Хозяева страны
15 июля 2020 г.
Устоит ли путинская омерта перед эпидемией?
21 АПРЕЛЯ 2020, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Псковский губернатор Михаил Ведерников устроил на днях настоящую сенсацию. Он вслух произнес правду, которая известна и понятна всем. Он предельно внятно объяснил, почему сроки весеннего призыва следует перенести на июнь. Ведь, по прогнозам властей, пик заболеваемости в регионе придется на первые недели мая. По словам Ведерникова, если не перенести сроки призыва, то это может создать «сложную ситуацию и для призывников, и для жителей». Прежде всего в двух крупнейших городах области: Пскове и Великих Луках, где и должны заседать призывные комиссии. «Люди массово поедут из районов… будут нарушаться предписания главного санитарного врача РФ, санитарного врача региона, рекомендации правительства РФ», — заявил губернатор на заседании областной призывной комиссии.

Он отметил, что в период пандемии врачам Псковской области, в которых регион испытывает острый дефицит, нельзя отвлекаться от борьбы с вирусом: «Сейчас как раз огромную работу проводим, чтобы с периферии привлечь (врачей — А.Г.) на передовую. Кроме того, всех призывников придется тестировать, а это около 3,5 тыс. человек, вызываемых на призывные комиссии. На сегодняшний день мы ежедневно можем проводить около 360 тестов. Получается, что в предполагаемый пик распространения инфекции мы парализуем лабораторию, не сможем работать с группой риска — только на тестирование призывников».

Ровно в тот момент, когда 30 марта Владимир Путин подписал указ о призыве в армию 135 тысяч новобранцев в охваченной эпидемией стране, было понятно, что попытка местных гражданских и военных властей следовать объявленным Минобороны предписаниям неизбежно приведет к коллапсу системы здравоохранения. Псковский губернатор предельно понятно объясняет, что выполнение данного министром обороны указания о тестировании на коронавирус всех, кто явится в призывную комиссию, полностью загрузит все возможности местной лаборатории. Для тестирования больных возможностей уже не будет. В начале месяца санкт-петербургский военком (которого немедленно заткнул штаб Западного военного округа) сообщал об отсутствии в его распоряжении тестовых систем. От обещания Шойгу аккуратно попытался отползти начальник Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба генерал Бурдинский, который пообещал лишь мерить температуру у тех, кто прибудет в призывные комиссии.

Когда министр обороны Сергей Шойгу и начальник Генерального штаба Валерий Герасимов заявляли о готовности провести призыв в традиционные сроки, они прекрасно понимали: призыв по объявленным ими же правилам и нормам произведен быть не может. Нет кадров для работы в медкомиссиях. Нет возможностей оградить призывников от инфекции. Нет возможности гарантировать безопасный проезд новобранцев к месту службы.

Расчет был и остается на то, что военные бюрократы будут в союзе с местными властями действовать как обычно. То есть, старательно подмигивая друг другу: ну, вы же понимаете, — игнорировать ими же громко объявленные правила и нормы. Большинство губернаторов, чьи обстоятельства ничем не отличаются от псковских, взяли под козырек (главный начальник же приказал) и приступили к организации призывной кампании. Понимая при этом, что никакого тестирования они организовать не смогут и, как водится, рассчитывая, что авось пронесет. А если не пронесет, то никто не узнает. Но вот псковский губернатор внятно и убедительно разъяснил, что в указанные сроки и по объявленным правилам призыв осуществлен быть не может.

Чем, очевидно, нарушил кодекс поведения путинского бюрократа. Одной из основ нынешней системы власти является российский вариант омерты — закона мафии о молчании. В течение двадцати лет и чиновников, и граждан старательно приучали: попытка публично обозначить проблему, ошибку или преступление власти будет всегда наказана жестче, чем сам просчет или преступление. Вспомним, как во время секретной войны на Донбассе военачальники в той же Псковской области, отводя глаза, предавали своих солдат. Рассказывали, что те отправились повоевать, взяв отпуск. Проводили секретные похороны погибших. Жены и матери убитых докладывали веселыми голосами, что с сыновьями и мужьями все в порядке. Путинская омерта привела российское общество к глубочайшему моральному падению. И вот теперь отдельные чиновники вдруг отказываются участвовать во всеобщем вранье. Некоторое время назад Собянин довольно смело заявил, что российской статистике о заболеванииCOVID-19 верить нельзя. Сегодня псковский губернатор битым словом говорит, что осуществить призывную кампанию в соответствии с требованиями Минобороны невозможно.

Не думаю, что у чиновников вдруг по весне стала просыпаться совесть. Дело в том, что вирус не Путин, его не обманешь. Создавать очаги эпидемии, проводя призыв — себе дороже. Да и в конечном счете с губернатора же и спросят. Ну не с Шойгу же в самом деле. В такой ситуации региональные начальники оказываются обречены говорить неприятную правду…

Фото:21.04.2020. Россия. Москва. Врач в отделении комьютерной томографии госпиталя COVID-19 на базе Городской клинической больницы № 1 им. Н.И. Пирогова. Инфекционный госпиталь оказывает помощь пациентам c коронавирусной инфекцией или подозрением на нее, а также внебольничной пневмонией вирусной этиологии. Сергей Карпухин/ТАСС













  • Леонид Гозман: У властей нет другого пути, кроме репрессий внутри страны и внешней агрессии. Всё остальное у них не вышло.

  • РБК: После задержания губернатора Хабаровского края Сергея Фургала были задержаны двое депутатов Законодательной думы региона, так же как и Фургал, являющиеся членами ЛДПР.

  • Владимир Милов: Мне одному кажется, что происходящее сейчас - это психоз Путина в связи со слабыми итогами голосования по поправкам

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
«Бунт» ЛДПР, вопросики Симоньян и Маркова – что происходит?
10 ИЮЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Выступление главаря ЛДПР в Госдуме 9.07.2020 по поводу задержания губернатора Хабаровского края Сергея Фургала изобиловало прямыми угрозами в адрес власти. Некоторые угрозы были не очень страшными. «Фракция сдаст полномочия и уйдет отсюда, пусть весь мир узнает, что за бардак в стране», – пугал Ж. Впрочем, маловероятно, что эта угроза может сильно напугать Кремль. Как и идея Ж. «вывести всех депутатов фракции ЛДПР к «Лефортово» и стоять там пока не освободят Фургала», а также «попросить наших губернаторов подать в отставку из солидарности – Смоленск, Владимир, выйти из состава ЦИК, Счетной палаты».
Прямая речь
10 ИЮЛЯ 2020
Леонид Гозман: У властей нет другого пути, кроме репрессий внутри страны и внешней агрессии. Всё остальное у них не вышло.
В СМИ
10 ИЮЛЯ 2020
РБК: После задержания губернатора Хабаровского края Сергея Фургала были задержаны двое депутатов Законодательной думы региона, так же как и Фургал, являющиеся членами ЛДПР.
В блогах
10 ИЮЛЯ 2020
Владимир Милов: Мне одному кажется, что происходящее сейчас - это психоз Путина в связи со слабыми итогами голосования по поправкам
Обострение путинизма
8 ИЮЛЯ 2020 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Обосновывая переход к Большому террору, Сталин в речи на пленуме ЦК ВКП(б) от 09.07.1928 сформулировал тезис о неизбежном обострении классовой борьбы в связи с продвижением к социализму. Сталинская казуистика проста: враг в бессильной злобе от наших успехов вредит нам все яростнее – ну, а мы уничтожаем его все тщательнее. Казуистика путинского режима под копирку повторяет сталинскую: не в силах пережить блистательный триумф обнуления, враг внешний и внутренний лязгает зубами, брызжет ядовитой слюной и пытается укусить или хотя бы плюнуть. Перейдем к конкретике. За последние 10 лет количество приговоров по статьям о государственной измене, разглашении государственной тайны и шпионаже увеличилось в 6 раз.
Прямая речь
8 ИЮЛЯ 2020
Николай Сванидзе: Влипнуть можно в любой момент, даже не журналисту. А уж человек, занимающийся расследовательской журналистикой, очевидно входит в группу риска.
В СМИ
8 ИЮЛЯ 2020
"Коммерсант": По версии ФСБ, Иван Сафронов был завербован сотрудниками одной из двух спецслужб Чехии, управлением по внешним связям и информации, еще в 2012 году. 
В блогах
8 ИЮЛЯ 2020
Catherina Gordeeva: Мне совершенно очевидно, что после «дела Сафронова» журналистика в стране будет другой: работать по-настоящему не просто не требуется, это становится все более опасным.
Когда живешь под бандой, уже счастье, если не убили
7 ИЮЛЯ 2020 // АЛЕКСАНДР РЫКЛИН
Псковскую прокуроршу, которая потребовала на шесть лет посадить в тюрьму местную журналистку Светлану Прокопьеву, зовут Наталья Мелещеня. И, если бы в этот день кто-нибудь из близких спросил ее: Наташ, а чего так сурово-то? Она же вроде просто брякнула что-то. То сотрудница надзорного ведомства ответила бы с раздражением: дураки вы, что ли? При чем здесь вообще я или судья? Нам что спускают, то мы и озвучиваем. И добавила бы в сердцах: как будто не знаете, в какой стране живете! Журналистку Светлану Прокопьеву приговорили к штрафу в полмиллиона рублей «за оправдание терроризма». Все ее дело укладывается в несколько слов — Светлана Прокопьева не совершала того, в чем ее обвиняют.
Прямая речь
7 ИЮЛЯ 2020
Зоя Светова: В последние годы статья о госизмене стала совершенно «резиновой», её используют против любых людей, имеющих какое-то отношение к соответствующей тематике.