше 100 млрд рублей сбережений вкладчиков. Образование помогло банкирам совершать кражи. Что могло остановить жуликов? Совесть, мораль, сознание, что так делать нельзя? Или неотвратимость наказания?

Убеждения формируются у человека в процессе воспитания в семье, в школе, в вузе. Неотвратимость наказания за преступление зависит от качества государственных институтов, работы полиции, следователей, судов. Сказать, что воспитание молодых россиян сегодня нацелено на формирование высокой нравственности, моральных ограничений, значило бы согрешить против истины. Им не рассказывают о ГУЛАГе, о зверствах чекистов, корысти партноменклатуры, преступлениях Сталина и его окружения. Не пытаются донести принципы демократии – разделение властей, независимость и честность суда, контроль представительных органов за работой чиновников. Не формируют правильного отношения к неотъемлемым правам человека, праву граждан создавать партии и движения, отстаивать свои интересы. Не удивительно, что многие молодые становятся пассивными приверженцами вождизма, надеются на «доброго царя», на государство, которое их «накормит и обогреет».

Что касается неотвратимости наказания как способа насадить в обществе нравственность, то полезно остановиться на интересах и поведении представителей разных социальных групп.

Поведение предпринимателя определяется его интересами и преградами на пути их реализации. Интерес состоит, прежде всего, в увеличении прибыли. Ее можно получить как за счет роста качества продукции и производительности труда, так и за счет снижения себестоимости продукции с использованием низкокачественных материалов и дешевых комплектующих. Что выберет предприниматель, зависит от двух факторов. Первый – уровень конкуренции. Опыт показывает, что на конкурентном рынке в долгосрочном плане выигрывают только «порядочные» фирмы. Второй – мораль, этика бизнесмена. Качеству товара с надписью «сделано в Германии» мы обычно доверяем больше, чем произведенному в России или Китае. Знаем, что хозяева фирм в этих странах могут нас и обмануть.

Большинство российских предпринимателей готово платить чиновникам взятки за выгодный госзаказ, за монопольное положение на рынке. Часто бизнесмены стремятся стать «своими» для чиновников и получать преференции за счет налогоплательщиков. Они готовы поступиться принципами честной конкуренции. Так, главный редактор канала «Russia Today» Маргарита Симоньян со своим мужем «заработали» 720 млн рублей на выгодных контрактах с госструктурами. На конкурентном рынке таких денег им не досталось бы. К сожалению, заложенный в наших генах инстинкт обогащения, желание не проходить мимо того, что «плохо лежит», не встречает в России препятствий в форме эффективных государственных антикоррупционных институтов. Не доросли мы до этого.

Как на общественные отношения влияет мораль рабочих, инженеров, учителей, врачей, пенсионеров? Ведь именно их воззрения, нравственность, мораль определяют качество власти, ее природу – авторитарный это режим или представительная демократия? От политической культуры, активности граждан зависит, наступит ли в стране верховенство права, будут ли гарантии частной собственности, правила честной конкуренции.

Когда депутаты Госдумы и члены Совета Федерации послушно принимают поправки к Конституции, снимающие ограничения со сроков пребывания Путина на посту президента, неужели они не понимают несомненную пользу для страны и ее народа сменяемости власти? Не знают, что власть человека всегда портит, а абсолютная власть портит абсолютно? Несомненно, понимают. Но мораль приспособленцев позволяет им голосовать так, как хочет главный начальник. Но ведь и мораль большинства россиян не помешала избрать этих аморальных  представителей в органы власти!

Как справедливо отмечает Михаил Краснов[iv], в массовом сознании демократия ассоциируется не со всеобщим избирательным правом (больше половины россиян не приходит на избирательные участки), не с политической конкуренцией партий (в их деятельности участвуют немногие россияне), а главным образом с защитой от произвола силовиков и чиновников. То есть в представлении россиян демократия связана, прежде всего, с правовым государством. Но кто может защитить их? Добрый царь-президент? Или избранные ими представители в парламенте?

Здесь и лежит ключевая развилка на пути россиян к достойной жизни. Как показывает исторический опыт, добрые и справедливые авторитарные правители – редчайшее исключение, традиционно – это корыстные и властолюбивые диктаторы. В России по приказу императора был учинен Ленский расстрел. По воле Сталина были расстреляны или сосланы в ГУЛАГ миллионы. Сегодня очередной самодержец обеспечивает многомиллиардные доходы своим друзьям из кооператива «Озеро», одновременно лишая россиян права выражать протесты против фальсификации выборов. Он предлагает всем несогласным, вышедшим на несанкционированный властями митинг, «пройти побриться наголо» и сесть в тюрьму.

Но если самодержавие в России – норма, то надежды на доброго и справедливого правителя – иллюзорны. Если мы хотим жить в безопасности и достатке, как живут, например, англичане, то придется брать с них пример – заниматься политикой, участвовать в работе партий, в выборах достойных представителей в парламент, вводить в практику реальное разделение властей, контроль над исполнительной властью, за бюрократией. Другого пути к достатку и справедливости мир не знает.

Интерес чиновников состоит в том, чтобы сделать карьеру и получать высокий оклад. У большинства российских высокопоставленных бюрократов нет морального запрета на то, чтобы брать взятки. По опросам владельцев магазинов в Санкт-Петербурге более половины стартовых вложений в бизнес пришлось на откаты и взятки чиновникам. В России, в отличие от развитых стран, нет реального противодействия коррупции, должного контроля над доходами госслужащих. Поэтому многие чиновники могут не только совершать коррупционные сделки, но и присваивать бюджетные средства, то есть деньги, собранные с налогоплательщиков.

Для сравнения: в банках республик Прибалтики действует правило, по которому клиент, желающий положить деньги на свой счет, обязан представить документы, подтверждающие законность их происхождения. Это портит жизнь коррупционерам. В Швеции любой человек, назвав личный номер гражданина, вправе получить в налоговой службе сведения о его доходе, имуществе и даже долгах. Ответ ему пришлют почтой или по интернету. Благодаря такой открытости в Швеции нет нужды в декларациях чиновников, так как информацию об их состоянии легко получить.

 Шведская практика радикально отличается от российской. Контроль над происхождением их миллиардов не отвечает корыстным интересам чиновников. Поэтому Госдума не ратифицировала ст. 20 Конвенции ООН по противодействию коррупции, предусматривающую уголовную ответственность госслужащтих и депутатов за незаконно нажитое богатство. Наши власть имущие скрывают свои доходы или просто не обращают внимания на разоблачения. И это естественно. Ведь на вопрос об отношении к коррупционным доходам чиновников россияне нередко отвечают, что они сожалеют, что сами не занимают кресло начальников. Такова, к сожалению, мораль нашего народа.

Как противостоять аморальному поведению российской бюрократии, повальной коррупции, узурпации власти силовиками, возврату России к самодержавию? Прежде всего, сознавать, что прогресс остановить невозможно. Потребовались сотни лет, чтобы у миллиардов людей утвердилось понимание того, что Земля круглая. Прошло 70 лет, пока народы СССР смогли осознать утопичность идей коммунизма, отказались от лозунгов социализма. А сколько лет потребуется для того, чтобы россияне поняли, что разворовывания средств налогоплательщиков не избежать, пока не будет реального разделения властей, политической конкуренции и контроля над работой бюрократии со стороны гражданского общества и представительных органов власти?

Если мы хотим ускорить этот процесс, надо пропагандировать достижения общественных наук, знания о методах модернизации культуры и ментальности населения, морали правящей элиты. Распространять эти знания на уровне школьного учителя, и в заметках блогеров, и в публикациях ученых. Необходимо использовать интернет, СМИ, театры и кинофильмы для популяризации опыта развитых стран. И, конечно, сторонникам европейского выбора России надо объединяться, отставив свои амбиции, чтобы реально противостоять самодержавию, торжеству морали казнокрадов и взяточников.

_____________________________________

[i] Сергей Магарил. Уровень образованности – условие перехода количества в качество // Ежедневный журнал. 3 марта 2020. Ej2020.ru

[ii] Какое государство изволите? // Ежедневный журнал. 2 марта 2020. Ej2020.ru

[iv] http://liberal.ru/library/politicheskij-stroj-rossii-vchera-segodnya-zavtra

Иллюстрация: Питер Брейгель Старший "Притча о слепых" 1568
Хранится в Музее Каподимонте в Неаполе. Считается, что сюжет картины основан на библейской притче о слепых: «Если слепой ведет слепого, то оба они упадут в яму».












РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Белоруссия 2020 и Перу 2000
25 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Страны с авторитарным режимом по своему месту на карте и культурным традициям могут быть разными, но их судьбы можно описать одними и теми же словами. Проводить параллели. ПЕРУ. Тридцать лет назад, в апреле 1990 года, в первом туре выборов президента Перу Альберто Фухимори, малоизвестный ректор аграрного университета, удивил многих. Он неожиданно занял второе место, немного уступив Марио Варгасу Льосе, самому известному писателю страны, будущему нобелевскому лауреату по литературе (2010), который в 1975-м был избран президентом международного ПЕН-клуба и которого элита страны просто обожала.
Выборы и федерализм в США. Какая связь?
14 СЕНТЯБРЯ 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
В России есть традиция каждые четыре года высмеивать Коллегию выборщиков – существенный элемент американских выборов. Скоро придет новая волна обсуждения этой темы. Можно не сомневаться, что выскажутся десятки экспертов и мы снова услышим упреки в недемократичности американской избирательной системы. Главный недостаток критики видят в том, что кандидат, получивший большее число голосов на всеобщих выборах, может и не стать победителем. Так было всего пять раз: три раза в 19 веке и два раза в этом.
Наша культура и наша коррупция. Сравним Россию со Швецией
4 СЕНТЯБРЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Сегодня жители всех стран носят европейские одежды. Но по отношению к власти, к своим неотъемлемым правам, по способности отстаивать свои интересымногим далеко до европейцев. Некоторые народы живут в условиях современных феодальных или, как говорят политологи, «естественных» государств, в которых указание начальства важнее закона, выборы — бутафория, а статья конституции, гласящая о том то, что народ есть источник власти, — фикция. В этих странах иные обычаи, иная этика. 
Ухабы на пути к правосудию
27 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Дайджест по публикациям СМИ Нужен ли нам справедливый суд? Независимый от президента, министров, полковников и генералов? Большинство россиян ответят: нужен! Впрочем, так скажут далеко не все. У обывателя с совковой культурой всегда теплится надежда, что судебные дрязги его минуют. Он знает, что в России распоряжение начальства важнее закона. Ему нужно, чтобы начальство к нему хорошо относилось, а без независимого суда он и так проживет. Но жизнь наша усложняется. Развитие бизнеса, рынок, глобализация вынуждают россиян уходить от современных феодальных порядков.
О тупике кланового капитализма
24 АВГУСТА 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
Протесты в Хабаровске и в Беларуси свидетельствуют, что постсоветские общества переходят на новый этап своего развития. Общества атомизированные, пораженные страхом, сменяются обществами солидарными. И у этих новых обществ, похоже, иные цели. Конечно, это уже не восстановление империи СССР и не противостояние с развитыми странами Запада. Это переход к реальному народовластию, обеспечение неотъемлемых прав граждан, в том числе права на честные выборы. Это наличие независимого и справедливого суда, реальные гарантии прав собственности. И все же важнейшим для многих остается вопрос об уровне их жизни.
Аресты губернаторов и реальность нашего федерализма
17 АВГУСТА 2020 // ВАЛЕНТИН МИХАЙЛОВ
Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала задержали  восьмого июля.  Сразу же в городе начались протесты  и продолжаются уже более месяца. За что и против чего выступают хабаровчане? Ясно, против задержания Фургала федеральными властями. Но с другой стороны, протестующие фактически защищают один из основных принципов федерализма - разделение властей между субъектами федерации и федеральным центром. 
Клановый российский капитализм. Часть 2
6 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест публикаций Леонида Косалса Кланы в современной России ведут свое происхождение с советских времен. Тогда неформальные отношения существовали на всех уровнях, снизу доверху, от заводского цеха до Политбюро. Эти многочисленные «тайные общества» были полностью закрыты для посторонних. Если «толкач» с одного завода ехал на другой, чтобы добыть дефицитный металл для простаивающего станка, то информация о том, сколько это стоило, кому именно пришлось оказать услуги или заплатить, не должна была «утекать» посторонним, так как это создавало реальную опасность попасть под пресс государства с лишением партбилета, открытием персонального или уголовного дела и другими репрессиями. Закрытые сообщества исполняли роль своего рода защитного механизма, который помогал человеку выжить в репрессивном государстве.
Клановый российский капитализм. Часть1
4 АВГУСТА 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Дайджест по публикациям Леонида Косалса   Важнейшая черта нашего общества — «клановое государство», основная функция которого — обеспечение благоприятных условий для крупнейших кланов, создание им преимуществ перед всеми другими участниками политической и экономической жизни. Кланы — это закрытые теневые группы бизнесменов, политиков, бюрократов, работников правоохранительных органов, иногда представителей организованной преступности. Они объединены деловыми интересами и неформальными отношениями. Наличие таких кланов — главное отличие России от стран с конкурентным рынком,  где главную роль играют независимые предприниматели, конкурирующие между собой.
О нашем «естественном государстве»
31 ИЮЛЯ 2020 // ПЕТР ФИЛИППОВ
В Хабаровске три недели протестуют граждане. Против чего они протестуют? Против ареста губернатора Сергея Хургала? Или против порядков, допускающих арест избранного народом губернатора по странным обвинениям? Его этапирования в Москву для расправы в «карманном» суде? Если это так, то требование граждан проводить суд присяжных в Хабаровске  — это прелюдия очередной смены правил нашей жизни, или того, что именуется термином «государство». В поправках в Конституцию в ст. 75/1 их авторы записали, что в РФ «создаются условия для взаимного доверия государства и общества». Что они понимают под словом «государство»?
Борьба с коррупцией в Сингапуре. Часть 2
28 ИЮЛЯ 2020 // ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ
Сегодня Россия — сырьевой придаток  развитых стран. Высокотехнологичных производств почти не осталось. Но развитие России  остановить даже с помощью репрессий вряд ли удастся. Рано или поздно и наш народ  избавится от  коррумпированной авторитарной власти номенклатуры. Тогда и встанет остро вопрос о назревших реформах, Впрочем, уже сегодня нам полезно знакомиться с опытом  наиболее продвинутых в этом отношении  стран, в частности Сингапура. Об этом идет речь в предлагаемом читателям «Ежедневного журнала» дайджесте по книге премьер-министра Сингапура  Ли Кань Ю. Часть 1.