КОММЕНТАРИИ
В обществе

В обществеЛучи православия скрестились


Ну мы просто как в первохристианские времена живем, скажет какой-нибудь восторженный знаток церковной истории, ставший свидетелем вчерашних потасовок диомидовцев с «нашими». Вы только подумайте: накал религиозных споров достигает такого градуса, что дело дошло до уличных столкновений. Не пришла ли пора вслед за Григорием Нисским сокрушаться, что все вокруг стали «учителями богословия»: ты «хочешь узнать цену хлеба, а он отвечает тебе, что Отец больше Сына; справишься, готова ли баня, а он говорит, что Сын произошел из ничего»? Да нет, верующих в «великий миф» религиозного возрождения ждет разочарование. У нас ситуация скорее прямо противоположная. Хотя антураж действительно сбивает с толку.

Сторонники епископа Диомида выстроились вчера, в день открытия Архиерейского собора, у входа в храм Христа Спасителя с самого утра. Часть, меньшая, человек 70, стояла с плакатами в защиту епископа, судьба которого, как ожидается, будет решаться на Соборе, и дружно скандировала: «Поместный собор! Поместный собор!» То есть требовала созыва не архиерейского, а поместного собора, высшего органа церковной власти, в котором могут принимать участие не только духовенство и монашествующие, но и миряне. Другие внушительной колонной (не очень умею на глаз определять число ходоков, но сказала бы, что их было под тысячу человек) отмеряли круги вокруг храма и, хотя тоже несли разного рода плакаты (больше ругательные, типа «В Русском синоде еретикам не место!»), но в основном пели Иисусову молитву. Если не брать в расчет плакаты, настроены они были вполне мирно, и ничто не предвещало дальнейших бурных событий.


 

lenta.ru

 

В час дня к станции метро «Кропоткинская» стали подтягиваться участники православного корпуса «Наших», тоже с плакатами, но противоположного свойства — «Мы с собором. Мы с патриархом», «Не позволим оскорблять святейшего». Я к тому моменту из храма уже ушла, поэтому знаю о скандале из сообщений в прессе. Диомидовцы на «нашистов» якобы разозлились и стали вырывать у них из рук плакаты, напугав «правильных» пикетчиков, а одной из девушек даже нанесли «легкие телесные повреждения». Однако тут очень кстати подоспела помощь — руководитель православного корпуса Борис Якеменко с «боевыми отрядами» Добровольной молодежной дружины, члены Союза православных граждан и хоругвеносцы Симоновича-Никшича, которые еще совсем недавно сами были на ролях диомидовцев. После очередной небольшой свары стороны разошлись и утихомирились, пообещав продолжить защиту «своего дела» на следующий день.


 

 

Кто такие «нашисты», сосланные за ненадобностью в «православный корпус» и наверняка узнавшие о существовании епископа Диомида на позавчерашнем инструктаже, мы все хорошо знаем. А вот кто встал в ряды защитников чукотского епископа, мне было чрезвычайно любопытно узнать. Оказалось, как это ни парадоксально, что многих из них привел в Москву официальный церковный проект, приуроченный к воссоединению РПЦ и РПЦЗ — Международный крестный ход «Под звездой Богородицы», который организовал фонд «Андреевский флаг» и Афонская община и благословил патриарх Алексий.

Крестные ходы (так называемые лучи православия) прошли по восьми сходящимся в Москве направлениям, символизируя собой восемь лучей звезды Богородицы. Ходоки вышли с иконой Божией Матери «Державная» из одного из центров вселенского православия, Афона, Севастополя и шести городов России — Владивостока, Якутска, Барнаула, Ростова-на-Дону, Санкт-Петербурга, Архангельска. «Со всех концов многострадальной нашей Родины», как сказала мне участница крестного хода вокруг храма Христа Спасителя, отрекомендовавшаяся — раба Божья Любовь. Сама она, впрочем, москвичка, но другие женщины-крестоходцы сообщили, что они из Краснодарского края. Любовь пришла поддержать епископа Диомида, «потому что он — наш, он — народный, он высказывает волю народа». Экуменизм, совместные молитвы с инославными, участие во Всемирном совете церквей — не уверена, что она слышала про это, хотя Диомид не упускает случая попрекнуть руководителей патриархии в перечисленных «грехах». А вот новые паспорта, «которые мы все хапаем», волнуют ее чрезвычайно, потому что «там на каждой странице присутствует имя противника Христа». Тут Любовь готова вести борьбу «за чистоту православия» до конца. «На это закрывать глаза нельзя, — убеждала она меня, — и владыка Диомид говорит правду, а все архиереи и священники благословляют принимать паспорта, в которых есть антенна космическая, и это серьезно, потому что этими проблемами занимаются не бабушки, которые подметают двор, а электронщики, научные работники. Поэтому мы должны защищать наших детей, прежде всего».

Церковные руководители, светская власть — разница невелика, все они идут по разряду «начальства», и претензии к нему крайне сбивчивы. «Говорят очень красиво: мы создаем благотворительность, пятое-десятое, но как только поднимаются пенсии, вслед за этим поднимаются и цены на все, — продолжала Любовь. — Лужков заявил, мэр нашей столицы, Юрий Михайлович, что Москва — это город богатых, а куда же деваться настоящим интеллигентным православным людям? Бежать из России, от своей родины? Это же глупость. Поэтому люди, защищая права своих детей и внуков, выходят и открыто заявляют об этом: мы не хотим кому-то указывать, но надо же задуматься об этом. И не молчать».

Конечно, диомидовцы сбиваются в кучу не совсем стихийно — во время беседы к нам подскочила женщина и возмущенно прокричала: «Кто вас уполномачивал давать интервью? У нас есть руководитель группы! Это интервью недействительно!» (Раба Божья Любовь, правда, и ухом не повела.) Если вспомнить, кто сделал имя епископа Диомида известным широкой публике, то «центр влияния» не останется тайной — это радикальное крыло православных националистов и монархистов. Недаром Любовь убежденно втолковывала мне, что «Русь может спасти только православный царь. А все эти думы, президенты — временщики, которые приходят, обогатятся, понастроят этих самых… вилл везде и могут сбежать куда угодно». Вот и информация о «международном проекте» «Под звездой Богородицы» появлялась в основном на правых сайтах.

Фундаменталисты ловко используют страхи православных «низов», которые видят в православии нишу, где они могут укрыться от пугающих реалий современного мира, и одновременно мощный протестный ресурс. Сторонники канонизации Распутина, «царебожники», исповедующие культ Николая II и особенно Ивана Грозного, — люди того же сорта. Теперь этот сегмент религиозного пространства пополнится еще и диомидовцами. Но зачем же патриархия поддерживает проекты, которые по определению работают на маргиналов? Крестный ход из Владивостока и Якутска длился год, из других городов — несколько месяцев. Кто, кроме стариков и люмпенов, может позволить себе роскошь целый год не работать?


 

Фотографии автора

Обсудить "Лучи православия скрестились" на форуме
Версия для печати
 



Материалы по теме

Тучи над Исаакиевским собором // БОРИС КОЛЫМАГИН
Религиозный скандал на родине Ленина // БОРИС КОЛЫМАГИН
Холодное лето 2015 года // БОРИС КОЛЫМАГИН
О верности и надежде // БОРИС КОЛЫМАГИН
«Торфянка» и атеизм // БОРИС КОЛЫМАГИН
Храм вместо соловьев. Не все согласны // ОЛЬГА МЯЭОТС
Суд им давно готов // БОРИС КОЛЫМАГИН
Москва далеко, а Лукашенко близко // АЛЕКСЕЙ МАКАРКИН
Итоги года. РПЦ: посреднические услуги на возмездной основе // СВЕТЛАНА СОЛОДОВНИК
Ставка на соборность // АЛЕКСАНДР БУРОВ